День борьбы (3)

Общество | 8 марта 2011 года, 13:55

Илья Ильф говорил:

— Я открыл такую закономерность. Если журналисты стоят в редакционном коридоре, курят и беседуют на приличную тему, никаких женщин рядом не бывает.

Но стоит кому-нибудь сказать хоть одно непристойное слово, мимо непременно пробегает какая-нибудь машинисточка или секретарша... Если выразиться покрепче, тут уже появится женщина посолидней... А когда я, — говорил Ильф, — в коридоре газеты «Труд» разразился длиннейшим матерным монологом, открылась дверь и передо мной появилась руководительница международного женского движения Клара Цеткин…

Это меткое наблюдение замечательного писателя доказывает, что ругаться нехорошо. Особенно, конечно, в Международный женский день.

фото
Улица Клары Цеткин

Основоположницей которого и считается вышеупомянутая Клара Цеткин, урождённая Э́йсснер,

Между тем, в современной латвийской истории есть фигура, которая без ругательств о Кларе Цеткин и не вспоминала.

Я, конечно же, имею в виду бывшего депутата Сейма Юриса Добелиса, ярого ненавистника Международного женского дня.

8 марта всегда было для него черным днем календаря. С сеймовской трибуны он кричал «нет!» этому «надуманному красному женскому дню» и пугал собравшихся «леденящим дыханием Клары Цеткин». И так много лет подряд.

Когда 8 марта все-таки попало в латвийский календарь праздничных дат, это здорово подкосило политическую карьеру Добелиса. И вот уже ему на смену пришли другие, молодые национал-радикалы.

Вообще-то они не должны помнить 8 марта как советский праздник. Тем более, что он официально провозглашен ООН именно как Международный женский день.

Но практически они не могут взять и поздравить всех женщин. Потому что всегда разделяют их на латышских и всех остальных.

Это следует из сформулированного депутатом Сейма Райвисом Дзинтарсом пятого закона четвертой атмоды: «Везде, где только возможно, отдавай преимущество латвийскому». Вернее тому, что обозначается непереводимым понятием «латвискумс». В толковании автор поясняет, что человек всегда прежде всего доверяет своим - тем, чьи язык, традиции и тому подобное, ему близки. Такой вот психологический эффект.

К тому же, ранее в интервью лидер «вселатвийцев» подчеркивал коварность русских женщин. Чувства к которым часто играют роль ловушки – латыши начинают говорить на русском языке.

Но с другой стороны, знаменитый социолингвист Винета Пориня, автор термина «лингвистическая дискриминация», неоднократно подчеркивала, что именно женщины, согласно исследованиям, активнее интегрируются и передают это желание своим детям.

Ученая дама, наоборот, советовала латышам «целеустремленно работать с женщинами», чтобы латышский язык был передан следующим поколениям. Из контекста понятно, что женщины имелись в виду русские. Вот и разберись тут!

В принципе, конечно, политики ещё могут сказать, что ООН нам не указ и в латышском обществе нет традиций празднования 8-го марта, а те, что были, навязаны оккупантами. Зато у нас есть День матери. С ним, правда, проблема - он отмечается во второе воскресенье мая и иногда попадает на 9-е число. Когда истинному латышу праздновать как-то неудобно.

Поэтому надо бы придумать латвийский женский день и праздновать отдельно. Тем более, что Международный женский день не всегда отмечали именно 8-го марта. А было и 28 февраля и 19 марта, и 12-го мая. Пока Клара Цеткин не навела порядок.

Но в Латвии до 1940 года его не праздновали, хотя у власти и бывали социал-демократы. Наверное, потому, что не любили коммунистку Клару Цеткин. Когда в 1925 году разнесся слух, что она сделала в Советской России операцию по омоложению, рижская газета «Сегодня» откликнулась крайне злобной карикатурой.

фото
Рисунок из газеты "Сегодня", 1925 г.

Клара, кстати, была депутатом рейхстага с 1920 по 1933 год. А в латвийском Сейме долгое время ни одной женщины-депутата не было. Хотя баллотировалось немало. Даже Аспазия, жена Райниса. Но народ их не выбирал.

И женщины-министра не одной не было, все появились только в 1990-х годах. Правда, в Советской Латвии они были, но это как бы не считается.

И только в 1931 году в четвертый Сейм была избрана депутат от партии Демократический центр Берта Пипиня.

По сути, это и есть латвийская Клара Цеткин. Такой же неутомимый борец за права женщин. И с такой же несчастной судьбой. Начать с того, что Пипиня она была по мужу, ее девичья фамилия - Зиемеле. Но муж ее, журналист и литературный критик, скрывал, что он Пипиньш и писал под псевдонимом Визулис.

фото
В центре - Берта Пипиня, 1937 г.

Да и Сейм, в который ее избрали, был разогнан Улманисом, ей пришлось уйти из политики, хотя бороться за женские права она не перестала.

Точные дата и место смерти депортированной в Сибирь Берты Пипини не известны, а вот дата рождения известна - 28 сентября (1883 года). Этот день вполне можно было бы объявить Днем борьбы за права латвийских женщин. Или латвийским женским днем.

Комментарии 3
Челдон6 лет назад
Г-ммм,Пипиня...С чем-то это у меня ассоциируется...
8 марта6 лет назад
Пипиньщ-Липиньш, где ты был?
На Фонтанке с Кларой пмл!
Хиппиня6 лет назад
Никаких Цеткиных!Только Пипини.