Главный редактор Forbes: все мы выросли на одной советской колбасе (12)

фото

Эксклюзив | 20 мая 2016 года, 16:43

Историк и главный редактор российской версии журнала Forbes Николай Усков является частым гостем в Латвии, а на прошлой неделе приехал в Ригу для участия в конференции в сфере репутации и лидерства Reputation Time. Радио Baltkom поговорило с Николаем Усковым о репутации, Владимире Путине, провинциальных страхах, унижении из-за ВНЖ и Ниле Ушакове.

Вы приняли участие в конференции в сфере репутации и лидерства Reputation Time. Говоря о репутации лидера государства и репутации самого государства, как вы считаете, надо ли разъединять эти понятия?

Теоретически эти понятия надо разъединять, так как лидеры бывают удачные и не очень удачные. Например Франсуа Олланд [президент Франции с 2012 года - прим.ред.], но для меня Франция явно не сводится к Франсуа Олланду. И, думая о Франции, я в последнюю очередь думаю об Олланде. И это часто встречается в мировой истории. Так что, думая о России не обязательно думать о Путине. Тем более, страна такая сложная, разная: в ней есть и очень развитая европейская партия, которая не видит себя вне Европы и европейских ценностей, есть совершенно дремучие какие-то персонажи, есть религиозные фанатики, есть просто аморальные типы, гопники. Тоже самое можно сказать и про Америку. Кому-то может быть симпатичен Обама, но мы помним Буша. И что, мы все думали об Америке, как о Буше? Нет, мы любим Америку за прекрасное кино, за прекрасную музыку, моду, машины. Я уже не говорю о гаджетах. Для нас Стив Джобс важнее, Брин [Сергей Брин -разработчик и сооснователь (совместно с Ларри Пейджем) поисковой системы Google-прим.ред.], который частично и наш человек, Цукерберг. Для нас это Америка и эти персонажи важнее для нас чем-то, кто является президентом США.

Владимир Путин у власти в России уже 16 лет. На ваш взгляд, в какой момент его репутация была самой лучшей?

Все говорят, что репутация испортилась после дела “ЮКОС”. Я бы сказал, что попозже. Первый свой срок он был очень эффективным руководителем - реально толкнул страну сильно вперед. Второй срок тоже был неплох, как и “медведевский” период. Проблемы начались в 2011 – 2012 году. Экономический спад начался еще до Крыма, была неготовность правительства и президента менять страну. Это и стало причиной всплеска протестных настроений и причиной резкого разворота вправо или назад всей этой державной тягомотины, потому что это был способ удержать страну от сползания дальше в неуправляемый хаос. Это оказался очень успешный способ, но обошедшийся ему очень дорого. Это все начало очень опасного периода. А первые года все было прекрасно. Но потом начали накапливаться проблемы, они не решались.

Почему войны по-разному сказываются на имидже разных стран – в Европе Россию после Грузии и Украины воспринимают как агрессора, а США после Югославии и Ирака - как импортера демократии?

Я не поддерживаю эту политику Путина. Считаю, что политика могла бы быть более осторожной и взвешенной. Президент иногда неплохо объясняет свою позицию, но в целом, ему бы следовало тщательнее готовить все свои демарши. Потому что он прав в том, что если брать не прибалтийские границы, а границы с Украиной, Беларусью – они условны, их рисовали от балды и не учитывали ни экономики, ни этнокультурных различий. Они более менее ясные с Прибалтикой, на Кавказе, и то, там много проблем, потому что Сталин там много чего начертил, тем самым, заложив много мин замедленного действия. И таких ситуаций, которые были заложены в Советском Союзе, в 20-е годы, которые должны были рано или поздно взорваться, много. И они взорвались. Если бы больше времени уделялось тому, чтобы объяснять, что это не границы как между Францией и Германий, которые на протяжении тысячелетий поливались кровью, это совершенно условные вещи. А он об этом говорил очень мало и мне кажется, что в мире это не поняли. Я полагаю, что российский внешнеполитический курс мог бы быть не только пропагандистки хорошо обеспечен, но и более современным. А сейчас какая-то стилистика 19-го века.

Какую роль, на ваш взгляд, играют СМИ в создании репутации?

СМИ – это приводной ремень в создании репутации. Это ключевой общественный институт. И они играют большую роль. Неправильное поведение со СМИ может привести к ухудшению имиджа, чрезмерная активность может тоже негативно сказаться, если надоешь, и будешь вызывать отторжение. Так что тут всегда нужна серьезная медиа-стратегия, конечно, если ты занимаешься серьезным брэндом, или своим продвижением, необходимо очень четко и ясно продумывать все шаги.

На сколько часто вы бываете в Латвии? Какое мнение у вас о ней?

Я бываю здесь часто, еще со времен Советского Союза. Мне очень нравится Латвия: какой-то идеальный баланс комфорта, спокойствия, симпатичной архитектуры – средневековой и буржуазной, деревянной и каменной. Я знаю, что латыши обижаются, но у меня иногда здесь ощущение, что я возвращаюсь в Российскую империю, потому что так бережно сохранен колорит начала 20-го века, как в самой России он почти нигде не сохранился. Такое же ощущение у меня складывается в Финляндии. И это не потому, что я империалист, а потому, что я скучаю по тем временам как человек, выросший на русской культуре: писателях, живописи российской. И вдруг я вижу бревенчатый дом, выкрашенный в цвета по указу Александра I, с мезонином. И все это бережно отреставрировано. А в Москве таких почти не осталось. Или ты понимаешь, что среда осталась абсолютно нетронутой. Есть, конечно, какие-то вкрапление эпохи независимости или советского времени, но в целом ты понимаешь, что так это выглядело в начале 20-го века. В этом что-то есть, мне это очень нравится.

А если говорить о людях?

Я часто приезжаю, с кем-то разговариваю. Мы все еще, скорее, советские люди, хотя я не люблю это название. Но, тем не менее у нас общий бэкграунд. Мы выросли на одних и тех же книжках, фильмах, анекдотах, колбасе. Может, здесь было поинтереснее и было пару сыров. Но в целом - это советская жизнь, фундамент общий. А дальше уже надо выстраивать другие вещи. Существует та же европейская идентичность. У меня она тоже присутствует: мне легко перейти на другой язык общения, я не сфокусирован на России. В этом прелесть нашей жизни – у нас разный опыт, мы открыты, не сфокусированы на своих проблемах, провинциальных страха и фобиях.

Мы все, конечно, восхищаемся Нилом Ушаковым, с которым я дружу на Facebook и с удовольствием читаю про его котов. Наверное, надо еще на кого-то подписаться, но пока так. Если бы мэр Собянин делал что-то подобное, мне было бы очень приятно. В этом большое отличие не просто мэра Собянина от мэра Ушакова, а отличие двух разных культур. Собянин может сказать, что он руководит огромным городом, Рига меньше одного микрорайона. Но мы знаем и бывшего мэра Лондона, который ездит на велосипеде и метро. Поэтому тут вопрос культуры, отношению к избирателю, к своей миссии в городе, к своей роли. Может, Ушаков ужасный мэр, но тот имидж, которой вырисовывается при чтении его постов, мне очень симпатичен.

Кто или что, как вы считаете, создает репутацию страны?

Думаю, что культура. Мы узнаем о другой стране по литературе, музыке, технологиям. И роль культуры здесь первостепенна. Она важна и для правильного и разумного воспитания граждан, и для налаживания политических и экономических контактов, как способ дипломатии. Культура – это входной билет во все: в политику, в бизнес, это язык, который понятен всем, как спорт. Только спорт все же больше о зрелищности, а культура затрагивает еще и душу. Мне кажется что в выстраивании репутации культура имеет первостепенное значение. И в современном обществе в это понятие входит очень многое: это может быть и урбанистика, и правильно организованное пространство, дружелюбное для туристов и жителей, экология, забота о человеке и природе. Вот из этого и складывается имидж.

Как, на ваш взгляд, поправки к Закону об иммиграции в Латвии, которые предусматривают изменения в системе получения ВНЖ, отразятся на репутации Латвии?

Это не правильные меры, я вообще не люблю, когда меняют правила. Вы объявили, что такие правила игры, надо их придерживаться. Поток Россиян мог бы увеличиваться, несмотря на кризис. Тот слой, который покупал здесь недвижимость – достаточно состоятельный. Я не купил именно потому, что боялся смены правил. А они должны быть незыблемы. Это проблема всего постсоветского пространства. В меньшей степени Восточноевропейских государств, но все, что касается России, Белоруссии, Украины, Прибалтики – здесь есть проблемы. И я знал, что что-то в этом роде случится. Это достаточно унизительно: ты покупаешь одно, а потом тебе говорят, что ты должен половину вернуть, например. Но, при этом, есть люди, которые хотят жить конкретно здесь, а ВНЖ идет уже бонусом. И их перемены не отпугнут. В советское время Латвия была символом совершенно другого космического пространства. Единственный способ получить Европу был съездить в Прибалтику. Все сюда ездили, проводили детство, у них связаны какие-то истории. Например, Михаил Барышников. Он неплохо живет в Америке, но при этом часто приезжает сюда. Это прошлое, хочется вспомнить, пережить что-то. Так что этот мир важнее, чем ВНЖ. Но, конечно, есть люди, для которых это важно, и они чувствуют себя обиженными и обманутыми.

Комментарии 12
3хаха6 месяцев назад
В лучшем случае - недалекий пустозвон.
2
Марина Палкина6 месяцев назад
Правильно на советской колбасе - ГОСТе, а не на ГОСТах Европы.
1
Лёлик.6 месяцев назад
Усков историк , это просто анекдот , обычный двоечник , обожравшийся колбасы...