Сверхдоза прекрасного

Культура | 17 октября 2012 года, 12:20

фото

На экраны вышел «Гольфстрим под айсбергом» Евгений Пашкевича - фильм, который будет представлять Латвию на «Оскаре», а значит претендует на звание главного кинособытия года.

Драматическая история растянувшихся на двенадцать лет съемок этой картины, участвовавшей в программе Московского кинофестиваля, и получившей «Большого Кристапа», и так широко освещалась в прессе, но финальным аккордом мытарств режиссера (и по совместительству продюсера) стала банальная нехватка 30 тысяч латов, необходимых для (простите этот пошлый жаргон) «раскрутки» фильма перед «Оскаром». Беру в кавычки слово «раскрутка», потому что на самом деле речь идет о банальной организации пресс-сеанса для американских киноакадемиков. Не расклейка биллбордов на нью-йоркских небоскребах, не покупка рекламного времени в прайм-тайм Суперкубка, а элементарный показ картины тем, кто может за нее проголосовать. Без этой процедуры шансы быть замеченной у любой иностранной картины равны нулю.

фото

На фоне внушительного по латвийским меркам бюджета «Гольфстрима под айсбергом» (а это, простите, €2 300 000), 30 тысяч латов – сумма небольшая. И хочется верить, что деньги найдутся, потому что фильм без рекламы – это как новенький автомобиль с пустым бензобаком. Вещь красивая, но бесполезная.

Не буду кривить душой, и взывать к патриотизму. Вряд ли «Гольфстрим под айсбергом» послужит рекламой Латвии в плане привлечения туристов. Хотя действие всех трех новелл этого киноальманаха и происходит в Риге, город снят без хрестоматийных достопримечательностей, национальных костюмов, да и вообще все основные роли сыграны российскими актерами. Но именно эта мультикультурность и может импонировать американцам.

Евгений Пашкевич аппелирует к ценностям, которые лежат в иной плоскости. И хотя перед премьерой фильма в Splendid Palace режиссер обратился к залу с просьбой «отключить голову» и не искать в нем скрытые смыслы, для любого критика «Гольфстрим» станет самым вкусным блюдом.

фото

«Итак, сын мой, узнаю что существо, толкнувшее вас к падению, была Лейла, дочь Лилит»,-

говорит педантичный латышский пастор своему любимому ученику, выслушав его сумбурную и до циничного откровенную исповедь. Подробности грехопадения будут воспроизведены на киноэкране во всех плотских подробностях, а сам рассказ сначала повергнет добропорядочного священника в ужас, а затем вызовет восторженное любопытство, подтверждая его теологические изыскания о первой жене Адама, Лилит. В отличие от Евы, Лилит избежала первородного греха. У нее нет души, то, что она делает, не хорошо и не плохо. Она может принимать любой облик и подчиняет своей воле мужчин.

фото

В первой новелле кинотриптиха чарам Лилит будет противостоять достопочтенный рижский арт-дилер Теофилиус (Вилле Хаапасало), который в 1664 году, оставив в Риге беременную жену, отправляется морем к своему давнему знакомому коллекционеру Борграфу, чтобы привезти ему портрет неизвестной женщины. Незнакомка с холста оказывается как две капли воды похожа на домоправительницу Борграфа Ниду, а сам дом зажиточного помещика оказывается ожившим путеводителем по картинам «малых голландцев».

фото

Герой второй новеллы, аристократ Арл Брыльский (Данила Козловский), приезжает к своему любимому учителю церковно-приходской школы, чтобы исповедаться в грехе. Его соблазнила любовница лучшего друга, в результате чего друг сошел с ума, и закончил дни в психушке, а невеста аристократа наложила на себя руки. Порочная связь овеяна ароматом Востока (любовницу друг привез из Константинополя) и погружает зрителя в эстетику модерна и декаданса.

фото

И только герой третьей новеллы, художник Фритц (Алексей Серебряков), проживающий в Риге 90-х годов прошлого века, и собирающий тушки мертвых животных для своей инсталляции, находит силы не поддаться Лилит в образе цыганки. Эта часть киноальмонаха менее всего понятна, но, как ни странно, наиболее сильна, благодаря великолепной игре Серебрякова.

Пересказывать сюжет «Гольфстрима» так же сложно, как излагать своими словами содержание философской притчи. Однозначно это не фильм для массового проката, и даже странно видеть его в мультиплексах по соседству с «Заложницей 2» и «Ледниковым периодом». Случайный зритель, зашедший сюда по ошибке, опоздав на сеанс «Неудержимых» Сталлоне, выскочит из кинозала как ошпаренный минуте на десятой, потрясенный абсолютным отсутствием какого-либо действия.

При этом иной критик нагромоздит вам ворох скрытых смыслов и фрейдистских комплексов, хотя, на мой взгляд, фильм и прост и сложен одновременно.

фото

Можно только восхищаться тому как Пашкевич заманил в свой проект самых именитых звезд российского кино (помимо уже упомянутого Алексея Серебрякова и Юрия Цурило я причислю к ним Вилле Хаапасало и Лембита Ульфсака), как угадал с выбором сверхмодного ныне Данилы Козловского (на момент съемок в «Гольфстриме» он успел появиться лишь в «Гарпастуме» Германа-младшего, а ныне блистает на первых ролях в «ДухLess» и «Шпионе»), как смело раздел Ксению Раппопорт, задействованную в крохотном эпизоде.

фото

Мне показалось, что Евгений Пашкевич сконцентрировал здесь все свои нереализованные планы и мечты, втиснул в экранные два часа материал для полноценной режиссерской фильмографии, перенасытив картину образами и символами.

Каждый кадр, каждая мизансцена выстроены с убийственной точностью, заставляя обомлеть от невиданной красоты. Это кинематографический Лувр, осмотреть который не у всякого хватит сил. Это сама Лилит, прекрасная и... лишенная эмоций и души.

фото

Без сомнения, как и прочие работы Евгения Пашкевича, «Гольфстрим под айсбергом» будет использоваться в кинематографических вузах в качестве учебного пособия, и это тот материал, на котором можно вырастить поколение блестящих режиссеров и операторов. Это наглядное пособие по искусству видеть красоту даже в обыденном.

фото фото фото фото

Трейлер к фильму

Комментарии