Сейм закрыть, но изнутри!

Политика | 7 августа 2008 года, 13:28

Намедни я ознакомился с речью президента Валдиса нашего Затлерса, который уговаривал депутатов Сейма вернуть доверие народа государственной власти. И дать этому самому народу право этих самых депутатов разгонять.

И так президент душевно депутатов уговаривал, что становилось ясно — никаких других способов вернуть народное доверие у власти больше не осталось. Можно предположить и другое — народ так ненавидит депутатов сейма, что получив возможность их разгонять, обрадуется и успокоится.

Это, конечно, опасное представление. Аппетит, как известно, приходит во время еды, и кто сказал, что народ, пресытившись ежегодным разгоном парламента, не потребует потом всенародного избрания президента, права разгона правительства или замену судебных инстанций народным правосудием?

Но ведь и Сейм тоже виноват. Слишком уж он был открыт для народа. Любой мог увидеть по телевидению, что там делается. Или услышать по радио.

Столько лет прошло, а все не могу забыть письмо читателя Индулиса Круминьша, опубликованное в газете Neatkarīga весной 2001 года.

"Депутат 7-го Сейма Ивар Годманис — писал читатель — во время пленарного заседания занимался ежедневной гигиеной. На заседании, пока шли дебаты по законопроекту, он скрученной в мочалку тряпочкой чистил уши, перед тем облизав ее в рту. После чего при помощи зубов тряпочку свернул и положил в нагрудный карман пиджака. Это показывало LTV. Ивар Годманис себя всегда считал большим эстетом, но его поведение свидетельствует об обратном«.

Вот подобное эстетство и красование и погубило наш Сейм. Телевидение показывало их интимные процедуры, пресса расписывала их личную жизнь. Было известно все — от низких цен в меню сеймовской столовой, до больших компенсаций и прочих социальных гарантий, которые получали бывшие депутаты

Даже о том, как хозяйственная комиссия сейма призвала всех депутатов не курить во дворе здания, а канцелярию сейма — убрать оттуда пепельницу, сообщалось подробно.

Выступления депутатов анализировались экспертами. Например, из вышедшего в мае исследования можно узнать, что за время всех заседаний 8-го Сейма слова «гражданское общество» и «власть закона» упоминались 18 и 28 раз. В свою очередь, «оккупация» и «государственный язык» — 630 и 547 раз.

Каждый год избирался самый говорливый и самый грубый депутат. Газеты подробно сообщали о том, кто кого в Сейме обозвал базарной бабой, пьяной теткой, улброкским Бэтменом, дикарем, зомби, рафинированным подлецом и вшивым ястребом. И кто кому советовал уезжать в Израиль или лечиться у психиатра.

Естественно, у народа стало возникать мнение, что они там в Сейме развлекаются, едят, курят, спят на заседаниях. А про их тяжелую работу почти никто и не знал. Только доктор Затлерс в своей речи рассказал.

А ведь если бы Сейм не был таким открытым, если бы туда не пускали бы журналистов, а главное — фотографов, не было бы трансляций с заседаний, а у депутатов хотя бы были очки с нарисованными на них глазами (что бы никто не видел их спящими), так, может быть, народ бы думал, что они там работают и не требовал бы изменить конституцию.

Конечно, Латвийская Республика прекрасно существовала и без сейма, с 1934-го по 1940 год, да и тот сейм быстро объявил себя временным Верховным Советом Латвийской ССР

И ведь эти шесть лет, согласно нынешним учебникам истории, были периодом расцвета, когда латыш впервые стал хозяином на своей земле.

A когда 18 мая 1934 года новый Кабинет министров, с Карлисом Улманисом во главе, перенял функции распущенного Сейма, то от населения по этому поводу поступали бесконечные приветственные телеграммы, народ ликовал. Хотя никакого телевидения тогда не было.

Но мне было бы жаль лишиться нашего Сейма. Там перебывало столько творческих людей. Поэтов, композиторов, артистов. Раймондс Паулс, например. А как они поют гимн! Недаром же в народе депутатов парламента называют самым высокооплачиваемым хором страны.

А еще я вспомнил покойного депутата от ТБ/ ДННЛ Юриса Синку, который в 2001 году взял и сочинил слова для российского гимна. Как раз тогда в России конкурс проводился. Даже говорили: музыка Глинки, слова Синки. Эх, какие люди были!

В общем так. Я за то, чтобы Сейм и дальше был, но от народа его надо оградить. В буквальном смысле. А то народу лишь бы чего разогнать, не подумав.

В конце концов, не забудем, что и первый и единственный канонизированный, то есть святой латыш — священномученик Иоанн Помер был депутатом Сейма. Правда, это было давно, в 1930 году. С тех пор там святых не замечено.

Комментарии