Лучше стоя, чем на коленях (10)

Происшествия | 1 февраля 2011 года, 13:57

В прошлый четверг в латвийском Сейме произошло историческое событие.

фото

По свидетельствам очевидцев, в зале стояла абсолютная тишина. Депутаты, как зачарованные, слушали выступавшего с трибуны коллегу. А иные даже норовили заглянуть в текст выступления, который выступавший держал перед собой. Это удалось телевизионному оператору. Однако, к разочарованию многих, оказалось, что текст был напечатан латинскими буквами, только над некоторыми словами было написано произношение.

Вот так произошло историческое событие - депутат Сейма Валерий Кравцов сказал речь на государственном языке.

По итогам выборов нынешнего Сейма главный языковый контролер Антонс Курситис заявлял, что среди депутатов Сейма 25 человек не владеют гос. языком. Позже председатель Сейма Солвита Аболтиня, в интервью радио Baltkom сказала, что по ее наблюдениям, пять депутатов в зале сидят и ничего не понимают.

Кстати, та же г-жа председатель Сейма утверждала: «Возможности говорить по-русски с трибуны Сейма или в комиссиях не существует». И считала, что за такое следовало бы предусмотреть более суровое наказание, чем денежный штраф, налагаемый Центром госязыка,

Интересно, что в довоенном Сейме, у которого с нынешним общая нумерация, с трибуны вполне возможно было говорить не только на русском, но и на немецком языке.

В 1922 году Учредительное Собрание приняло статью Конституции, которая, признавая латышской язык государственным, гарантировала нацменьшинствам свободное устное и печатное употребление их языков и допущение их на известных условиях в государственные, муниципальные и судебные учреждения.

Но уже тогда говорили о дискриминации латышского языка. Например, утверждали,что право депутата нацменьшинств говорить на своём языке означает навязывание понимания чужих языков большинству.

В 1928 году в Сейме спорили, может ли стать заместителем министра депутат парламента, не знающий латышского. Имелся в виду депутат Сейма Леонтий Шполянский, претендовавший на пост замминистра земледелия. Латышского он не знал, но из депутатов Сейма его исключать не собирались.

В 1921 году латвийские газеты сообщили, что новый городской голова Либавы запретил всем инородцам подавать в городскую управу документы на их родном языке. По тем временам это было сенсацией.

Как известно, депутат Кравцов тоже из Лиепаи. Нет, все знают, что он сибиряк. Но в Сейм его выбрали лиепайчане. В прошлом году, депутат лиепайской думы Кравцов пытался говорить с думской трибуны по-русски, но ему не дали.

Как только его выбрали в Сейм, на Кравцова тут же ополчилась латышская пресса. Именно по заявлению скандально известной журналистки Элиты Вейдемане, зам.редактора газеты «Некаткарига», Полиция безопасности и начала проверять обстоятельства получения Кравцовым латвийского гражданства.

Естественно, что и для представленных в Сейме национал-радикалов депутат Кравцов стал живым символом оккупации. Они даже подготовили проект решения об исключении депутата Кравцова из Сейма в связи с недостаточным знанием государственного языка.

Вот как раз на рассмотрении этого проекта Кравцов и выступил с речью. Которую до этого, по сведениям журналистов, долго зубрил.

«На коленях сибиряки никогда не стояли», - закончил своё выступление Кравцов. Дескать, и он не встал. Хотя это весьма сомнительно.

Вот если бы он принципиально пытался говорить с трибуны Сейма по-русски, тогда да. Или, наоборот, вдруг начать вещать на блестящем литературном гос.языке, и все обалдели. А так, через пень-колоду, с поправками и извинениями... Это выглядело покаянием.

Как вы знаете, правящие решили передать дело Кравцова на рассмотрение комиссии по мандатам и этике. Может быть, за это время выучит.

В второй половине прошлого века в некоторых американских штатах ещё действовал закон, согласно которому, неграм в автобусе не разрешалось садиться на первые четыре места, предназначенные только для белых. А если все места для белых уже были заняты, а в автобус вошли новые белые пассажиры, сидящие негры должны были уступить им свои места. Иначе - арест.

Но 1 декабря 1955 года в городе Монтгомери, штат Алабама, девушка по имени Роза Паркс отказалась по требованию водителя освободить место для белых. То есть, нарушила закон.

Дальнейшее известно. Арест и суд над Розой Паркс положили начало борьбе за права негритянского населения. С тех пор они могут сидеть в автобусах, где хотят и мест никому не уступать. А возможно, если бы Роза, как она сама потом объясняла, не «устала подчиняться», так и до сих пор бы уступали. Говоря: « Закон есть закон!».

Депутат Кравцов, вполне мог бы стать нашей латвийской Розой Паркс. Но не получилось. В любом случае, осуждать за его это мы не вправе. А вот за то, что язык не выучил — сколько угодно!

Комментарии 10
negr5 лет назад
их бин балной? или в сумашедшем доме только по аглицки шпрехают? А по фене где ботают?. на лабузовском сайте?
rada5 лет назад
какой ужасный английский у всех троих комментаторов ! на уровне 5-го класса советской школы
XYZ6 лет назад
Bloody hell! Who is this moron who tries to write in English? dfhgfds , it looks like you can speak only lettish. Go and talk to your pigs and cows in it, but for God sake STOP even trying to speak in English!!!!