Лес рубят — елки стоят!

Эксклюзив | 26 декабря 2014 года, 12:56

Те, кто остался в городе на эти безумные, затянувшиеся выходные, наверняка потратят два часа из дарованных десяти отгулов на просмотр фильма в ближайшем мультиплексе. Но прокатчики предлагают зрителям странный выбор: драму из серии «все умерли» на фоне рубки леса, изрядно поднадоевшую, как салат оливье, елочную франшизу, заунывный библейский эпос (более подходящий на Пасху, чем на Рождество) и ведьмаковское фэнтази.

«Елки 1914»

«Елки» на Новый год стали для россиян такой же традицией, как романтическое похмелье после бани в чужой квартире. Четвертая часть «Елок» перезапускает франшизу, предлагая полюбоваться на знакомых актеров в маскарадных костюмах начала прошлого века. Действие фильма разворачивается на Рождество 1914 года, в разгар Первой мировой войны Дума запрещает елочки как вражеский немецкий обычай, но несогласный народ начинает собирать петиции в защиту пушистых красавиц. Широко представленные в картине звери и дети с легкостью переигрывают заслуженных шоуменов, а лоскутный сюжет, распадающийся на отдельные новеллы, сочиненные сценаристами КВН, как нельзя лучше олицетворяет метафору «мордой в салат» (обыгранную в фильме чрезмерное количество раз). Снятый в духе возрожденного тренда «православие, самодержавие, народность», этот фильм, говорят, очень понравился российскому министру культуры Мединскому. Неужто именно таким будет эталонное российское кино?

«Серена»

Выпущенный на киноэкраны в последние дни года, фильм явно был снят с прицелом на «Оскара» и по всем правилам оскароносной ленты. Перед зрителем разворачивается история роковой любви богатого лесопромышленника Джорджа Пембертона и гордой красавицы Серены. И все, казалось бы, сделано правильно: на главные роли приглашены Брэдли Купер и Дженнифер Лоуренс, чье совместное участие два прошлых раза приводило картины к наградам («Мой паень — псих» и «Афера по-американски»), восхитительная операторская работа, в основе сценария — яркий роман Рона Рэша, повествующий о людях, уничтожающих все вокруг, не только столетние леса, но и людей, и человеческие отношения. Но вся эта история выглядит бледной тенью «Легенд осени», тяжеловесной, предсказуемой, скучной. Лоуренс слишком изнежена для роли железной леди с топором (идельным выбором была бы молодая Джоли), да и на месте Купера за строками сценария явно проглядывает тот же Брэд Питт. Если «Елки 1914» - ретрокомедия, то «Серена» - ретродрама в чистом виде, излишне угодливо пытающаяся понравиться киноакадемикам.

«Седьмой сын»

Магический фэнтази-боевик Сергея Бодрова-старшего со стомиллионным бюджетом и первоклассными голливудскими актерами доказывает, что не только Бекмамбетов умеет снимать красиво. Не будем вслух при Бодрове произносить «Властелин конец», чтобы избежать неловких сравнений, ведь «Седьмой сын» буквально дышит в затылок «Хоббиту», едва успевшему вернуться домой из долгих странствий. Экранизация романа «Ученик ведьмака»Джозефа Дилейни вряд ли станет сагой сродни толкиниаде Питера Джексона, хотя изо-всех сил пытается. Как одноразовая сказка для подростков под Рождество это работает - драконы, рыцари, монстры, детям больше и не нужно ничего. Фильм не перегружен философией и нравоучительностью, снят «бодро» (простите за каламбур, но это нужно подчеркнуть, так как режиссер взялся за экшн посреди седьмого десятка!) и без провисаний. Для семейного выхода в кино с сыном-подростком (до 14 лет) — идеально!

«Исход: Цари и боги»

Уже второй блокбастер в этом году, снятый по библейскому сюжету (первым был «Ной»), показывает какие трудности поджидают постановщика, решившего взять за основу сценария Старый Завет. Куда проще снимать коммерческое кино по греческой мифологии, где можно позволить себе любые вольности с персонажами, шутить и даже издеваться над ними, додумывать увлекательные приключения. Но как только режиссер начинает работать со Священными текстами, знакомыми всем по воскресной школе, он невольно впадает в пафос, и скован по рукам и ногам общественным мнением, в страхе обидеть чувства верующих. Даже великий Ридли Скотт, снявший «Чужого» и «Гладиатора», «Бегущего по лезвию» и еще десяток фильмов из разряда классики, был вынужден снять историю Моисея, превратившегося из соправителя фараона в изгоя, а затем в пророка, освободившего еврейский народ из египетского рабства, как иллюстрацию Библии. Грандиозную, фантастическую 3D иллюстрацию, где спецэффекты и декорации доминируют над характерами. Это Великая История, но не великое кино.

Комментарии