Свадьба.
12 апреля 2012 года, 22:23

Свадьба.

Антон затушил сигарету и поцеловал Свету в щеку.

- Надо поспать пару часиков, а то много дел в ближайшие дни.

- Ну оно и понятно, у тебя же завтра мальчишник...

- Светик, можно подумать вы на девичнике будете играть в шахматы и обсуждать проблемы ближнего востока.

- Антон, зная, чем вы будете заниматься, мы решили в шахматы поиграть в другой раз.

- Ааааа, значит, ограничитесь ближним востоком? - уже заметно улыбаясь, сказал Антон.

- Эх, любовь зла, полюбишь и козла - достойно ответила Света и покинула ложе храпежа.

Со словами " меньше народа, больше кислорода " Антон натянул одеяло на себя и, положив руку под голову, засопел.

Света же спустилась на первый этаж особняка.

- Тамара Васильевна, а чего вы в такую рань встали?

- Ох, милая моя, я работаю в этом доме уже 12 лет, и должна быть готова ко всему. Тем более скоро ваша свадьба и многих придется разместить в этом доме.

- Не понимаю, как вы управляетесь со всем этим хозяйством?

- Ты знаешь, это не так уж и трудно, если не запускать, а если что то серьезное, то я садовника прошу помочь. Пойдем , я тебе кофейку заварю, а то скоро Валентин Николаевич проснется, мне надо ему овсянку сварить.

Валентин Градский был человеком строгих правил. Наверное, президент банка и должен быть таковым. Он был сыном дипломата, и все детство провел в Стокгольме. С самых ранних лет, он был приучен к классическому искусству, музыке и литературе. Он себя считал аристократом ,и это не было завышенным самомнением, так оно и было. В 24 года окончив с красным дипломом МГИМО, устроился в частный банк директором по внешним отношениям, благо знакомств в этой сфере благодаря отцу было не мало. К 27-ми годам дорос до второго человека в банке и почувствовал что ему тесновато. И на очередном корпоративе случилось сразу два знаменательных события. Во-первых, говоря свободно по-шведски, он быстро нашел единомышленников в банковской сфере среди скандинавов и уже через год возглавил шведско-российский банковский проект. Во вторых, там же он встретил очаровательную официантку Тоню, впоследствии ставшей его спутницей жизни. Тоня как раз - таки не отличалась аристократическим происхождением, родом она была из Харькова, но выгодно отличалась от остальных выдающимися формами. Как бы это не показалось странным, но именно формы и стали причиной брака аристократа и селянки. Умение пользоваться мотыгой и плугом дополняли доскональное знание поэзии и живописи середины 19-го века. Но Валентин был человеком чести и Тоня переселилась из общежития в дом, где и была сыграна свадьба. Через 3 года родился мальчик. Воспитан он был в лучших традициях вновь зарождающейся буржуазии, гувернантка-француженка, повар-итальянец, садовник-доктор биологических наук, так и не нашедший применения своим знаниям и домохозяйка-психолог по профессии. Учеба в пушкинском лицее давались Антону легко, сказывались гены. Уже учась в Лондоне, Антон несколько раз побывал в полицейском участке, если мамины гены проявились однажды у ворот Вестминстерского аббатства, где юноша оросил стену продуктами человеческой жизнедеятельности, после лишней кружки пива, то драка в Гайд-парке урезала счет Валентина на 2000 фунтов. Получив- таки блестящее образование в Лондоне, Антон вернулся на родину и занялся антиквариатом. В деньгах он не нуждался априори, поэтому занялся тем что ему было близко и интересно.

На очередном аукционе Антон представлял интересы милой старушки, чудом сохранившей несколько сервизов Императорского фарфорового завода 1765-го года с клеймом производителя. Пока взгляды толстосумов пристально изучали уникальные экспонаты, Антон позабыв о фарфоре, не мог отвести глаз от девушки выносящей раритеты в зал. Этим же вечером, опустошив 2 бутылки Малезан Бордо, молодые придались плотским утехам в гостиничном комплексе. Антон лежал с ошалевшим взглядом после спортивного секса, а Света впервые занималась этим в спальне, где по ее понятиям должен спать президент Газпрома, как минимум.

Светлана была родом из Тернополя, и Антон невольно вспомнил историю знакомства родителей. Света была хороша собой и привлекала взгляды богатеев, вынося очередной лот в зал, за что собственно и получала свои 200 долларов от устроителей аукциона.

- Света, а где ты живешь?

- Я в общежитии в Черемушках, на улице Гарибальди.

- Гарибальди? А кто это? - прикинулся идиотом Антон.

- Художник вроде... - смущенно предположила Света.

- Джузеппе Гарибальди был национальным героем Италии, полководцем, в 1961 году в честь столетия освобождения Италии, в Таганроге был установлен обелиск в его честь, и в том же году в Москве назвали улицу его именем.

- Ой, ты так говоришь, как будто ты ему памятник поставил - надулась было Света.

- Дурочка, это же известный исторический факт.

- Нам такого в техникуме не рассказывали - уже сильно надув губы, проговорила Света.

- А, ну если в техникуме, то да....

Светина глупость несколько напрягала, но Антон чувствовал, что эта встреча не последняя. Периодических встреч в гостинице, явно было недостаточно. Антон понимал, что влюбился и решился-таки предложить Свете переехать из общаги в дом к его родителям. Света хлопала глазами и не понимая, от счастья, что говорит, спросила:

- А твои предки не будут против?

- Слушай, мне уже не 15 лет, второй этаж дома принадлежит мне, поэтому мнение родителей меня не интересует... - откровенно врал Антон.

- Ой, я прямо не знаю, как я девчонок там оставлю - в свою очередь лукавила Света.

- Что- то мне подсказывает, что подруги тебя отпустят - уже с издевкой произнес Антон.

Следующим утром, окна общежития были заполнены лицами, полными зависти. Света загрузила сумку с вещами в багажник дорогой иномарки и сделала всем ручкой.

- Антон, а что это за машина?

- Ауди.

- А почему не Мерседес или не Бентли? - пыталась блеснуть знаниями Света.

- Дело в том, что у нас 6 месяцев плохая погода, то дождь, то снег и с задним приводом по нашим дорогам ездить проблематично.

- Аааа, ну понятно... - кивала головой Света, якобы понимая, о чем разговор.

Все 40 минут пути, Света по наказу подруг пыталась блеснуть интеллектом, пытаясь быть интересной собеседницей. В момент, когда Света перепутала Кутузова с Нахимовым, Антон уже подумывал, не отвезти ли эту энциклопедию обратно.

Асфальт внезапно стал ровным, и машина заметно прибавила в скорости. Подъехав к воротам, Антон нажал на кнопку пульта, металлическая стена медленно открылась. Машина заехала во двор и взору Светланы открылась картина, которую она видела только в кино. Огромный особняк стоял окруженный фигурно выстриженным кустарником, садовник вылавливал листья сачком из пруда, неподалеку стояла более скромная постройка, как позже выяснилось, помещение в 100 квадратных метров, тут называлось " Банькой ". Подъехав к парадному входу, Антон посигналил, из массивных дверей появилась фигура человека в хорошем костюме.

- Это твой папа? - заметно торопила события Света.

- Нет, Светик, это папин водитель.

- Сегодня машина мне больше не понадобится.

- Хорошо. - сухо ответил человек с серьезным лицом.

Антон открыл дверь машины и подал руку Светлане. Они поднялись по мраморной лестнице к дверям.

Ауди тем временем бесшумно скользил в сторону гаража.

- Света, у меня родители люди своеобразные, поэтому на странности внимания не обращай.

Света за время в дороге выпалила всю информацию, что получила за 22 года жизни и придумывала, как бы не опростоволоситься перед родителями Антона. Отворив дверь, молодая пара прошла в просторный холл, навстречу им шла миловидная дама. Света решила сразу расставить акценты и бросилась обнимать встречающую их женщину.

- Как я рада с вами познакомиться, каждая женщина мечтает воспитать такого сына, я вам искренне завидую... - понесло Светлану.

- Познакомься Света, - смущенно процедил Антон, - это Тамара Васильевна, она у нас следит за порядком в доме.

Освободив домработницу, Света вернулась к Антону с видом обосравшейся лошади.

- Тамарочка Васильевна, пригласите родителей, будьте любезны.

- Светик, только не называй моего папу " милостивый государь " , он не поймет.

Через 5 минут в фойе вошла пожилая респектабельная пара.

- Мама, папа, познакомьтесь, это Светлана. - Антон надеялся, что Света не додумается сесть в книксен.

- Кофе и галеты в гостиную, будьте любезны, - распорядился хозяин дома.

Сидя за массивным столом, мило беседуя, родители сканировали Свету, она же уже ничего не понимая, в свою очередь разглядывала исполинские фигуры из бронзы, подпирающие потолок.

- Ну что, - резюмировал папа, - покажи даме дом и к 12:00 прошу всех на обед. Сегодня рыбное меню. Как вы Светлана к рыбе относитесь?

- К рыбе? - наморщила лоб Света, - прекрасно отношусь, кильку в томате очень уважаю, с черным хлебушком...

Резкая боль в колене не дала Свете договорить. Антон, мило улыбаясь, схватил подругу за руку и повел показывать " скромное " жилище. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, Света вдруг опомнилась.

- Слушай, я схожу в гараж за сумкой...

Пристальный взгляд Антона навел Свету на мысль...

- Ааааа, принесут, да?

- Нет, Света, выкинут!!!

Света, прощаясь с бабушкиным рушником и маминой юбкой, продолжила экскурсию по второму этажу, с уже совсем испорченным настроением. У одной из многочисленных дверей Антон остановился.

- Это моя комната.

Дверь распахнулась и открылась следующая картина... Вся мебель была цвета светлого бука, огромное окно было завешено еле заметным тюлем, кожаный диван, стоящий у стены, был единственным предметом мебели, название которого Света знала точно. Две древнегреческие скульптуры держали в руках сеть, как позже выяснилось принадлежавшую, когда то Туру Хейердалу. По стенам на фалах висели блоки, гаки, а к одной из стен была прикручена рында. Спустя только полчаса Света обратила внимание, что пол полностью сплетен из пропиленовых швартовых концов.

- Я смотрю, тебе морская тема близка...

- Ты необыкновенно проницательна. Я собирал эту комнату 4 года, здесь почти все эксклюзив, что-то есть от Хемингуэя, что-то от Сенкевича, а вот это весло, кстати, сохранилось со времен викингов.

- Ну ты фанат реально, - отрезала Света.

- Ладно, я быстренько сбегаю в душ, и пойдем обедать.

- Спасательный круг не забудь... - впервые за день удачно пошутила Света.

Через полчаса голубки спустились в столовую. Размеры столовой нисколько не смутили гостью, ибо в техникуме столовка была не меньше, правда ели там 50 человек одновременно, а здесь стол был сервирован на 4 персоны. Пользуясь пословицей " кто успел, тот присел " Света уселась за стол. Положив на колени салфетку, уверенная в том, что все нормы этикета уже соблюдены, принялась рассматривать гобелены на стенах. Странно сервированный стол, напоминал Светлане хирургический стол. Она впервые видела странно изогнутый нож, а вот вилку с двумя зубами, Света уже видела в студенческой столовой, просто кто- то выломал два средних зуба. Правда она никак не думала, что это делают для того, чтобы поесть рыбу. А вот для чего на столе лежали щипцы, ей даже в голову не приходило. На столе стояло 12 холодных блюд, и то, что это морепродукты, Света догадывалась, разве что по запаху. Гостья активно шевелила ноздрями, как вдруг дверь распахнулась и в столовую зашли хозяева. Света не растерялась и произнесла: " Садитесь, уже все наложено... " Валентин отодвинул стул перед супругой, поклонился и сказал: " прошу вас " После этих слов Градские сели за стол. Так как Света уже сидела за столом, она жестом, пригласила всех начать трапезу и принялась накладывать салаты. Уже начав пережевывать сочную зелень салата, гостья заметила, что ест за столом она одна. Через минуту Валентин кивнул головой, и семья приступила к приему пищи.

- Антошка, а ты чего так мало себе наложил? Не голодный? - поинтересовалась Света.

Антон нехотя кивнул. Света же продолжала уничтожать морские разносолы и салаты, сильно причмокивая. Остальные участники трапезы, не съели и десятой части того, что поглотила гостья. Валентин поднял колокольчик, и два раза прозвонил. В обедню вошли два человека в белоснежных костюмах и, не издавая ни звука, унесли добрую половину даров моря. Света недоумевая, смотрела на это кощунство. Какого же было ее удивление, когда через минуту стол кардинально преобразился. В центре стола появилась огромная супница, в которой, издавая потрясающий запах, покоилась щучья уха. Света не понимала, почему суп принесли уже после того как она пообедала, тем не менее не стала отказывать себе в удовольствии отведать ушицы. Только благодаря тому, что Света ждала, пока в желудке утрамбуются холодные закуски, семейству досталось по тарелочке супа. Доедая вторую тарелку вкуснейшей ухи, и убирая текущую по подбородку каплю ложкой, Света решила, что гробовая тишина за столом всех напрягает и произнесла: " А знаете анекдот про кота без хвоста? ". В эту секунду резкая боль пронзила голеностоп юмористки. Лицо Антона покрылось пунцовыми пятнами. Света сделала обиженный вид и откинулась на стуле, покачиваясь на задних ножках. Пока, по мнению Светланы, заторможенная семья доедала суп, она думала, вот бы девчонкам в общежитие отнести то, что уже отнесли на кухню. Звонок колокольчика нагло прервал Светин мыслительный процесс. " Двое из ларца " ловко орудовали с посудой и приборами. Когда пред ее ясные очи предстало белоснежное филе трески в сливочном соусе с укропом, она начала жалеть о съеденном до этого. Четко осознавая, что если треску не съесть, то она достанется этим холуям на кухне, Света принялась уничтожать вкуснятину, обильно запивая вином. Ровно в час дня обед был закончен и Валентин, подав руку супруге, помог ей встать из за стола. Свете тоже нужна была помощь, потому что она себя ощущала фаршированным поросенком.

Лежа на диване, Света сказала Антону что устала, и уже через 10 минут заснула.

В 4 часа пополудни Света открыла глаза. Напротив, в кресле сидел Антон.

- Ну, слава богу, я думал, что ты будешь спать до ужина.

От слова ужин Свету сильно перекосило.

- Антошка принеси тазик...

- Сынок, пригласи Светлану в библиотеку, мне надо с ней поговорить.

- Мам, она не очень в форме, мягко выражаясь. - смущенно произнес Антон.

- Ты знаешь, много лет назад я пережила нечто подобное, так что я хорошо ее понимаю. Через час я буду ждать ее в библиотеке.

Антон подвел подругу к двери библиотеки.

- С богом, - улыбнувшись, он жестом указал на дверь.

Постучавшись, Света вошла в огромное помещение, по периметру уставленное книгами до самого потолка. У одного из стеллажей стояла лестница. В центре располагался деревянный стол со стеклянной столешницей и два кожаных кресла, в одном из которых сидела Антонина Васильевна, поглядывая на Свету поверх очков опущенных на кончик носа.

- Детинко, зачини двери на клямку.

Услышав родную речь, Свету на минуту парализовало. Выйдя из стопора Света закрыла дверь на засов.

- Ты знаешь, я далеко не сразу привыкла ко всем этим аристократическим тонкостям. Тебе еще повезло, меня угораздило в первый же день попасть на японский обед, я этих палочек то никогда не видела, не говоря уже о том, чтобы ими кушать. Кстати запомни, за обеденным столом в этой семье никогда не разговаривают. Когда то за обеденным столом умерла бабушка Валентина Николаевича, с тех пор за обедом молчат.

- Спасибо, буду знать, - с заметной симпатией к Антонине промолвила Светлана.

- А вообще ты знаешь, как иногда хочется квашеной капусточки, да руками, да из бочки ммммм...

- Ой, а мне девочки с этажа, дали банку шпротов, давайте я принесу, покайфуем... - обрадовалась было Света, позабыв о том, что обожралась не так давно.

- Ну уж нет дорогая моя, ты выброси эту банку в контейнер, а то наши мужики устроят нам с тобой " завтрак туриста ".

Беседа затянулась, и Антонина сказала, что ужин Свете принесут в комнату, а сама пошла к мужу в кабинет...

Шло время, Света постепенно привыкала к правилам и устоям дома Градских. Сарафаны и галоши, остались в прошлом, шкаф теперь напоминал хороший бутик по ассортименту. Из скромного учебного заведения Света была успешно переведена в Академию изящных искусств, где постигала тонкости в таких сферах как искусствоведение, живопись, скульптура, архитектура, музыка, кино. 90% студенток, были детьми, женами, любовницами богатых людей и Света не являлась исключением. Задача Академии была сделать из нагловатых хабалок, женщин, способных составить достойную компанию их спонсорам. На первом курсе, большинство из них никогда не слышали о таких достойных соотечественниках, как Ойстрах, Станиславский, Шагал, Малевич, Кончаловский. По окончании с ними уже можно било выйти в свет, что собственно и было основной целью. Диплом об окончании Академии давал возможность заявить о себе, как о человеке чего-то могущем и знающим. Света посещала выставки, показы и всевозможные тусовки золотой молодежи. Постепенно обрастая знакомствами, Света становилась все более уверенной в себе и маленькие заметки в глянцевых журналах, стали ее первым шагом к самостоятельным заработкам.

Антон за эти годы сильно преуспел и был уже завсегдатаем самых знаменитых выставок и аукционов в мире. Личная коллекция антиквариата уже позволял считать себя не просто специалистом в этой области, но и коллекционером в полной мере. Света сопровождала Антона в большинстве поездок заграницу. Каждый август они проводили в Майями около двух недель и неделю перед католическим рождеством в Португалии. Конечно, это было неплохой разрядкой, но все чаще заходил разговор о семье, детях, доме. Пережив несколько раз мимолетные увлечения Светланы и случайные связи Антона, молодые наконец решили, что пора уже исполнить вальс Мендельсона и в их честь.

Света приезжала в гости к родителям не часто, но настал тот самый момент, когда пора было познакомить их со своим будущим мужем. В самолете Москва-Киев Света вкратце рассказала об особенностях местного колорита и в частности о тонкостях западно-украинского юмора. Антон был согласен на все, но лошадь и телегу решили заменить на автомобиль. Перед тем как сесть в такси Антон поинтересовался: " а ты уверена, что в Тернополе есть прокат автомобилей? " Света пожала плечами: " ну если нет, то придется следовать традициям и брать гужевую повозку " оба в голос рассмеялись. Такси мчалось по улицам Киева к вокзалу. Столица Украины была этакой неиспорченной Москвой. Преобладал Сталинский ампир, сохранилось и много построек 19-го века и главное, все это не было испорчено нелепыми стеклянными высотками Лужковского периода в Москве. Билеты на поезд были заказаны заранее, хотя смысла в этом никакого не было, ибо вагон " СВ " был всегда полупустым. Уже будучи в купе Света позвонила родителям и сказала, что к обеду они с Антоном подъедут.

Утро выдалось солнечным и теплым, что сильно скрашивало неустроенность и не уютность городка. Подъехав к ангару с машинами, которые можно было взять на прокат, пара респектабельных людей вышла из такси. Человек, оформляющий договор на аренду машин, посмотрел на клиентов с укоризной.

- Ну что я вам могу предложить, значит Опель Аскона 86-го года, кстати оранжевая, яркая...

- Мы знаете-ли едем свататься, так что Опель не подойдет, - посетовал Антон.

- Ну знаете что, мы вам тут не авто-салон...

- Уважаемый, у вас есть модели лимузин класса? - конкретизировала Света.

- Я вас умоляю, есть у нас Ауди А8, но боюсь, голубки ,вы не потянете 1000 гривен в сутки, - с надеждой на удачу произнес хозяин ангара.

- Вот вам 500 долларов друг мой, мы берем машину на 2 дня, если у вас ничего серьезнее нет.

- Ну, куда уж серьезнее то? - старался уже не дерзить локальный бизнесмен.

Конечно непроглядные стекла, несколько омрачали и без того мрачный вид черной Ауди, но одно только воспоминание об оранжевом Опеле заставляли мириться с тем что есть.

К 11-ти часам утра, машина подъехала к деревянному домику, с бросающимися в глаза белыми стеклопакетами. Света набрала номер телефона и опасаясь неожиданностей, ломанулась к крыльцу.

- Доча, ну наконец-то... - приобнял Свету Иван Степанович, подробно изучая стоящего у калитки Антона.

- Аха-ха-ха-ха, а это кто-ж приехал свататься на труповозке? - пробивал жениха Светин отец на чувство юмора.

Света обернулась и нервно хихикая, сказала, что папа так шутит. Антона слегка передернуло, но интуиция ему подсказывала, что это далеко не последняя шутка.

- Да чего вы встали как вкопанные, проходите уже, мы тут такой стол собрали, ты Антошка такого никогда не видел.

Антон взял невесту за руку и прошел в дом. За столом уже сидела комиссия, состоявшая из родственников Светланы. Антон поздоровался и прошел к столу. Иван Степанович не врал, такого стола Антон действительно и представить себе не мог. Невероятные горы маринованных грибов, соленых огурцов и квашеной капусты, поражали воображение. Количество сала на столе явно указывало на то, что как минимум одной свиноматке сделали липосакцию. Эйфелевой башней над всем этим добром возвышался огромный бутыль с чем- то прозрачным и Антон понимал, что это не минералка. Пока родственники сверлили взглядом жениха, Светин папа подготовившийся на совесть, произносил емкие тосты с завидной регулярностью. Мать Светланы Глафира Андреевна, зная ораторские способности мужа, была немногословна и с влажными глазами смотрела то на дочь, то на жениха. Когда Иван притомился, инициативу перехватил Светин дядя Павел Степанович. Бутыль быстро терял в объеме. Последний тост, который сохранился в памяти Антона звучал так: " А теперь выпьем за французскую революцию! ". После этих слов изображение в глазах Антона пропало и он рухнул под стол. Иван Степанович подняв палец вверх, сомкнул губы трубочкой, сказал: " Дааааа женишок то нынче пошел хилый... " и, осушив стакан, присоединился к Антону.

Утренние лучи солнца настойчиво светили в глаза и Антон и он нехотя их открыл. Ну, открыл это громко сказано. Лицо напоминало сильно покусанную пчелами физиономию в форме барабана с мелкими прорезями обрамленными ресницами. Антон четко осознавал, что " Апокалипсис " был мелкой, незначительной проблемой по сравнению с его состоянием. Попытка приподнять голову, привела в действие колокольню, причем со стереоэффектами. В этот момент дверь распахнулась и зычный голос будущего тестя, кстати, находящегося в полном здравии, произнес следующее: " Значит так, вылеживаться нету времени, нас еще тетя Зина на обед пригласила ". Услышав слово ОБЕД, Антон снова отключился. Покой длился не долго. Ушат холодной воды заставил Антона вскочить. Рядом стоял Светин папа со стаканом горилки в руке.

- Пей... кстати вечером нас ждет Семеновна, а она вялых не любит, - нахмурив брови, сказал Иван.

- Иван Степанович, я больше пить не буду...

- Ага, конечно, просто закуску будешь переводить. Тут вам не там, вставай сынок.

Антон, сильно шатаясь, стоял у скамейки, на которой спал. Кашеобразный мозг соображал медленно. В комнату зашла Глафира Андреевна.

- Сынок, вот тебе полотенце, ты иди умойся, а то на тебе лица нет.

То, что лица не было, Антон понимал и без зеркала. Пока Антон изучал специфику пользования навесным умывальником, дом наполнялся вчерашними персонажами, что характерно без каких- либо признаков похмелья. Света подошла к жениху и ласково так спросила: " Солнышко, ты живой? ".

- Светик, а много у тебя тут родственников? У меня ощущение, что на всех меня не хватит. - С жалким видом произнес Антон.

- Потерпи Антон, на второй день должно быть полегче.

- Света, а что будет еще и третий? - ужаснулся Антон.

- Если приедет тетя Рая с сыновьями, то это на неделю минимум...

Антон смотрел на отражение в зеркале и пытался фантазировать по поводу внешнего вида через неделю.

У тети Зины Антон обрел второе дыхание и, стукнув кулаком по столу, спросил: " А петь то будем? "

Этой фразы как ждали. Грянуло украинское многоголосье.

Несе Галя воду Коромысло гнется За нею Иванко Як барвинок вьется "Галю ж моя, Галю, Дай воды напыться Ты ж така хороша Дай хоть подивиться".

Антон не зная не единого слова, принялся дирижировать и, предчувствуя кульминацию, сильно махнул рукой. Внук тети Зины, удар по лицу расценил как вызов. Антон попытался извиниться, но хруст безупречных зубов изменил его планы. Когда Антон пришел в себя, как бы это не показалось странным, вся мужская половина посиделок, в синяках и ссадинах мило беседовала, покуривая сигареты без фильтра. Тетя Зина стояла в сторонке и нисколько не расстраиваясь, рассказывала родственникам про то, что ее курятник выдерживал и не такие драки, да и второе нашествие Чингисхана переживет с легкостью. Резкая боль в правой руке не позволила Антону встать. Привязная дощечка к руке, уже не сильно удивляла горе-жениха, было очевидно, что рука сломана. Без всяких мигалок и сирен подъехала "скорая". Антон видел " Рафик " вживую впервые в жизни. Но это оказалось не самым сильным впечатлением. Доктор, не обращая никакого внимания на Антона, прошел в дом, где опрокинул стакан водки и закусил усиком зеленого лука. Через 15 минут доктор взглянул на часы и сказал: " Так мужики, грузите своего инвалида в машину, а то мне двоих еще надо со свадьбы забрать ". Перспектива лежать на кушетке с еще двумя ранеными не радовала, но после того, как открылась задняя дверь " Рафика " и Антона внесли внутрь, стало ясно, что народу туда можно положить еще много, ибо о существовании кушетки и капельницы, местные врачи и не подозревали. После часовой экскурсии по Тернополю, на полу" скорой", собралось уже 5 человек. Еще через полчаса "скорая" остановилась. Дверь открылась и санитар, держащий в руках носилки, поинтересовался, кого забирать первым. " Бери этого левого " скомандовал доктор. Левым оказался Антон. Ну хоть тут повезло, подумал жених. Не тут - то было, Антона погрузили на носилки лицом вниз и отнесли в конец коридора, где и выгрузили на койку. Слушая крики из кабинета хирурга, Антон несколько раз терял сознание. Через час подошла санитарка, " Ну и что тут у нас? ". Антон виновато поднял руку с привязанной доской. " Ну и чего развалился? Поломана же рука, а не нога. Третий кабинет справа ". Санитарка с чувством выполненного долга исчезла в неизвестном направлении. Собрав все силы, Антон отправился к хирургу. Открыв дверь, он сразу понял, что знаменитую сцену Леонид Гайдай снимал именно в этом кабинете. Не хватало только бриллиантов, а так технология наложения гипса полностью совпадала.

Вдруг открылась дверь и в кабинет вбежала Светлана.

- Господи, Антон, что они с тобой сделали?

- А ты то где была? - улыбаясь беззубым ртом, поинтересовался Антон.

- Дело в том, что арендованную машину украли...

- Светик, жуткое похмелье, отсутствие зубов и сломанная рука, расстраивают меня больше, чем пропажа машины.

Антон прощался с многочисленными родственниками Светы, уже не стесняясь улыбки.

- Может на посошок? - с надеждой произнес Иван Степанович. Но по лицу Антона было понятно, что не судьба.

- Увидимся на свадьбе, - с дрожью в голосе сказал Антон и сел в такси.

Антон шел по мостовой полностью опустошенный, как морально, так и физически, что говорило о том, что мальчишник удался. Появляться в таком виде перед родителями абсолютно не хотелось, поэтому он шел пешком по ночной Москве думая о том, как же прошел девичник у Светы. В свою очередь Света сняв туфли шла навстречу Антону, никак не подозревая, что их встреча состоится через несколько минут. Они встретились взглядом и не верили своим глазам...

- Света, ну если мы в такой ситуации встретились в пустой Москве, ночью, это явно знак!!!

- А я думаю, что знаковой будет встреча с твоими родителями, если они нас увидят в таком виде.

- Светка, а поехали в гостиницу, и к обеду вернемся свежими.

- А ты уверен, что мы вернемся свежими?

Они рассмеялись и Антон вызвал такси.

Светины родственники наотрез отказались от проживания в отеле, поэтому в полном составе разместились на даче в Подмосковье. Большую спальню заняли по праву Светины родители. Они естественно не сомкнули глаз за всю ночь.

- Глашка, я вот что подумал, может Светке двойную фамилию взять? А что, сейчас так модно Градская-Гуцало, по-моему не плохо.

- Ваня, ты видел как они живут, там Гуцалами и не пахнет.

- Вот оно значит как, а я ведь с нашего знакомства подозревал, что Гуцалы тебе не нравятся... Да Гуцалы ты знаешь какие были...

- Ой Ваня, то что твой дед мог выпить больше всех, не самое главное в жизни. Ты глянь какую красавицу вырастили, оно же понятно, что мои корни. Дранко в Украине с древних времен в почете были...

- Аааааа, ну конечно, значит Градская-Дранко по твоему солиднее...

Супруги отвернулись друг от друга и воцарилась тишина.

В 2 часа дня Антон и Света зашли в дом в приподнятом настроении. Такого числа незнакомых людей в Доме Градских никогда не было. Всем этим балаганом, состоявшим из цирковых, актеров и людей с камерами, руководила внушительная дама, в бордовом бархатном платье, ярко подчеркивающем все недостатки ее тумбообразной фигуры.

- Так, молодые, где вы ходите? мы уже 2 часа без вас репетируем.

- А почему репетиция проходит здесь? - поинтересовался Антон.

- Дело в том, что в усадьбе строители устанавливают сцену. Из за шума дрелей и молотков было ничего не слышно и мы решили репетировать здесь. А вам не кажется, что происходящее на свадьбе должно быть для нас сюрпризом?

- Милок, я 20 лет веду свадьбы, мы репетируем только те моменты, о которых по сценарию вы должны знать. Пробежка по сценарию заняла еще час и наконец-то прозвучала долгожданная фраза тамады: " Все, молодые свободны ". Антон и Света поднялись к себе в комнату.

- Ну, я, наверное, поеду в салон готовиться, ты не представляешь как я нервничаю.

- Ну Светик, оно и понятно, тебе же предстоит провести какое-то время в компании своих родственников, - засмеялся Антон.

- Дурак, - не удержалась Света и тоже рассмеялась, вспоминая поездку в Тернополь.

В 10 утра Антон с друзьями сел в машину и поехал на дачу, временное пристанище семьи Гуцало. Всю дорогу Антон выслушивал советы друзей, по поводу того, как забрать невесту с наименьшими потерями. Сам же Антон нервно теребил себя за волосы, предвкушая встречу с дядей Пашей, тетей Зиной и компанией. Света в свою очередь провела инструктаж своей семейке и надеялась, что хотя бы до полуночи Антон останется невредимым.

На удивление невеста в шикарном платье была забрана без эксцессов и свадебный кортеж с эскортом мотоциклистов двинулся в сторону Загса. На Волоколамском шоссе 4 патрульные машины с сиренами остановили процессию. Через несколько секунд во главе колонны пристроился лимузин со спец номерами. Из машины вышел грузный мужчина в парадном генеральском мундире и направился к машине жениха и невесты. Дверь открылась и в машину заглянул глава Московского УВД.

- Здравствуй Антошка, извини, я по-другому бы не успел, - заулыбался генерал.

- Сергей Васильевич, зато я теперь уверен, что в загс мы не опоздаем, - засмеялся Антон.

- Ну уж это я тебе гарантирую дорогой, - не без гордости произнес важный милиционер.

Добрались до зала бракосочетаний действительно быстро. Церемония прошла быстро и без приключений. На выходе из Загса молодых встретили родственники, друзья, знакомые которые по понятным причинам не попали в зал. На пальцах у молодоженов красовались обручальные кольца. Раздались хлопки пробок от шампанского. Света и Антон официально стали мужем и женой.

Свадьба в Москве - это некий симбиоз древних славянских традиций и современных технологий. Останавливаясь в знаковых местах по пути к месту празднования, огромная компания разливала шампанское и фотографировалась. Операторы и журналисты крутились тут и там в поисках чего-нибудь "жареного". Но на подъезде к усадьбе 2 джипа охраны преградили путь представителям прессы.

У огромного здания уже роилась куча специалистов, техников, официантов, музыкантов. Но как только завиднелись машины, все исчезли, лишь 2 человека в форме дворецких императорского двора, спешно раскатывали красную ковровую дорожку. Если для Московской части гостей, тусовки в особняках были делом обыденным, то Тернопольские ошалели от открывшегося перед ними вида. По огромному пруду скользили лодочки с парочками в белоснежных костюмах 19-го века и издалека дамские зонтики напоминали распустившиеся лилии и кувшинки. Официанты сновали тут и там с подносами канапе и игристого вина. Бирюзовый фасад здания с лепниной и массивными колоннами поражал воображение. Внутреннее убранство сразило простолюдин на повал. Они конечно подозревали, что будет изыскано и дорого, но что настолько, даже предположить не могли. После недолгих церемоний гости уселись за столы. Откуда не возьмись в зале появился рой официантов с тележками, наполненными всевозможными изысками. Тамада с трудом протиснулась между музыкальными инструментами, стоящими на сцене, постучала в микрофон и заголосила: " Дорогие наши Антон и Светлана, уважаемые гости... "

Музыкальные и цирковые номера прерывались всевозможными конкурсами. Перекусив и выпив, гости охотно принимали в них участие, как это обычно бывает в разгар свадьбы. Когда на сцену начали выходить артисты, которых украинские гости видели только в телевизоре, начиналось перешептывание и тыканье пальцами в сторону подмостков. Влияние алкоголя сказывалось. Жених и невеста участвовали в большинстве конкурсов, изредка прерываясь, для встречи опоздавших гостей и принятия подарков, которые уже занимали приличную часть зала недалеко от сцены. Свидетели были конечно в "мыле", потому что программа была более чем насыщена. Тамада периодически поглядывала на столы, переполненные всяческими кулинарными шедеврами, сглатывая слюну, ибо уже 5 часов не умолкала.

Антон рассказал в свое время начальнику службы охраны об увлекательной поездке в Тирасполь, поэтому за украинской частью стола следили особо тщательно. Дядя Паша, был человеком конкретным и закусывать он не привык, поэтому уже к 11-ти часам вечера он ненавидел половину приглашенных. Конкретность подчеркивал модный костюм 70-ых годов. Раздвинув перед собой посуду, он встал.

- Слышь ты, кабан, - Павел указал пальцем на начальника охраны, - да, да я тебе говорю... ты чо музыку сюда пришел послушать в наушнике? Да он ни одной рюмки за здоровье молодых не выпил., - брызгал слюной Светин родственник.

Так уж получилось, что главбух банка сидел рядом, и он попытался разрядить обстановку.

- Вы бы присели, уважаемый...

- Ой, гляньте ка, он еще и разговаривать умеет, - вытирая жирные пальцы о лацканы пиджака бухгалтера, продолжал буянить дядя Паша. - Ты пиджачок то не мог посолидней одеть на свадьбу? - продолжал критиковать безупречный костюм от "Бриони " возмутитель спокойствия.

В этот момент сзади подошел плотного телосложения молодой человек и вежливо предложил проветриться.

- Ооооо, еще один с наушником... мой тебе совет, сними. Так, накапайте мне тут пару капель, а я пока объясню молодому человеку кто тут главный...

Деликатно придерживая буйного за локоть, молодой человек проводил его на свежий воздух. На газоне с фонтаном Павел Степанович ловко освободил локоть, резко развернулся и... резкая боль в районе и без того замученной печени, заставила присесть украинского "Рембо". Тем временем и московская публика уже весело подхватывала дико орущих селян: " Горько, горько "...

Охрана приложила максимум усилий, чтобы избежать силовых методов усмирения уже из

Комментарии