О конце достоинства! (1)
22 ноября 2010 года, 22:10

О конце достоинства!Началось всё с того, что у Сергея на конце, вскочил прыщ.

Какая проблема, скажете вы. К доктору. Но на момент возникновения сильно зудящего препятствия к счастливой личной жизни, Сергей уже был моряк. И плыл, то есть шёл Сергей, в ...куда-то далеко, неважно. Важно, что прыщ. Зудит неимоверно. Болит. Растёт. То есть ведёт себя так, как у них, прыщей, отродясь положено. А доктор на судне женщина. А Сергей страсть какой стеснительный, как оказывается. Он и сам раньше не знал, насколько. На суше, Сергей состоял в одной не очень организованной преступной группировке, от последствий действий которой он и скрылся, на море. И Сергей был там за злого дядьку, вообще-то. А тут вот накрыло, ни в какую, к доктору.

Неделю терпел. Потом ребятам рассказал. Те собрались. Показывай, говорят. Сергей достал. На конце, победно полыхнуло бардовым. Не конец, флаг. Хоть сейчас водружай. Не по себе всем стало, как-то. Даже поржать, не вышло.

- Мля... к доктору, срочно. Пока смысл есть. – веско подытожил кто-то.

Серёга мрачно кивнул. Всю ночь мучался. Стыдно, больно, чешется, качает. С утра пошёл к доктору.

По дороге зашёл к коку. У того день рождения. Налил. Выпили. Разговорились. Рассказал Серёга коку, про прыщ. Показывай, говорит, кок. Серёга показал. Кок посмотрел. Хмыкнул, налил, выпили. Собрался Серёга к доктору идти, а кок его возьми и останови. Средство, говорит, верное есть. Тут оказалось что Серёга не только стеснительный, но ещё и благодарный. Спасибо, мол, тебе кок, чуть не руки целует. Налили, выпили. Кок ему – мол не суети, давай записывай... Серёга записал.

Средство простое оказалось – йод и петрушка. Йодом, значится, прыщ локально прижечь, чтоб заразу обеззаразить и моментально затем, петрушку, обязательно жёваную, к месту приложить, чтобы опухоль сняло и живительным соком весь сепсис и раздражающие последствия, как рукой сняло. Серёге особенное уважение слово сепсис внушило. Серьёзное слово. Весомое. Налили, выпили.

Пришёл Серёга в каюту. Запер. Достал. Прыщ к тому времени, окончательно уже обнаглел. Конца ему не хватает уже и даже края. Ползёт прыщ за край и похоже, по тенденции судя, останавливаться не собирается, а собирается, примерно дня через два Серёгин орган захватить, полностью. Не то чтобы Сергей орган свой боготворил...но в общем...уважал, как-то, что ли. Чувствуя его незаменимость и анализируя, Сергей чаще приходил к мысли, что его орган и его достоинство, едины, нежели чем к мысли, что нет. А если вместо органа, прыщ, какое уж тут достоинство? А без достоинства... Да что тут, ясно всё.

Достал Серёга йод и петрушку. Взял орган в правую руку, палочку ушную, в йод макнув её предварительно, в левую. И на выдохе, по прыщу мазнул, зажмурившись.

Секунд пять ждал. Ничего. Прыщ на месте. То есть, не на месте. И тогда Серёга разозлился.Ну думает он, сейчас решу вопрос. Кардинально.

Взял Серёга крышечку от дезодоранта, наполнил её йодом, до края и конец туда опустил. Весь. Поболтал, тщательно. Чтоб дошло. Вытащил. Опять макнул. Чуть защипало, но терпимо, в общем. Ещё трижды макал Серёга достоинство, в колпачок. Хватит, решил. Тут ведь главное, не переборщить. Щедро зачерпнул левой рукой предварительно тщательно вымытую (не приведи Господь, сепсис!) и нажёванную петрушку, и приложив к болезному месту, тщательно обинтовал, многострадальный орган.

Прислушался к ощущениям. В конце концов, чуть-чуть жгло, но как-то успокаивающе, не сильно. Ободрённый Сергей пошёл в кают-кампанию, смотреть кино. На вопросы ребят, отвечал положительно – всё решил.

В десять лёг спать, улыбаясь.

В два часа ночи, Сергей проснулся, от того, что свежевылеченное достоинство пульсировало, возможно, пытаясь что-то передать носителю. Носитель внял, включил ночник, разбинтовал.

Если коротко, то Сергею раньше не приходилось в жизни встречаться с чем-либо, менее напоминавшее бы ему достоинство.

Больше всего, то что он придерживая тревожно дрожащей правой рукой, рассматривая при неверном свете ночника, напоминало ему когда-то виденные иллюстрации к уэлссовскому «Острову доктора Морро», где гениальный, но злой вивисектор безнаказанно творил над зверушками своё гениальное зло. Зло, к слову, потом оказалось жестоко наказано.

И сейчас Сергей держал в руке, чудом сбежавшее с этого острова, прошедшее все круги вивисекторского ада, лысое, буро-зелёное небольшое животное, которое, почуяв человеческую ласку, безвольно склонило свою лишённую кожи головку набок и уронило Сергею на руку, свою вероятно, последнюю, зеленую слезу. Отчётливо запахло петрушкой.

У Сергея заболели глаза, от йода и от того что болше не могли выпучиваться. Сергей, несильно потряс маленькое больное животное, в надежде на то, что это пробудит его к жизни. Но животное было совершенно безответно.Сергей потряс сильнее. И только тогда, сок петрушки и йод попали в мочеиспускательный канал.

Издав вопль гнева и боли, Сергей выстрелился из койки вон. Отчаянно вопя, шипя и зовя маму, он прыгнул к выходу. Поскользнулся упал. На шум, проснулись ребята. Включили свет.

Увидели что Сергей поймал в кулак какое-то маленькое, больное животное и трясёт им и зовёт маму.

Пока сообразили, пока отвели Сергея к доктору...

В общем, животное спасли. Через два месяца, оно почти приобрело прежний статус, достоинства.

Чего нельзя было сказать о Сергее. О чём его только не спрашивали эти два месяца. И как назвал животное. И чем кормит. Просили, даже дать одно, на развод. Предлагали, взаперти не держать, выводить хоть раз в день, прогуляться, обещали присматривать.

Так или иначе, Серёга вернулся домой уже опытным моряком. Сейчас женат, есть дети. Сыновья.

И он, воспитывая их, призывает никогда не держать в одном месте достоинство и конец.

Мало ли, пригодятся, по отдельности.

Комментарии 1
Motiljok6 лет назад
Super! :)