О семье
17 ноября 2010 года, 15:39

О семьеЯ еврей. И у меня была бабушка.

Тем кому это не говорит ничего, даю вводную - еврейская бабушка это явление, сутью, причиной и подоплёкой которого, является неизбывная, неустанная, не омрачённая сомнениями, забота о внуках.

Если еврейская бабушка должна накормить внука обедом, но на пути её становится нечто, должное ей помешать - например внуку 30 лет, он альпинист и сейчас находится на полпути к вершинам Пиринеев - у еврейской бабушки загораются глаза - а это очень, очень серьёзно. Внук будет накормлен. И лучше ему, даже сорвавшись со скалы, успеть в полёте съесть все котлетки и выпить весь куриный бульон - ведь у внука же язва (нет язвы), и он худой (105 кг), и жена его не кормит (105 кг!!!), и куда же он без бабушки (никуда), и азохен-вей и шлимазл и...да и вкусно же очень. Бульон с кнейдлех. Форшмак. Фаршированный карп. И некоторые не кошерные, но с детства любимые блюда.

Моя бабушка имела двух цудрейтеров - меня и брата. Мы таки давали бабушке жизни от рассвета до заката - Тарантино нервно курит в сторонке! Бабушка была полненькая, вся такая округлая, бесконечно уютная, неизменно рядом, и пахла уютом, домом, безопасностью, чистотой, праздниками и шумными семейными застольями. Когда она смеялась, заразительно и негромко, то сотрясалась вся, прижимая свои полные руки, к необъятной груди.

Мы с братом тогда ещё не умели думать, поэтому не задавались вопросом, чего ей всё это стоило. Ей и маме, держать большой дом в порядке и уюте. Всегда. Благодаря нашему отцу мы никогда, и ни в чём не нуждались - начиная от отцовской любви, заканчивая бананами зимой, икрой по будням, и образованием в юношестве. Благодаря бабушке и маме, всё что приносилось в дом отцом и дедом, волшебным образом перерабатывалось, в итоге, в нас. Вся жизнь нашей семьи, и сама семья была ориентирована на нас обоих. Нам казалось, это нормально, это так у всех, эта забота - наша беззаботность - обычное дело. И мы росли в любви и холе, продираясь сквозь детские огорчения, гормональные взрывы, первые влюблённости, первую ложь, предательство наше и нас, всё первое и нелёгкое но - всегда за спиной был дом. Надёжный, тёплый, само собой наш.

Спасибо вам, родные, за это бессознательное детское счастье, быть вашими детьми и внуками!

О, видит Бог, это было нелегко. Моя бабушка и дедушка хорошо знали, что такое путь из Запорожья в Ригу длиною в месяц, зимой, в деревянном вагоне, где одна буржуйка на 50 человек. Бабушка сушила детские пелёнки, наматывая их на себя, дед искал возможности заработать на дрова, на полустанках. И потом, через годы, когда устроились обжились, бывало и смешно и страшно и...по разному.

Что касается нас с братом, то мы взрослели весело. Однажды мы написали в пылесос. Я понятия не имею, зачем. Просто взяли и помирая от смеха сделали это, прямо в трубу. Нам было очень смешно. Пока отец не взялся пылесосить. Тут нам пришлось прервать веселье, где-то на час с небольшим - думаете, отмыть пылесос, это легко?

А ещё однажды мой брат, будучи в возрасте нежном, где-то раздобыл журналы сомнительного - а точнее несомненного - содержания и разместил их на хранение под ковром. И чтобы внешняя поверхность ковра ни в коем случае не выдала его внутреннего содержания, он разложил их тонким слоем. И забыл. Примерно через месяц, во время генеральной уборки, мне пришлось долго мучиться вопросом - почему отец так странно на меня смотрит? Ну конечно - старший же я.

Много чего было. Сломанные руки, треснутые шейные позвонки, рассечения, отверстия, не предусмотренные природой в наших развивающихся телах, ожоги - мы лезли всюду, а куда лезть было нельзя - лезли особенно охотно. Под электричку - монетку чтоб расплющило, под трамвай - за мячом, в собачью конуру - там уютно, на крышу - ближе к звёздам, в канализацию - за крысами мутантами, к девчонками - за ответами, в милицию - когда поймают. К слову, в милиции бывал в основе, я.

Мой брат, как хороший еврейский ребёнок, учился на моих ошибках. Во всяком случае, он не ходил покупать девочкам лимонад в кафе в Юрмале, с пневматическим ружьём на плече, и не сколачивал банду и не отнимал пластиковые турецкие кроссовки (в обмен на свои итальянские кожаные мокасины !!!) у какого-то латышского парнишки в зале игровых автоматов. Парнишка пришёл домой, и слёзно объяснил маме - семь бед один ответ - что то, что у мамы пропадают деньги уже месяц как - это наша вина. Так мы стали вымогателями. И следователь потом долго убеждал меня, что моё место не в тюрьме, а "разбой в группе" не моя статья. Я был совершенно согласен со следователем, но и гордился собой я тоже.

Мальчишки вообще взрослеют не так, как девочки. Они не взрослеют вообще. Они просто становятся более опытными мальчишками. И счастье наше в том, что любая девчонка в силах в два взмаха ресниц, разбудить в нас желание стать принцем на белом коне. С той разницей, что мальчишка не задаёт вопросов, как украсть в цирке белого коня, и что потом делать с лошадью в городе? Мы этого ждём всегда - вашего восхищения. Не верьте нам девушки, когда мы опытно и здраво рассуждаем. Верьте нам, когда мы молчим, дрожим, бледнеем и краснеем, плачем (да,да!) - несвязно бормочем что-то о любви, и пачками падаем вам под ноги, кто от счастья, кто от боли, повинуясь вашим "да" и "нет".

Верьте нам. Любите нас. Старейте вместе с нами. И становитесь хлопотливыми, нежными, необъятными бабушками, на радость внукам.

Создавайте семьи, граждане женщины!

Всё остальное - создадим мы.

Комментарии