Молчание - знак чего?

Эксклюзив | 8 апреля 2015 года, 14:51

фото
Президент Берзиньш у символической могилы президента Улманиса в Туркменбаши.

Может быть, скоро мы узнаем о том, кто ещё хочет стать президентом Латвии.

Пока что только два человека — Мартиньш Бондарс и Мартиньш Аузиньш - заявили об этом официально. Неофициально называется ещё немало фамилий, но самый главный возможный кандидат — действующий президент — держит длительную паузу. Он обещал сказать о своём решении после Пасхи.

Праздник весны у западных христиан завершился, а президент пока ещё ничего не сказал. Он вообще говорить не очень любит. Однако многим всё-таки хочется узнать: собирается ли президент оставаться на второй срок — что было бы вполне традиционно, большинство латвийских президентов были у власти по два раза. Или войдёт в историю, сказав: «Я устал, я ухожу!»

В последнее время в латышской прессе развернута целая кампания против Андриса Берзиньша. Через письма читателей, через мнения приглашённых экспертов, через результаты опросов населения проводится мысль: президент-то у нас не тот. Человек он, может быть, и хороший, но не орёл. В смысле, не оратор. Такой ли нам нужен в условиях напряжённой геополитической обстановки?

Одновременно в обществе развернусь дискуссия: а каким должен быть президент Латвии? Умным, честным, патриотом, владеющим иностранными языками, с прямой спиной, прошедшим военную подготовку, настоящим хозяином, независимым, идущим по европейскому пути — множество мнений разных людей на эту тему можно обнаружить в прессе и интернете каждый день. Люди приводят в пример президентов других стран, особенно соседних. Одним импонирует бабочка и надменная невозмутимость президента Ильвеса, другие очарованы пылкостью и бескомпромиссностью президента Грибаускайте. Но и те, и другие подчёркивают их непримиримость с Россией, готовность укреплять обороноспособность и отстаивать западные демократические ценности.

А что же наш? Не слышно от него никаких воинственных заявлений, не клеймит он российского агрессора, долго сомневался, ехать ему или не ехать в Москву на 9 мая, и даже заявил недавно, что Россия нам вовсе не угрожает.

Однако, главный, кого нынешнему президенту ставят в пример, кто навсегда остаётся в латышских умах и сердцах лучшим и любимейшим руководителем всех времён — это, конечно, Карлис Улманис. Люди тоскуют и по его крепкой руке, и по его хозяйственной хватке, и по его знаменитым вдохновляющим речам.

Ну ладно, с речами у теперешнего главы государства не очень. По нынешним временам вообще редко найдешь человека, который одновременно бы и хорошо говорил, и дело делал. Нет уже тех гигантов прошлого — человечество вырождается неумолимо. Но в остальном-то Андрис Берзиньш не сильно отличается от своего однопартийца Карлиса Улманиса. В том числе и внешне — такой же статный. Такой же крепкий хозяйственник, справный хуторянин, не бедствует. Хорошо считает, о чём свидетельствует его экономическая и политическая биография. И главное — в отношениях с Россией придерживается примерно такой же политики, что и Карлис Улманис с Советским Союзом.

Возможно, президент Берзиньш знаком с двумя похожими эпизодами из жизни Владимира Путина.

Эпизод первый: когда маленький Вова жил в питерской коммуналке, там же водились крысы. Однажды мальчик погнался за крысой и загнал её в угол. А крыса бросилась на него. И понял Путин: в угол никого загонять нельзя! О чём сам и потом рассказывал.

Второй эпизод случился несколько позже. Вова принимал участие в охоте на волков. Подростков поставили загонщиками на то направление, где волки не должны были появиться. Как вдруг на мальчика, который стоял недалеко от Путина, выбежал матёрый волчара. И тот мальчик не нашел ничего лучшего, чем броситься ему навстречу. Хищник убил ребёнка и побежал дальше. И понял Путин: если уж загнал в угол кого-то сильнее тебя, не стоит на него первым бросаться.

Похоже, что на таких принципах строит отношения с Россией и президент Берзиньш. Возможно, он, как и Карлис, верит, что таким образом спасает свою страну. Президент Улманис в последние годы пошел дальше: критика СССР была запрещена, Латвия была объявлена нейтральным государством. Потом это ставили в вину: дескать, латвийцы ничего не знали об ужасах сталинского режима. И вообще, это Улманису не помогло.

Но тогда время другое было. Сейчас информацию не скроешь, особенно страшную. И антироссийская пропаганда у нас в стране вовсе не ограничена. Да и Сталин-то как раз загонять в угол очень любил. А Путин, может быть, и учтёт факт знакомства с его биографией.

Но сначала Андрис Берзиньш должен сдержать обещание. А то уже началось: пресс-секретарь президента заявила, что его слова после Пасхи сообщить о втором сроке не надо понимать буквально.

Но иногда всё-таки лучше говорить.

Фото president.lv

Комментарии