Необыкновенный концерт (1)

Общество | 26 августа 2008 года, 12:44

В пятницу я ходил к памятнику Свободы на собрание защитников государственного языка. Поскольку в прессе о нем писали очень мало, я вам сейчас быстренько расскажу, что там было.

На самом деле это был концерт. В защиту государственного языка. Потому что его организаторы — партия «Всё — Латвии» — чередовали свои пламенные речи с пением песен под гитару. И вот только тогда я понял, зачем этой партии нужен единственный русский — Дмитрийс Мироновс. Он оказался обладателем довольно громкого баритона, переходящего в бас. А может быть, и во что другое, я в вокальных терминах не силен. Но сам слышал как голос Мироновса выделялся из общего хора, особенно когда он пел о том, как никогда не возьмет в руки русские деньги.


Песен было много, но ими, конечно, не ограничивались. Один из руководителей партии со странной фамилией Парадниекс (переводится на русский, как должник) рассказывал, как в юности он демонстративно носил шапочку с лозунгом «Я говорю по-латышски». С лозунгом, естественно, на том самом латышском языке. А когда знакомые его недоуменно спрашивали: «Ну и что? Мы тоже говорим по-латышски!», он делал важное лицо и снисходительно объяснял: "Я говорю только по-латышски!«.

А другой руководитель, пресловутый Райвис Дзинтарс, говорил о тайной, но всенародной поддержке, которой пользуется его партия, а закончил фразой про защитников русских школ: «Они говорят, что русские школы — их Сталинград? Ну тогда латышский язык — наша Курземская крепость!». Аналогия несколько сомнительная, потому что Сталинград советские войска все-таки отстояли, тогда как латышские эсэсовцы в Курземе все проиграли и потом еще лет десять прятались в лесу.

Кстати, председатель союза ветеранов-легионеров СС тоже выступал. Рассказывал, как защищал латышский язык с оружием в руках.

Потом опять попели, а потом наградили дипломом за отстаивание латышскости милую девушку — бывшую продавщицу Нарвесена Даце Калныню. Тут же была рассказана жуткая история, как к ней в магазин пришел какой-то тип в спортивных штанах и потребовал, что бы она говорила с ним только по-русски. Но отважная девушка не растерялась и обозвала злодея оккупантом. За что её сейчас и наградили. После чего опять попели.

Что еще было? Оратор по имени Янис говорил о коварстве местных русских, готовых, чуть что, с оружием в руках бороться против латвийского государства и разоблачал лживую российскую пропаганду, в связи с грузинской войной. Непонятно только, откуда он узнал про эту пропаганду? Ведь по речам собравшихся можно было понять, что они полностью исключили оккупантский русский язык из своей жизни. Значит, не должны смотреть русское телевидение и читать прессу на русском языке.

Потом начался дождь и господин Дзинтарс этому очень обрадовался, сказав, что вот так так-то и узнаются настоящие латыши — кто не ушел, тот латыш. Настоящий. Я, кстати, не ушел. А слушал, как девушка под зонтиком рассказывала о том, как они с единомышленниками ходили с видеокамерой по районам Риги, заходили в парикмахерские и прочие учреждения бытового обслуживания населения и задавали там наводящие вопросы на государственном языке. И как все оккупанты от них прятались. Я все ждал, когда будет оглашен список этих учреждений с названиями и адресами, но не дождался.

Становилось темно. Снова попели, и тут слово взял Дмитрийс Мироновс. Он рассказал, что недавно был на Маскачке и убедился — эта территория только юридически принадлежит Латвии, а фактически русские оккупанты чувствуют там себя как дома. Там и слова латышского не услышишь! Пора с этим кончать! Господин Мироновс, конечно, может не знать, но сохранились свидетельства очевидцев о том, что также в Московском форштадте было и в 20-х годах прошлого века, и в 30-х. И вообще русские люди поселились там еще в 17 веке. И даже Карлис Улманис ничего с этим поделать не мог.

Вот так незаметно прошел час. Пора было идти смотреть, как на мостах держат свечки. Уходя, я слышал как господин Дзинтарс благодарил всех собравшихся и объявлял выступление мужского хора «Вилки». В смысле, «Волки». Те самые, что записали диск с песнями легионеров СС. А вокруг памятника Свободы зажглись надписи на чистом латышском языке — Элкор спорт, Хансабанка и Чилипица.

В общем так... Что тут можно сказать? Ничего. Потому как, что ни говори, все будет на не государственном языке.


Комментарии 1
Изя 9 лет назад
Ну бандерлоги, пингвеи! Ну чо возьмеш с бальных особей?...Кроме анализов?...Вотъ!