За гранью провала (19)

Общество | 15 марта 2011 года, 11:12

Случилось страшное! Сорвался грандиозный тайный проект внедрения, который мог бы решительным образом изменить нашу жизнь!

фото

Но обо всем по порядку. Когда я узнал, что Латвийская ассоциация в поддержку школ с русским языком обучения (ЛАШОР) выступает против сбора подписей за предоставление русскому языку статуса второго государственного, то сначала удивился.

Примерно так, как удивился, узнав, что Борис Моисеев выступил против гей-парадов. Но потом понял, что этому артисту просто не нужно столько геев на улицах Москвы, он хочет остаться единственным и самым главным. По крайней мере, на российской эстраде.

Подобной виделось мне и ситуация с ЛАШОРОМ. Возможно, они там считают себя главными защитниками русского языка в Латвии. А если этот язык вдруг станет вторым государственным, то, что же тогда они защищать будут? Или даже не станет, но просто расширит сферу применения. Все равно обидно. Если это произойдет не благодаря солидной официально признанной организации, а из-за действий каких-то маргинальных выскочек.

Думаю, даже не так обидно было бы, если б претворилась в жизнь мечта Райвиса Дзинтарса со товарищи и русские школы вообще прикрыли. Тогда можно было бы снова выдвинуть лозунг «Русским школам быть!» и тихонько себе бороться, организованно. По олимпийскому принципу «Главное не победа, а участие» .

А если люди начнут протестовать стихийно и тем более, требовать какого-то статуса для русского языка, то это может разозлить латышей. Сейчас-то они добрые, даже милостиво разрешают русским детям немного на родном языке учиться. А как обозлятся?

Ведь латыши, как все мы знаем, готовы терпеть многое - урезание пенсий, снижение зарплат, повышение налогов и цен, диктат МВФ, голод и холод. Но только не русский язык.

Скажи им «русскому языку - статус второго государственного» - «и словно бешеный латыш дерется, всё круша». Это цитата , если кто не знает.

Или «всех душа». Вспомним легендарного Добелиса, который начал душить собеседника непосредственно в прямом эфире радио «Свободная Европа». А тот лишь предположил, что Добелис дома по-русски говорит.

« Не позволим противопоставлять людей! Мы должны быть сплоченными, чтобы общими силами выводить страну из тяжелого экономического положения» , говорится в заявлении ЛАШОР .

И вы знаете, это вовсе не пустые слова. ЛАШОР эту сплоченность демонстрирует наглядно. Об этом я узнал из вчерашнего номера газеты «Телеграф». Где прочел о похвальном сотрудничестве председателя правления ЛАШОР Игоря Пименова с партией «Вису Латвияй!». И что сопредседатель этой партии Имантс Парадниекс публично назвал Пименова честным человеком. А Пименов похвалил экономические взгляды Парадниекса и сказал «Нельзя не верить человеку только потому, что у него какая-то другая идеология».

Идеология партии «Вису Латвияй!» достаточно ясна. Особенно насчет русских школ. Да и в экономике тоже. Их кумир -- Карлис Улманис, с его идеями национального капитализма и латышской Латвии: «Латыш должен стать хозяином на своей земле».

Казалось бы, что тут может быть общего с защитой русских школ? Но я понял: это всё неспроста. Тут явно имеется в наличии хитрый план. Усыпления бдительности противника.

Возможно, отчаянный депутат Пименов хочет внедриться в стан латышских национал-радикалов и разлагать их изнутри. Как Штирлиц имперскую рейсхканцелярию.

Но для этого надо, чтобы они ему поверили. А как этого добиться? Очень просто. Хвалить их экономические взгляды. Выступать против русского языка. И делать вид, что боишься разозлить латышских националистов.

А еще лучше, конечно, вступить в их партию. Известно, что в КПСС иные люди вступали с намерением, «чтобы там было больше честных людей». Чтобы реформировать ее.

Да и наверняка, в НСДАП, то есть в германскую национал-социалистическую партию, некоторые вступали с такими же планами. Или по специальному заданию Центра.

Может быть, отважный г-н Пименов надеялся переубедить, перевербовать латышских националистов. Доказать им, что они не правы. Но сначала с ними подружиться. Найти, так сказать, точки соприкосновения.

Вполне себе можно представить, как глава ЛАШОР обнимается с тем же Парадниексом, а из-за его спины нам тайные знаки делает. Не волнуйтесь, мол. Так надо. Русским школам быть!

А тут вдруг Линдерман вбегает со своим референдумом . Шум, гам, латыши пугаются. И столько лет кропотливой работы – коту под хвост.

В общем так. Становится понятным, почему так называемые защитники русских школ против этого референдума выступают.

Во-первых, чтобы латышей не злить. Потому что Добелис старенький был. Вот у него и не вышло задушить. А сейчас ему молодая смена подросла.

Во-вторых, чтобы не оттолкнуть от себя латышских национал-радикалов. Которых надеются перевоспитать. Или усовестить.

А в третьих, может быть, некоторые и хотели бы за русский язык бороться. Но Урбанович не велел.

Потому что конспирация – прежде всего.

Комментарии 19
Хэ6 лет назад
Ну, если "дядя Миша" - вершина, то страшно подумать, что там ниже по склону творится. Упала планочка, упала.
Маразм крепчает26 лет назад
Сорри.
"...была оккупированной страной".
Маразм крепчает6 лет назад
Министр культуры Сармите Элерте - о нацменьшиствах и титульной нации(Из интервью)

"...через Латвию в течение оккупации проехало 1,5 млн. иммигрантов. Примерно половина их осталась. Чем мы занимаемся в течение 20 лет и, может быть, будем заниматься еще 50 лет — это ликвидировать последствия той политики, которая не имеет никакой связи с естественным развитием вещей. До Второй мировой войны в Латвии 23% населения принадлежало к нацменьшинствам.

В отличие от всех остальных европейских стран Латвия дала особые права приехавшим иммигрантам. Включая неграждан. Ни один негражданин европейской страны не имеет так много прав, как у нас. У него есть право не брать вид на жительство,дети могут учиться в специальных школах и тд

А если мы говорим, мол, пусть все будет так, как есть сейчас, то мы легализуем преступную оккупацию независимого латвийского государства.

Латвия в 1918–м действовала согласно идее самоопределения наций, с которой в Европе выступил после Первой мировой войны Вудро Вильсон.

— А я думала, что независимость Латвии подарил Владимир Ильич Ленин, заключив Брестский мир с немцами…

— Вильсон исходил из того, что латыши — отдельная нация, потому что имеют свой язык, свою культуру и собственную интеллигенцию.

— Воспитанную в академиях и консерваториях Санкт–Петербурга и Москвы в конце XIX — начале XX века…

— Думаю, что эти формулировки, которые нам нужно было заучивать в советских школах, не надо повторять. Интеллигенция Латвии обучалась в очень разных школах — в Петербурге, конечно, но и в Тарту, и в Германии.

— Тарту (Юрьев, Дерпт) тоже был городом Российской империи. А русской культуре, самой глубокой и всеобъемлющей, вы отказываете на право существования здесь?

— Это тоже из советской школы. Да, русская культура интересная и глубокая, но не интереснее и не лучше, чем немецкая, французская и т. п. Она очень хорошо развивается в России, и пусть! А у нас всегда присутствовала и немецкая, и польская, и русская, и еврейская, и шведская культуры.

— А вы окончили в свое время одну из лучших мировых киношкол — ВГИК в Москве, отделение кинокритики, и что — это тоже плохо?!

— У меня не было другой возможности, потому что Латвия была оккупированной стр