О месте, времени и сегодня. (2)
23 ноября 2010 года, 02:03

О месте, времени и сегодня.В моей жизни был период наполненный таким большим счастьем, так до отказа набитый им, как детский рот конфетами. Когда и сладко, и кисло, и сок по губам, и щёки болят, а жуёшь и хохочешь. Так много счастья там было, что места на его осознание, просто не оставалось. Не было даже времени думать о счастье, его надо было всё время переживать. Те мои дни быль сплошь наполнены ласками родителей и бесчисленными, восхитительно утомительными чудесами ежедневных открытий.

Там вера с успехом заменяла мне знание, необходимость ограничивалась желанием, я умел запросто не отличать правду от лжи и потому никогда не лгал, счастье было везде и бесплатно и навсегда, я жил на свете чтобы никогда не умирать, именно тогда, я был ребёнком!

Именно оттуда, из того времени во мне по сей день живут запах мандарина на Новый Год, мурашки по спине и теплое, таинственно сочащееся сквозь пальцы, малиновое свечение пластмассовой шишки-лампочки от самодельной электрической гирлянды, зажатой в пальцах так крепко, что ладонь жжёт. Снег-вата, серебряные дождики, хлопушки и бумажные ленты, запускаемые рукой отца вверх к потолку и разноцветным шуршащим вьюном ложащиеся на тонкое, выпукло мерцающее стекло старинных, чудом доживших до нас с братом бабушкиных ёлочных игрушек, таинственно отблёскивающих в терпком полумраке ёлочной хвои. Оттуда же, из детства во мне до сих пор живёт беспошлинная радость солнечного утра и уверенность, что всё будет хорошо.

Это потом уже, я по глупости разбивал своё и чужие сердца, в попытках найти хоть какое оправдание этой уверенности, пока не понял, что для надежды оснований быть не должно.

Но до этого, ещё была целая жизнь, впереди.

И она была наполнена всё ещё огромным, почти не иссякающим, но уже чуть меньшим счастьем, за счёт его осознанности. И раз осознав его преходящую бесценность, я стал очень жаден до счастья. Я стал дерзок, зол и худощав, влюбился, отрастил себе длинные волосы, чтобы в она могла нежно запускать в них руку и стал, впервые записывать жизнь на бумагу, чтобы не захлебнуться ею.

Такой была моя юность. А в ней был мой город, моя Юрмала.

И в нём была моя первая любовь, на нехотя остывающем от дневной жары и наших неумелых ласк, песке. Мы были вдвоём впервые в жизни и так там навсегда и остались, рука в руку, губы в губы, сердце в сердце, распластанными, вжатыми как можно глубже друг в друга в упоении и страхе перед невиданным, так долгожданным нами, в первый раз свалившимся на наши головы счастьем обладания любимым человеком. По обоюдной молчаливой договорённости, мы навсегда оставили себя там, на приподнятом над целым миром гребне песчаной юрмальской дюны, где-то между крупно нарезанным узкими багровыми клинками заката вечереющим небом, и пахнущей перегретой хвоей землёй.

Мы оба знаем, где находится это место. И каждый из нас, по праву посвящённого может прийти туда и приложить ладонь к нашей земле, и каждому из нас толкнёт в руку благодарным тёплом первой, сбывшейся, взаимной любви. Между двумя ударами сердца, я вспомню, как склонившись над её лицом, перебирал жадными пальцами густое золото её длинных рыжих волос и смотрел, раскрыв от восхищения рот, глаза и душу, как нежно плавится под моими ласками изумрудная зелень её глаз. И несмотря на то, что мы много раз потом повторяли и совершенствовали эти чудесные эксперименты друг над другом, также рука в руку, также губы в губы, также сердце в сердце, но судьба в судьбу, мы так и не попали.

Но она до сих пор живёт в Юрмале и, знаю, приходит на нашу землю. Это место и время навсегда остались нашими. Они никогда не постареют. И даже когда я сам стану местом и временем, я бы хотел стать таким местом и временем, где нашлось бы место и время для чьей-то первой любви.

Сегодня, вдыхая терпкий холодный ветер своей тридцать пятой осени, я сижу, пьяный и немой от бессильной злости, вдали от своего места и времени, не в состоянии перевести ни строчки правды из того, что так ясно читается мне в письменах чаячьих лапок на прибрежном песке.

Я здесь именно сегодня, потому что «сегодня», это всё что мне дано разглядеть в заплечной суете мгновений. И в этом сегодня, я не могу разглядеть ничего, что стоило бы оставить здесь, кроме любви.

Цените ваше сегодня так, как полагается ценить единственное, что имеешь.

Выцеловывайте из своих женщин признания, сегодня же. Сегодня, выласкайте из неё желание быть с вами. Вылюбите ей дом, сегодня. И когда наступит новое сегодня, проснитесь чуть раньше и сцелуйте остатки сна с её припухших губ и вшепчите прямо в них «Моё место и время, рядом с тобой, любимая!».

Начните своё сегодня с любви.

Может именно вашей сегодняшней любви миру так не хватает, чтобы стать лучше, сразу же.

Комментарии 2
Motiljok7 лет назад
imenno etogo i ne hvataet...vsem. O4enj krasivo izlozeno!
Библиотекарь7 лет назад
Средняя продолжительность жизни - один миг. Все прочее - воспоминания или предвкушения.