Загадка истории (15)

Наука | 20 июня 2012 года, 13:41

Минувшая неделя ознаменовалась очень интересными выступлениями латышских историков.

Тон, безусловно, задал главный президентский историк Инесис Фелдманис. Его даже иногда в прессе называют министром истории. В журнале «Сестдиена» он рассказал про совместную с Россией комиссию историков, сопредседателем которой является. Оказывается, поведал профессор, российские историки находятся во власти мифов. В этом-то и трудность. Представьте себе — с одной стороны латышские историки, которые точно знают как оно было, у них факты есть , а с другой - несчастные россияне, бормочущие свои сказки, прямо как дети малые, неразумные.

А откуда же сам профессор берет факты? Он прямо признается: в интернете. Недавно, говорит, в интернете, я наткнулся на интереснейший документ насчет оккупации. Наверное, дикие российские историки интернетом пользоваться не умеют. Потому и во власти мифов.

Но и другие печатные издания не остались без выступлений историков. Например,на страницах газеты «Неаткарига» выступил историк Ритварс Янсонс из Музея оккупации, супруг депутата Сейма Инары Мурниеце из Национального объединения. Он поделился загадками истории дня 17 июня 1940 года. Выразил сожаление, что латвийская армия не обучалась партизанской борьбе. И спросил: а почему айзсарги не сопротивлялись в первую оккупационную ночь, с 17 на 19 июня? Вот она, главная историческая загадка.

Хотя самому историку все ясно — айзсаргов распустил сам Улманис, а армия была запугана Кремлем. Там ясно дали понять — будете сопротивляться, сотрем вас с лица земли! Латвийская армия испугалась и решила не давать отпора, мало ли что. А надо было, считает историк Янсонс, уходить в леса и начинать партизанить уже летом 1940-го года. А то больно, что Латвия не была готова к сопротивлению ни на политическом, ни на военном уровне.

Но тут впрочем, уважаемый историк не совсем прав: сопротивление было. В газете «Латвияс Авизе» член общества репрессированных г-н Петерсонс специально для писателей опубликовал целый список подвигов, которые надо бы описать в патриотических книгах для воспитания юношества. Вот, например, подвиг хористов Латгальского праздника песни 16 июня 1940 года. Хористы знали, что к границам приближаются русские танки, но тем не менее три раза мужественно исполнили государственный гимн. Потом он какое-то время был и гимном Латвийской ССР.

Интересно в этой же газете выступил еще один известный историк — Айварс Странга. И тоже, естественно, про оккупацию. Он считает, что если бы 17-го июня латвийская армия оказала сопротивление, то ее всю посадили бы в ГУЛАГ. Якобы лагеря уже были готовы, причем, для армий всех балтийских стран. Еще одна причина — план-то мобилизации на случай нападения СССР был, но Красную армию ждали с востока, по Псковскому шоссе. А она пришла с юга, из Литвы. Обманула, в общем.

Тут же, кстати, вышеупомянутый профессор Фелдманис упрекает Карлиса Улманиса. Зачем он сказал, что входят войска дружественного государства? Мог бы вообще ничего не говорить. Если бы со стороны президента было хоть символическое противодействие, никто бы сейчас не спорил: была оккупация или нет, сетует профессор.

Казалось бы, сколько раз говорилось, что история не терпит сослагательного наклонения. И ведь все равно солидные латышские историки, не фантасты какие-нибудь альтернативные, каждый июнь начинают гадать: а чтобы было бы если....

Если бы армия ударила по советским военным базам, если бы 25 латвийских зенитный орудий дали залп по пролетающим над Ригой советским самолетам, если бы Карлис Улманис приказал дать отпор, если бы латвийская армия не стала бы территориальным корпусом советской, а ушла бы в с оружием в лес и оттуда пыталась мешать депортациям....

Наверное, все же чего-то не хватает латышским историкам для полноценной концепции оккупации. Вот и они пытаются придумать какие-то тайны.

Нынешнее обострение активности историков получило неожиданное продолжение. Президент Берзиньш взял да и уволил своего главного советника по вопросам истории, тоже известного профессора Антонийса Зунду. И ликвидировал его должность. Хотя он-то как раз с заявлениями на неделе не выступал. Причем, объявили об этом как раз в День оккупации.

И это еще одна историческая загадка.

Комментарии 15
Ого!5 лет назад
Умнеем однако...
Дайнис Лемешонок:"Желание быть без вины оккупированными опасно, поскольку, не извлекая уроков из истории, отвергая и замещая ее политически созданными «фактами», мы рискуем допустить старые ошибки еще раз. Невиновность нации и ее власти летом 1940 года – деструктивный национальный миф. Гражданский долг латвийских интеллектуалов, если таковые у нас на самом деле есть – разрушить этот миф, прежде чем миф разрушит латвийский народ. У каждой нации неизбежно наступает момент, когда ей приходится переоценить свое прошлое, чтобы построить выдающееся будущее. Или выбрать самоуспокоенное прозябание, которое позволяет тешить себя «воспоминаниями» о великом прошлом."
Бхай-бхай5 лет назад
Кто не имеет исторической памяти, обречен на кармическую расплату»
И.Г.5 лет назад
1853 г., аглицкий учёный-геолог, сэр Родерик Импи Мурчинсон, исколесивший всю Россию, - на митинге в Гайд-парке против вступления Великобритании в Крымскую войну:
«Даже если Россия расширяет свои владения за счёт сопредельных колоний, в отличие от остальных колониальных держав она отдаёт этим своим новоприобретениям больше, чем берёт от них. И не потому, что ею движет некая филантропия или что-то в этом роде. Изначальные устремления всех империй мало разнятся, но там, где появляется русский человек, всё чудесным образом получает совсем иное направление.

Выработанные у восточных славян ещё с дохристианских времён нравственные нормы не позволяют русскому человеку насиловать чужую совесть и посягать на имущество, ему по праву не принадлежащее. Чаще из коренящегося в нем неистребимого чувства сострадания он готов отдать с себя последнюю рубашку, чем у кого-то её отнять. Поэтому, каким бы ни было победоносным русское оружие, в чисто меркантильном плане Россия всегда остаётся в проигрыше.

Побеждённые же ею или взятые под защиту в конечном итоге обычно выигрывают, сохраняя в неприкосновенности свой образ жизни и духовные институты, вопреки их явной недостаточности для прогресса, в чём легко убеждаешься, познакомившись с ними более-менее основательно, приумножая своё материальное достояние и существенно продвигаясь по пути цивилизации.

Показательны примеры тому хотя бы Эстландия и Кавказ, в продолжение веков презираемые и насилуемые своими соседями, но занявшие почётное место среди народов и достигших несравнимого с прежним благосостояния под покровительством России, между тем как от приобретения Эстландии и Кавказа положение русского народа, то есть коренного населения метрополии, не улучшилось нисколько. Последнее нам кажется парадоксом, но такова реальность, первопричины которой кроются, несомненно, в особенностях русской морали»