Нелегкая доля гомельских путан (10)
12 марта 2014 года, 23:02

Фотограф Элис Певейси (Alice Pavesi) встретила этих девушек в гомельской гостинице по адресу ул. Советская, 87. Все они – проститутки, пытающиеся заработать на жизнь, чтобы прокормить себя и свою семью. Их истории похожи, как одна: тяжелое детство, полное насилия и жестокости, надежды на светлое будущее, из-за которых они оказывались в России или в Турции, ад работы на сутенеров, которые не платили им ни гроша, и, наконец, возможность работать на себя, выбирая клиентуру.

фото

Источник: www.luzphoto.com

фото1. Алина, Гомель, 2008.

Алина говорит, что начала торговать своим телом, когда ей было 16. Она сирота, причем с непростым прошлым, в котором было много насилия. Она всегда бралась за любую работу, даже самую сомнительную, но денег никогда не хватало. У Алины есть 2-летняя дочь Лера, родившаяся после того, как ее изнасиловал собственный дядя. Своего сутенера она встретила, когда работала кассиром в парке развлечений на площади Ленина. Он пригласил ее на «хорошо оплачиваемую временную работу». Алина понимала, что это проституция, но поверила его словам – «нескольких месяцев достаточно, чтобы разбогатеть». За последние шесть лет у нее не было ни одного выходного. Обычно она встречает своих клиентов в баре «Парадиз» в отеле на улице Советской. Для того, чтобы снимать там мужчин, ей приходится платить охранникам по 40 долларов в день. Ее сутенер получает 50 баксов в день, но в начале эта сумма была куда большей. Алина признается, что больше всего мечтает бросить проституцию к тому времени, когда Лера станет достаточно взрослой, чтобы понять, чем именно ее мать зарабатывает на жизнь. (© Cesuralab / LUZphoto)

фото2. Наталья, Гомель, 2007.

Наталья из Иполитовки – деревни в несколько дворов, затерянной белорусской глуши. Дома у нее осталась мать и 7-летний брат. Они живут на ее «зарплату». Дети не слышали ни слова о своем отце последние 12 лет, когда он ушел из дома, изнасиловав 9-летнюю Наташу. «Моя мать думает, что я секретарь или что-то вроде этого. Вообще, она никогда не спрашивала, откуда берутся деньги. Ей достаточно того, что у нее есть на что купить выпивку». Все началось 3 года назад, когда она откликнулась на объявление о работе официанткой в Санкт-Петербурге. Но в Питере она так ни разу и не дотронулась до подноса, попав в подпольный бордель. Этот ад длился три месяца. Полиция ничего не делала, чтобы прикрыть притон– у организаторов все было схвачено. «Нам пришлось обслуживать полицейских бесплатно». Сейчас она работает сама на себя и неплохо зарабатывает. Она планирует «выйти из игры» через несколько лет. (© Cesuralab / LUZphoto)

фото3. Настя, Гомель, 2008.

Ее мать – доминиканка, поэтому все клиенты сравнивают Настю с Джей Ло, что ей очень нравится. Ей 20 лет, и в свободное от проституции время она работает стриптизершей в клубе «Немо». До этого она работала помощницей воспитательницы в детском саду. Больше 10 часов в день на мизерную зарплату бюджетницы. Настя говорит, что у нее нет ни семьи, ни друзей. У нее стабильные отношения с сутенером (который забирает 60% дохода). Она мечтает вернуться в Берлин, где была уже дважды, и где можно заработать в 10 раз больше. Три года назад она была в Лондоне, где ее заставили работать проституткой, но при этом даже не платили. «Меня обманули, пообещав хорошо оплачиваемую работу. Я не получила ни гроша от сутенеров, при том, что мы брали по 150 фунтов за свои услуги и иногда обслуживали до 25 клиентов в день». На вопрос о другой работе она ответила, что хотела бы стать ди-джеем на музыкальном канале. Но это, похоже, так и останется мечтой. (© Cesuralab / LUZphoto)

фото4. Катя, Гомель, 2008.

Одну часть своей жизни Катя провела в приюте Речицы, вторую – на кондитерской фабрике, где работала за смешную зарплату. «Я работала на выходе – проверяла, чтобы работники не крали шоколад. Но так не могло продолжаться долго. Я начала заниматься проституцией вместе с подругой Викой – ее в 5 лет насиловал отчим, и ей нечего было терять». Поначалу было не так сложно, но через два месяца после своего первого клиента они попали к торговцам людьми, когда согласились поехать в Россию, где можно было заработать больше. Подруги оказались в мрачном московском борделе, где было полно девушек из Беларуси, Молдовы, Украины. «Нас били и насиловали каждый день». Этот плен продолжался 7 месяцев, после чего Катя заболела. «Это был всего лишь хламидиоз, но, к счастью, они подумали, что у меня СПИД, и отправили меня обратно. Вике удалось сбежать через несколько месяцев. Вернувшись на родину, я думала, что уже никогда не восстановлюсь». Сейчас она неплохо зарабатывает – за последние несколько месяцев Катя отложила около 400 долларов. Она говорит, что бросит эту работу, как только накопит еще немного денег. (© Cesuralab / LUZphoto)

фото5. Ольга, Гомель, 2008.

Ей 24. За плечами аборт и развод. Сейчас она ходит на курсы маникюра. «Всегда нужно чем-то заниматься, чтобы стать свободной». Это желание независимости появилось несколько лет назад, после того как ее вынудили почти три месяца жить и работать над секс-шопом в турецком городе Трабзон. «Дорога в ад», как ее называет Ольга, началась, когда группа сербов «заманила» ее в Турцию, предложив работу сомнительного характера. Ольга подозревала, что это проституция, но надеялась поработать всего пару недель, пока была в отпуске. В то время она работала на компанию нижнего белья «Милавица». В итоге ей запретили самой выбирать клиентов, ее били и угрожали. Она не получила ни гроша. «Никому не пожелаю пройти через то, через что пришлось пройти мне». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото6. Ирина, Гомель, 2007.

Родом из Кишинева в Молдове, где у нее осталось двое детей. После первоначального периода насилия и жестокости, ей более-менее удалось найти равновесие и упорядочить свою жизнь. «Меня привезли в Россию вместе с 9 другими девушками, все из Молдовы. Ни одна из девушек не шла на это добровольно. Поначалу мы отказывались работать, поэтому нас морили голодом и избивали. Несколько девушек пытались покончить с собой». Отработав год в этом аду, она сбежала. Сейчас ей не обязательно работать проституткой, но она по-прежнему торгует своим телом, чтобы прокормить новую семью. В Гомеле она жила с мужчиной, от которого родила сына Сергея. Каждую ночь, перед тем как выйти на работу, она укладывает его спать. «Это плохая жизнь, но лучше, чем раньше». На правой щеке Ирины есть шрам, который она всегда пытается спрятать. Она старается не вспоминать о прошлом. «На то, чтобы вылезти из долгов, ушло немало времени. Но теперь я могу вернуть себе нормальную жизнь». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото7. Татьяна, Гомель, 2007.

Татьяна – чешка, добровольно продающая свое тело в отеле на Советской улице. Это ее собственный выбор, поскольку такая работа – единственный по мнению Татьяны вариант, где можно заработать «достаточно». Она проработала проституткой уже 12 лет и планирует бросить в следующем году. Она подумывает о том, чтобы на скопленные деньги открыть магазин цветов на рынке Гомеля. Она начала заниматься проституцией, когда развелась с мужем и осталась, беременная, с 290 рублями в кошельке, совершенно одна. «Поначалу нас заставляли искать клиентов на улице. Если мы никого не находили, нас избивали. Нам приходилось работать практически в одних платьях даже зимой. А здесь температура может падать до -30. Мне даже не разрешали видеться с ребенком, который жил с моими родителями в чешской деревне. Сейчас я работаю сама на себя, и если ты сама можешь решать за себя, то проституция становится похожей на любую другую работу». На момент, когда было сделано это фото, Татьяна работала по 4 ночи в неделю. Свою дочь она последний раз видела пять лет назад». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото8. Наталья, Гомель, 2008.

Эльвира, Повелительница Тьмы, Агата и Багира – вот лишь несколько псевдонимов Наташи. Ей 24, она танцует стриптиз в клубе «Браво» – самом дорогом клубе Гомеля. 12 долларов за выступление – недостаточно, по мнению Натальи, чтобы прожить. Именно поэтому 4 года назад она решила поехать в Турцию. Ее турецкий ад длился два года. Именно столько она провела в секс-клубах Анкары и Стамбула, называя себя Венерой и Либидо. «Я оказалась там, потому что там легче найти работу стриптизершей, а платят там намного больше, чем в Беларуси. Я даже не думала, что эта работа предполагает секс. Вернувшись из Турции, я была на дне. У меня не было надежды на будущее, я чувствовала себя ужасно. Сейчас все немного лучше. Я решаю сама за себя». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото9. Инесса, Гомель, 2008.

Ее любимый фильм «Красотка», несмотря на то, что Инесса не любит Ричарда Гира. Иногда она пересматривает его за обедом в комнате, в которой живет с двумя другими девочками. Инесса работает go-go в клубе. Облачившись в кожу и латекс, каждую ночь она танцует в клубе за гроши. Она начала танцевать в клубах в 15 лет, а через несколько лет начала оказывать клиентам и другие услуги. Повзрослев, она решила, что в столице платят больше. Тогда Инесса откликнулась на объявление о работе танцовщицей в киевском клубе. Согласно рекламе, она заработала бы в 10 раз больше, чем в Гомеле, но за эти три месяца Инесса не получила ни копейки. К ней приставили охранника и вынудили заниматься проституцией. У нее есть совет всем молодым девушкам: «Никогда не верьте тому, что вам говорят другие». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото10. Галина, Гомель, 2008.

В детстве она мечтала жить в шоколадном доме. Сегодня она снимает комнату на окраине Гомеля за 90 баксов в месяц. С ней живет хомячок по кличке Радар. Она сирота и попала в этот бизнес через друга, у которого были частные клиенты. Попав в полицию и получив штраф в 500 долларов, она решила попытать счастья в Москве. «Даже гувернантка в Москве может заработать в несколько раз больше, чем учитель в Праге» (ее родной город). В России средняя зарплата – 250 $ в месяц, в три раза больше, чем в Чехии. Тут же набежавшие сутенеры быстренько взяли ее в оборот и забирали себе 80% ее дохода. Все документы, в том числе паспорт, у нее забрали. Она пробыла в Москве 6 месяцев, затем ей удалось сбежать. «В Москве онемело и мое тело, и моя душа. Мне пришлось работать с 16 другими девочками, все из бывших советских республик. Условия жизни были ужасные». Сейчас она готовится к свадьбе с итальянцем, которого встретила в отеле на Советской. Она встречается с ним 4 месяца и может назвать его своим парнем. «Он ничего не знает о моем прошлом. Если все получится, я планирую жить с ним в Турине». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото11. Маша, Гомель, 2007.

Работала на заводе в украинском городе Ужгород. Ее насиловал отчим, у нее была семья, которую нужно было кормить, но не было возможности нормально работать в родном городе. Она уехала на запад с надеждой работать «косметологом или на какой-нибудь нормальной работе». Но по прибытии в Беларусь была вынуждена стать проституткой. У нее не было денег, так что единственной возможностью заработать, как она говорит, была проституция. Средняя цена – 75$ за полчаса, но лишь десятая часть этой суммы оказывалась у Маши в кармане. На момент, когда было сделано это фото, она ждала результатов анализов на сифилис. Она говорит, что у нее так и не хватило смелости признаться родителям, чем она занимается. «Через несколько недель после приезда я позвонила маме и сказала, что нашла хорошо оплачиваемую работу в баре. Если все будет хорошо, я планирую вернуться домой через 2 года». (© Cesuralab / LUZphoto)

фото12. Надя, Гомель, 2007.

Надя – болгарская проститутка из портового города Бургас на Черном море. Другой работы в Гомеле она не нашла. В ее фальшивом паспорте написано, что ей 20 лет. Она росла в неблагополучной семье, где царила жестокость и алкоголизм, и именно сожитель ее матери предложил ей поехать в Италию, где она смогла бы «отлично заработать». Спуск на дно для Нади начался по пути, когда ее похитили и продали торговцам людьми. До Италии она так и не доехала. На момент, когда было сделано это фото, она была в Гомеле три недели. «Я ушла из дома и поехала на запад без каких-либо иллюзий, убежденная, что проституция была единственным способом прокормить семью». Она отправляет домой немного денег, которые остаются после уплаты процентов сутенеру. Она надеется только, что эти деньги не уходят на очередную бутылку водки. На вопрос, что она планирует делать, когда вернется домой, она отвечает без колебаний: «Попытаюсь помочь двум своим братьям и себе». (© Cesuralab / LUZphoto)

Комментарии 10
Diana Om3 года назад
Пожалеть? Нет, и не подумаю.
Kathy Arizona Alekseeva3 года назад
Омг