Александр Адабашьян: не надо лизать чужие руки, ноги и задницы! (3)

фото

Эксклюзив | 27 февраля 2017 года, 14:43

Минувшие три дня в Риге гостил Александр Адабашьян - сценарист, художник, актер, режиссер. В день приезда по приглашению рижского клуба "Культурная линия" Александр Артемович провел публичную встречу с рижанами в отеле "Tallinnk". В конференц-зале, рассчитанном на 250 человек, был настоящий аншлаг. Беседа классика с современниками длилась ровно два часа и прошла в буквальном смысле на одном дыхании.

Поговорить успели обо всем – об искусстве, о политике, об истории, о "черных списках", о вкусах и нравах, о гениях и злодеях, о выставке Серова, которая стала одним из самых ярких культурных впечатлений Адабашьяна за последние годы, и об истинной ценности "Черного квадрата" Малевича. Но начался разговор с рассказа о сказке. Потому что одним из поводов приезда Александра Артемовича в Ригу стала Международная латвийская книжная ярмарка, в рамках которой Адабашьян вместе с режиссером Анной Чернаковой провели презентацию своей книги "Жили-были мы. Хрустальный ключ", что легла в основу их нового полнометражного фильма для детей.

Текст - Наталия Захарьят

-"Жили-были мы" - это уже вторая картина после фильма "Собачий рай", которую мы с Анной Чернаковой создаем специально для семейного просмотра, - отметил Александр Артемович. Сейчас ведем большую борьбу за то, чтобы продвинуть ее в прокат. Билеты на детские фильмы стоят дешево, кинотеатры на утренних и дневных сеансах заработать не могут. В советское время детское кино спонсировалось государством, билеты на детские сеансы стоили 10 копеек. Но поскольку в 90-е годы практически весь наш кинопрокат был скуплен партнерами из США, то сегодня именно они решают, что будем смотреть в России мы и наши дети. В этой связи я опять процитирую Диккенса, который сказал, что главная миссия Америки - опошлить Вселенную. Увы, сегодня эта миссия благополучно выполнима. Потому что появился новый эквивалент оценки качества любого художественного произведения – это деньги, которые оно может принести.

-Одну из главных сквозных ролей в фильме "Жили-были мы" играет Дмитрий Певцов – актер, угодивший в "черный список" Латвии. Как вы относитесь к тенденции закрывать въезд в ту или иную страну деятелям культуры, которые высказывают мнение, не совпадающее с официальным мнением на какой-то определенной территории?

-Начну издалека. Еще в очень спокойные времена, когда шла перестройка и все радовались, я сказал в одном из интервью, что все происходящее сегодня – это начало эпидемии насилия, начало Третьей мировой войны. Потому что всякая война развивается по закону эпидемии. А эпидемия неизвестно откуда и как возникает и неизвестно когда заканчивается. И я не думаю, что в происходящем сегодня есть какая-то логика.

Вещи происходят совершенно невообразимые. Страны, которые называют себя свободными, наказывают людей за свободу слова. А что такое вообще свобода? Во Франции в 60-е годы, когда были повсюду бунты, договорились до того, что свобода – это запретить запрещать. Что ничего запрещать нельзя. То есть можно все! И в этой атмосфере безумия, размышлять о такого рода проблемах совершенно бессмысленно. Идет эпидемия насилия. Ее надо пережить. Удастся или нет – не от нас зависит. Что делать во время эпидемии? Соблюдать личную гигиену! Не есть с чужих тарелок, не ходить на большие сборища народа, не лизать чужих рук, ног и задниц. Помнить, что зараза передается воздушно-капельным путем.

-Сейчас очень любят говорить о публичном покаянии, о чувстве вины целых народов и каждого человека в отдельности. И многие считают, что Россия тоже должна покаяться в своих грехах…

-У каждого из нас есть свои скелеты в шкафу. И чтобы в них признаться и покаяться, для кого-то существует телепередача Юлии Меньшовой «Наедине со всеми», для кого-то это поход к священнику в храм. Когда лично меня позвали в программу к Меньшовой, я сказал, что не понимаю, как можно путать интервью с исповедью – это все равно, что путать пост с диетой. Потому что пост направлен внутрь человека, чтобы перед исповедью представить себя в худшем свете, а диета наоборот направлена на внешнее, чтобы выглядеть как можно лучше.

А как можно каяться всем вместе – это вообще непонятно. Вот Германию всем ставят в пример, что она покаялась за Вторую мировую войну. Но вспомните историю Германии – это все последовательный ряд попыток реванша. Сначала покаяние, затем накапливается раздражение, идет попытка очередного реванша, опять покаяние и так далее. Не думаю, что они успокоились… Да, и говорить за весь народ трудно…

Вот в чем и как, например, должна покаяться вся Россия? За Сталина в 37 году? А кто для Сталина писал доносы? Сейчас выясняется, что многие замечательные писатели друг на друга их строчили. Я думаю, что в любом случае каждому надо начинать с себя и не полагаться на то, что если страна покается в чем-то, то я и с себя все заодно смою. Попытаться справиться с эпидемией с помощью всеобщей установки «Мы больше болеть холерой не будем» невозможно. Не поможет.

фото

-В этому году отмечается 100-летний юбилей Октябрьской революции. Нужна ли в мире новая революция или надо положиться на эволюцию?

-Все предстоящее не в нашей власти. И, конечно, эволюция - это именно то направление, которое является в любом деле самым правильным способом движения. Но поскольку нам хочется все сразу, и все хотят немедленно получить результат, то есть обрести свободу и сразу зажить замечательно, все это приводит к тем зигзагам, итогом которых становятся революции. Ведь как известно, задумывают революции романтики, совершают фанатики, а пользуются результатом негодяи. Эта схема работает всегда. И наше отличие от той же Франции состоит в том, что мы со своими революциями впоследствии обходимся довольно сурово. А если посмотреть на отношение французов к своей Великой Французской революции – оно замечательное и сплошь овеяно романтикой. Потому у них спокойно продолжают стоять памятники Наполеону.

У меня был период, когда я работал во Франции над сценарием телесериала о Марии Антуанетте. И я очень много читал о Великой французской революции. И скажу вам, что большего ужаса и кошмара по уровню человеческого зверства представить себе нельзя. С тем, что происходило у нас во времена Октябрьской революции это даже сравнивать нельзя.

-А как вы оцениваете состояние современного мирового кинематографа?

-Сегодня в кино происходит то, о чем я говорил в начале – это благополучно выполненная нашими американскими товарищами, пардон – партнерами, миссия. Понятие пошлости - оно же объемлющее. Это понятие количественное. Пошло – это когда слишком страшно. И когда слишком сладко. А самое главное - когда переходятся все границы. Допустим, киноизделия Тарантино для меня не более чем провокации. Если предметом для зрительского хохота становится умирающий на экране человек или простреленная голова с разлетевшимися мозгами, то, по-моему, это уже за гранью добра и зла.

К сожалению, пока эта навязанная схема не обвалится, ничего в кино не изменится. И у нас в России, соответственно, тоже. Потому что, повторюсь, прокатом в России в основном владеют США. И если во времена железного занавеса мы не пускали в прокат то, что не хотели пропускать по воле советских цензоров, то теперь уже с обратной стороны этого бывшего занавеса сидят и решают, что нам смотреть, а что нет. И иногда хорошие российские картины не могут попасть на экран, потому что руководители проката предпочитают показывать нам какой-нибудь «Аватар».

-Кто из новой волны молодых актерских звезд вам действительно интересен – Козловский, Боярская, Матвеев?

-Интересная тема. Сейчас приближается юбилей Юрия Богатырева, а совсем недавно умер Алексей Петренко. Вот такого масштаба артистов больше не делают. Они были другими. Перечисленные вами ребята очень милые, хорошие артисты. Но другого масштаба. Я не вижу в них штучного. Вместо одного может спокойно играть другой. А вот представить себе кого-то другого на месте Богатырева или Петренко невозможно… Меня как-то пригласили посмотреть один спектакль. Играли хорошие артисты. А когда после спектакля, поинтересовались моим мнением, я сказал -- представьте себе скачки, битком набиты ипподром, дамы в шляпках, общее волнение… И вот открываются ворота и оттуда выбегают пони… Вот с новыми молодыми актерами примерно также.

-Простите за банальный вопрос, но как вы, будучи студентом Строгановского художественного училища, попали в кино?

-В результате случайностей, из которых, собственно, и состоит вся жизнь. Потому что с Никитой Михалковым мы были знакомы с 14 лет. Мы были из одной детской компании. Что нас отличало от всех остальных, так это то, что он точно знал, что хочет стать актером, а я точно знал, что хочу стать художником. И когда он снимал свою курсовую работу «Спокойный день в конце войны», он позвал меня в качестве художника-декоратора. С этого все началось. Потом у нас была совместная картина «Свой среди чужих», но она случилась, когда я уже закончил институт. Кроме того, у нас в Строгановке был французский театр, где мы играли на французском языке.

Первую свою роль, крохотный эпизод в картине «Свой среди чужих», я получил, благодаря… холере. Артист, который должен был играть эту роль, не смог выехать из Крыма. Потому что там была эпидемия холеры. А нас поджимало время, мы сидели в Ингушетии, и возникла идея попробовать меня. Вообще к случайностям надо быть готовым, но ни в коем случае не готовится к ним специально.

Знаете, когда мне предложили написать книжку о себе, потому что я, кажется, единственный человек, который этого еще не сделал, я стал думать о том, что написать. И понял, что самое интересное во всех автобиографичных книгах – это воспоминания о детстве. А вот рассказы о себе в настоящем времени – самые неинтересные. Так вот думая о своей книге, я понял, что назвать ее надо «История болезни». Потому что вся моя жизнь связана с переживанием болезней. До школы у меня был туберкулез, который каким-то волшебным образом и по чистой случайности вылечился, потом у меня была мигрень, от которой меня вылечили, а она вообще не лечится, потом была онкология, и чего только вообще не было. Может у меня какая-то миссия в этой связи есть?

-На ваш взгляд, что прежде всего сегодня должно пробуждать в людях искусство - чувства или мысли?

-Прежде всего искусство должно сегодня будить и мысли, и чувства у самих создателей искусства. А если у них в сердце доллары, а голова работает как калькулятор, то никакого искусства вообще не будет!

Комментарии 3
Nodar Nakahidze5 месяцев назад
cegodna grusinckaia pravitelctva,parlament,president,premier i ixni othi ivanishvili lisat vanuhuiu ruku evrapeitcev,nogi i sadnici amerikancev,unix net grusinckogo dactoinctvo
1
Галина5 месяцев назад
И читать интересно и человек талант. И большое Уважение к нему. Успехов Вам
Махир Джалилов5 месяцев назад
Только свои , если удастся , понимаешь !
2