Спасатель: после Золитуде по сложности - только война (ВИДЕО)

фото

Эксклюзив | 29 ноября 2013 года, 17:10

Гостем передачи "Утро на Балткоме" на радио Baltkom сегодня стал один из спасателей, который принимал участие в разборе завалов и поиске людей в разрушенном торговом центре "Maxima XX" в Золитуде. Майор, старший инспектор оперативного отдела пожаротушений и спасательных работ управления Рижского региона ГПСС Юрис Блузманис рассказал свою историю трагедии.

"Я УВИДЕЛ НЕБО СКВОЗЬ КОЛОННЫ..."

Это был мой первый рабочий день после отпуска. Я находился в Добеле, когда мне сообщили о том, что в Золитуде обвалилась крыша. Мы, конечно же, немедленно выехали на место происшествия.

Пока мы ехали, по радио поступала первая, необработанная информация, из которой я только понял, что нанесен вред нескольким автомобилям. Когда же мы оказались на месте, я ужаснулся, увидев, что сквозь несущие колонны видно небо, а бетонная крыша полностью обвалилась на землю. Учитывая, сколько человек могло находиться в магазине в 5 часов вечера, я понял, что жертв может быть много.

фото

ЗОЛИТУДЕ - ЭТО ПОЧТИ ВОЙНА

Происшествию была присвоена 3-я степень опасности – самая высокая, не считая, пожалуй, войну. С приездом каждой команды спасателей, на место событий вызывались новые подразделения, мы действовали по принципу снежного кома. Так устроен наш порядок, мы должны вызывать на место происшествия большее количество машин, чем на тот момент необходимо. Понимаете, лучше потом отпустить домой, чем констатировать нехватку, и спешно вызывать подкрепление.

К моменту нашего прибытия прошло уже 10 минут со второго обвала, под обломками оказались наши коллеги-спасатели. Было объявлено несколько "боевых участков", я руководил одним из них, именно тем, где под завалом оказались наши сотрудники. Вилнис Штейнитис находился в машине скорой помощи, когда ко мне в слезах подошла наша коллега Инга Ветере и сказала, что врачи борятся за его жизнь. Тогда ко мне пришло реальное понимание масштаба происходящего.

фото

ВРЕМЯ ОСТАНОВИЛОСЬ

Тот участок, который мы обследовали состоял из нескольких "слоев" – двух коллег мы сразу увидели сверху, они подавали признаки жизни, а другие – Эдгар Рейнфелдс и Сергей Ижик находились ниже под бетонными плитами.

В первый день нам казалось, что время остановилось. Площадь, на которой мы работали была похожа на островок войны, развал среди цивилизации. Позже, когда территория оказалась окружена цветами и свечами, стало казаться, что там проходит грань между жизнью и смертью.

фото

ПОЧЕМУ ОНИ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮТ?

Многие спасатели, которых после смены отпускали домой, не могли спать, они уезжали на несколько часов и возвращались. При этом все происходящее сейчас вспоминается как в тумане, коллеги вспоминают как мы планировали наши действия, я же помню только, что мы работали как часы. Нам была дана конкретная задача исследовать отдельный участок, как только был обнаружен какой-то человек, он моментально выносился за пределы территории обвала, где ему оказывалась медицинская помощь. И все, кого мы вынесли живыми – до сих пор живы, никто из них не погиб.

В работе спасателей была важна каждая деталь. Многие рвались помочь, но им говорили – ждите, много людей туда пускать нельзя. Было довольно неприятно, когда те, кто наблюдал за ходом работы из окон, потом говорили "а почему это пожарные стоят, почему они ничего не делают?". Но это, ведь, как в хоккее – там тоже не могут все одновременно находиться на льду. Так и здесь, мы работали по полчаса и менялись, постоянно. Когда в субботу произошел третий обвал, количество спасателей было доведено до минимума, потому что последний "боевой участок" был особенно узким. Поэтому людям и казалось, что мы ничего не делаем.

фото

ДЕТСКАЯ ТУФЕЛЬКА

Убирая каждую бетонную плиту, разгребая каждую кучу этого обвала, я все время думал – лишь бы не было детей. Поднимаем одну плиту - седая голова, поднимаем следующую - седая голова. Было видно, что большинство были люди в возрасте. Но в один момент, когда удалось добраться до самого магазина, я увидел детскую туфельку. У меня сразу замерло сердце – думаю, наверное все-таки был ребенок. Потом переворачиваю эту туфельку, там цена. Сразу отлегло, стало понятно, что просто добрались до отдела детской одежды. В итоге пострадал всего один пятилетний ребенок, он сейчас в больнице.

ЛЮДИ ВИДЕЛИ В РУИНАХ ТО РУКИ, ТО НОГИ

На какое-то время меня назначили начальником информационного штаба, телефон просто разрывался, приходило множество смс. Люди просили проверить то здесь, то там – якобы на месте молочного отдела они видели ноги и руки. Кто-то даже показывал фотографии, где якобы трактор переезжает ребенка. Мы посмотрели – ясно видно, что на фото ребенок улыбается. Как это возможно? Пожарная охрана вела строгий подсчет всех погибших и пострадавших, и у нее не было никакой мотивации что-то скрывать.

фото

НЕ СТРАШНО ОТДАТЬ ЖИЗНЬ ЗА НЕСКОЛЬКО ДРУГИХ

Я увидел единение людей, находящихся на месте трагедии. Пришло огромное количество молодежи, они помогали нам с провизией. Одна маленькая девочка подошла ко мне и спросила "хотите бараночку и чай?". Мы им очень благодарны.

Мне не было особенно страшно, потому что в такие моменты у тебя возникает философский подход к жизни и смерти. Когда ты лезешь на гору – ты добираешься до вершины, ставишь флаг и все. А когда под завалами люди, появляется некое ощущение миссии, это нужно людям, и тебе не страшно отдать свою жизни за несколько чужих.

фото

ЗАДАЧИ СВОДИЛИСЬ К ОДНОМУ - КОПАТЬ

Техника работы наших спасателей, как и оборудование ничем не отличается от иностранного. Из-за невероятно сильного запаха алкоголя и бытовой химии мы не могли привлечь к работе полицейских собак. Использовались тепловизоры, но опять же – толстые слои бетона лишали нас возможности что-то увидеть. Самое главное было снять первый слой, этим мы и занимались. Сначала были ясно слышны голоса, позже мы стали звонить на мобильные телефоны, они долго работали. Так что упор был сделан на визуальный и аудио контакт.

После обнаружения мест, где могут находиться люди наши задачи свелись к одному – копать. А копать мы можем и сами, зачем нам несколько часов ждать помощи из-за границы, когда важна каждая минута. На второй день у нас уже работало 5 кранов, техники также было более, чем достаточно.

С ПОСТРАДАВШИМИ НАДО БЫЛО ПРОСТО ГОВОРИТЬ

С людьми, которых доставали из под завалов в первую очередь проводили профилактику шока, с ними было необходимо просто говорить. Многие пролежали под бетонными плитами несколько часов, они испытывали жуткие боли, от чего нарушалось кровообращение, они могли потерять сознание и погибнуть. Поэтому наши коллеги оказывали такую помощь, разговаривали с пострадавшими, и те, слава Богу, отвечали.

До сих пор нам никогда не приходилось работать в таких условиях. Сейчас наши сотрудники документируют все материалы, которые фиксировались во время работы и в будущем, уверен, это ляжет в основу обучения новых коллег-спасателей.

Комментарии