День госязыка: политики рассказали о своем отношении к латышскому и русскому (43)

фото

Эксклюзив | 13 мая 2015 года, 18:25

13 мая, в день рождения писателя Юриса Алунанса, в Латвии прошел день государственного языка. В честь этого события редакция портала mixnews.lv задала шесть одинаковых вопросов о роли языка известным латвийским политическим деятелям, а также выяснила, по каким причинам они, владея русским языком, в определенный момент своей карьеры приняли решение не использовать его в официальном общении.

Депутат Сейма от Национального объединения Александр Кирштейнс: русскоязычные люди не вызывают у меня никаких чувств

фото

Что для вас значит латышский язык?

Язык – не только один из главных признаков, характеризующих нацию, но и то, что определяет образ мышления, менталитет. Психологи констатировали, что, говоря на китайском или японском, у человека меняется образ мышления, поэтому те, кто говорит на русском или китайском языке – имеют один образ мышления, а те, кто говорит на латышском – соответственно, имеют иной.

Нужно ли, на ваш взгляд, укреплять латышский язык? Если да, то почему?

Латышский язык необходимо укреплять. Практически каждый день мы видим, как какой-нибудь язык вымирает. Латвия находится в группе стран, язык которых нуждается в защите из-за относительно небольшого количества его носителей.

Какими языками, кроме латышского, вы владеете?

Кроме латышского языка я знаю русский и английский. Русский выучил в детстве, живя в деревне. Один из моих дедушек был родом из России. Английский же я изучал в школе, а также прошел интенсивный курс, работая в Комиссии иностранных дел. В повседневной жизни читаю литературу на русском языке. Читать на английском мне нравится меньше.

Как вы относитесь к русскому языку? Какие чувства у вас вызывают люди, говорящие на нем?

Русскоговорящие люди в Латвии раздражения не вызывают. Вообще никаких чувств не вызывают. Честно говоря, нейтрально к ним отношусь. Но страна не должна их поддерживать. Я считаю, что и русские школы в Латвии не нужны.

В Латвии никогда исторически не существовало двуязычия. И оно здесь не нужно. Если принять то, что нацменьшинство – это группа людей, живущая на территории страны несколько сотен лет, то русские в Латвии никогда нацменьшинством не были. То, в какой мере русский язык сейчас преобладает в культурном латвийском пространстве – не натуральное, а искусственное явление, появившееся в результате оккупации. Для нахождения русского языка, русской культуры и православия в латвийском культурном пространстве нет никаких оснований.

Были периоды, когда вы использовали русский язык в официальном общении. Что заставило вас поменять свою позицию?

До 1932 года в Сейме можно было говорить на 3 языках, но затем был принят первый языковой закон, предусматривающий использовать в госучреждении только латышский язык. У меня нет проблем с тем, чтобы говорить на русском языке в публичном пространстве, когда я являюсь частным лицом. Но как депутат Национального объединения, я на русском не говорю.

Как вы видите решение языкового вопроса в будущем?

Проблема исчезнет тогда, когда в Латвии будет единая система образования, предусматривающая обучение на латышском языке.

фото

Депутат "Единства" в Сейме, экс-министр образования Карлис Шадурскис: терпеть не могу "Путинский режим", но мне нравятся русские

Что для вас значит латышский язык?

Язык, национальная культура, среда обитания – это основы самосознания человека. Это то, что создает конкретного индивида, общину, нацию и страну. Это основа всего. Латышский – один из ценнейших индоевропейских языков. Он содержит около 10 миллионов словоформ. Это ценность и богатство.

Нужно ли, на ваш взгляд, укреплять латышский язык? Если да, то почему

Даже численно большие нации заботятся о своих языках. Очень важно, чтобы язык играл свою роль и жил во всех сферах жизнедеятельности. Он должен идти в ногу со временем, должен быть самодостаточным.

Какими языками, кроме латышского, вы владеете?

Говорю на латышском, русском, английском языках. Могу изъясняться на немецком и французском.

Как вы относитесь к русскому языку? Какие чувства у вас вызывают люди, говорящие на нем?

В Латвии нет русскоязычных людей. Их нет ни в одной стране мира. Есть русские, белорусы, украинцы и другие. Просто многие люди во время существования СССР подверглись ассимиляции и утеряли свою четкую национальную идентичность. Говоря же об отношении к русским – здесь надо упомянуть один закоренелый стереотип – постоянно путается этническая и политическая принадлежность. Какие могут быть возражения против народа или языка? Однако я обладаю очень выраженной антипатией к российскому политическому режиму. Терпеть не могу "Путинский режим", но мне нравятся русские.

Были периоды, когда вы использовали русский язык в официальном общении. Что заставило вас поменять свою позицию?

Политики должны быть теми, кто подает пример, стимул к тому, чтобы люди хотели изучать страны, в которой проживают. Политики в Латвии должны говорить на латышском. Поэтому было принято решение говорить на государственном языке. Ведь, к примеру, президент Франции не обращается к французским арабам на арабском? Конечно, я надеялся, что местные русские СМИ после моего отказа говорить в публичном пространстве на русском продолжат меня интервьюировать – на латышском, однако они стали меня игнорировать. В то же время, если ко мне обращаются иностранные русские СМИ – у меня нет никаких проблем говорить с ними на русском.

Иногда слушая мучения политиков, которые пытаются говорить на чужом для себя языке, становится слегка стыдно. Пусть лучше говорят на латышском.

У каждого народа имеются свои национальные особенности, но мы во многом друг от друга обогатились, живя вместе, в одной стране.

Как вы видите решение языкового вопроса в будущем?

Проблемы решатся тогда, когда Латвия достигнет более высокого уровня благосостояния – у полного стола всегда друзей много.

фото

Экс-министр культуры, депутат Рижской думы Сармите Элерте ("Единство"): хочу жить в стране, где хорошо жить всем

Что для вас значит латышский язык?

Латышский язык для меня означает возможность почувствовать, осознать и выразить свою идентичность наиболее точным образом.

Нужно ли, на ваш взгляд, укреплять латышский язык? Если да, то почему?

Конечно, хорошо, чтобы язык становился сильнее и развивался. Распространенность и использование государственного языка в Латвии до сих пор не достигла своего природного и должного уровня.

Русский язык является региональным, а, к примеру, английский – глобален, поэтому русский не может конкурировать с английским языком в Латвии. Но угроза русского не в том, что латыши непонятно отчего вдруг могут заговорить между собой на этом языке. Речь идет скорее о том, что если большая община Латвии, которую называют мистическим термином "русскоязычные", укрепится в своей закрытой языковой среде, то это будет означать, что демократия в Латвии не работает, а также то, что в стране отсутствует общность. Язык несет в себе демократическую задачу – создание общего пространства для коммуникации.

Какими языками, кроме латышского, вы владеете?

Я знаю английский и русский – изучала их в школе и ВУЗе. Но моей задачей в Латвии является говорить на латышском языке. Конечно, если я вижу на улице русскоязычного туриста, который не знает пути – я помогу ему на его языке.

Как вы относитесь к русскому языку? Какие чувства у вас вызывают люди, говорящие на нем?

Меня никоим образом не раздражает тот факт, что люди в Латвии могут между собой говорить на иврите, украинском или русском. Это их право. Но если работающий в сфере обслуживания человек не может дать мне ответ на государственном языке, то, я считаю, ему просто нельзя там работать. К счастью, таких случаев мало.

Были периоды, когда вы использовали русский язык в официальном общении. Что заставило вас поменять свою позицию?

Я говорила с представителями СМИ на русском языке до 2012 года. Мое решение отказаться от него в большой мере связано с языковым референдумом. Может я уже и раньше думала об этом – ну в какой стране людей делят таким образом? Разве другие политики в других странах говорят с жителями страны официально на разных языках? Это настоящее разделение людей. У нас один государственный язык, а все языковые исследования показывают, что большая часть жителей Латвии понимает латышский, поэтому я считаю, что все должностные лица страны просто обязаны говорить на госязыке.

В Латвии есть люди, которые хотели бы жить в русском анклаве страны, являющейся членом ЕС, но в то же время – их меньшинство.

Людям необходима поддержка и четкое понимание того, что политика Латвии не изменится. Мы должны сделать все, что в наших силах.

Я считаю, что намеренная сегрегация латвийской политики заключается в том, что наши дети учатся в разных школах – этим и поддерживается разобщенность общества. Я хочу жить в стране, где хорошо жить всем. Нам нужны общие основы.

Как вы видите решение языкового вопроса в будущем?

Для решения проблемы необходимо договориться о том, что мы западная, а не восточная страна, что мы демократическое, единое государство с единой основой. Каждый из нас может развивать здесь свою идентичность - быть интеллектуалом, поэтом или велосипедистом.

фото

Латвийский экономист, депутат Европейского парламента Инесе Вайдере: меня беспокоит, что в Латвии навязывается необходимость знания русского

Что для вас значит латышский язык?

Латышский язык – родной, и в моем видении – красивейший и один и старейших языков в мире, хоть последнее и не признавалось долгое время.

Нужно ли, на ваш взгляд, укреплять латышский язык? Если да, то почему?

За 50 лет оккупации, учитывая очень брутальную русификацию, латышскому языку была дана некая второсортная роль. Языку нужно развитие.

Какими языками, кроме латышского, вы владеете?

Свободно говорю на русском, английском, немецком языках. Также владею французским и итальянским. Последние два языка выучила, работая в Европарламенте.

Как вы относитесь к русскому языку? Какие чувства у вас вызывают люди, говорящие на нем?

Меня не беспокоит тот факт, что люди в Латвии говорят между собой на других языках, но меня беспокоит то, что в нашей стране навязывается необходимость знания русского. Мне бы хотелось, чтобы представители других народов, живущие в Латвии, с большим уважением относились к латышскому языку. Я и в советское время не имела проблем с теми русскими, которые знали латышский. В свою очередь, я всегда была принципиально настроена против тех людей, которые не уважают мой язык.

Были периоды, когда вы использовали русский язык в официальном общении. Что заставило вас поменять свою позицию?

Я говорила с представителями латвийских СМИ на русском языке лишь в самом начале обретения Латвией независимости – тогда позволительны были подобные поблажки. Но теперь, за столь долгое время существования независимой республики, жители страны могли бы и выучить латышский. В то же время с российскими СМИ я без проблем говорю на русском.

Знание каждого языка является ценным. Я рада, что знаю русский язык и могу на нем общаться, но навязывание этого языка теми людьми, которые не хотят говорить на латышском – неприемлемо.

Как вы видите решение языкового вопроса в будущем?

Процесс интеграции будет более дружественным, когда прекратится сегрегация в образовательной системе Латвии – если дети будут учиться все вместе, то и общество станет впоследствии единым. Здесь нет национального вопроса – это вопрос человеческой культуры.

В четверг, 14 мая, редакция mixnews.lv также опубликует интервью с бывшим президентом Латвии Валдисом Затлерсом.

Фото: mixnews.lv, flickr.com, baltijalv.lv

Комментарии 43
Objektiv1 год назад
А.Кирштейнс заявляет, что русские никогда не жили в Латвии и приехали сюда в результате оккупации. Видимо, он забыл о староверах, которые живут в Латвии уже 350 лет. Позорное незнание (или игнорирование?) исторических фактов!
Letov1 год назад
Четыре нацика высказались.Ждём следующих..
да1 год назад
У Кирштейна история начинаеться с оккупанта Ульманиса, когда немцы подверглись насильственной депортации, за русский язык жандармы били на улице палками, а латгальцев обозвали латышами. Вот она исторически одноязычная преступная срана.