Если бы знать… (1)

Общество | 21 октября 2015 года, 14:42

фото

Наблюдая, как наше правительство трогательно беспокоится о приближающихся к нам беженцах, вспоминается фраза Б. А. Березовского «Мой христианский долг – построить для вас мечеть!». Cказано было на предвыборном митинге, на Северном Кавказе. Не удивлюсь, если довольно скоро премьер Страуюма повторит это дословно. В переводе на государственный, конечно.

Но пока правящая партия и правительство заботятся о том, как бы этих беженцев лучше принять и разместить. Чтобы и партнёров по коалиции не обидеть, и долг солидарности перед Европой исполнить. Националисты всё равно обижаются и указывают, что заботиться нужно о собственных гражданах. Но вот как раз насчёт их мы Европе ничего не обещали, да и денег за них не дадут.

Однако беда пришла, откуда не ждали – в стране обнаружилась нехватка владеющих арабским языком. Их выпускает только лишь ЛУ и то не каждый год. Раньше-то эта область знаний считалась у нас не особо перспективной! Впрочем, газета «Латвиешу авизе» опросила соответствующих студентов, никто из них не рвался на работу в Управление миграции. Есть даже такие, что учат арабский не для денег, а для души. Так они ответили. Но как же нашим чиновникам без арабского языка? Ни биографию у гостя дорогого узнать, ни латышскому языку его же обучить. Причём, нужен не литературный общеарабский язык, а именно той местности, откуда беженцы.

Вот так выяснилось, что знающих арабский язык в стране можно пересчитать по пальцам. Большой палец – это, конечно, депутат Сейма Хосам Абу Мери. Ранее сообщалось, что его супруга Линда бывшая Мурниеце тоже учит арабский, но о её успехах широкой общественности ничего не известно.

Как ни странно, среди зарубежных латышей тоже не оказалось арабистов. Латышские беженцы во время войны бежали туда же, куда и нынешние – в Германию, Швецию, а также в США, Австралию и Южную Америку. Собственно, известен всего один латышский беженец в Северную Африку - Эдгарс Хермановичс. Который в 1949 году с семьей переселился из Германии в Марокко – работать на строящейся электростанции в городе Даурат. И известен он тем, что был отчимом Вайры Вике-Фрейберги.

Казалось бы, вот кто может помочь Латвии в нынешних обстоятельствах! Экс-президент прославилась своей политической активностью. Она объездила весь мир, как-никак - спецпосланник генерального секретаря ООН, вице-председатель Группы экспертов по долгосрочному будущему Европейского Союза, член Европейского совета по толерантности и взаимоуважению. Занималась проблемами Уганды и Нагорного Карабаха. Кроме того, психолог по образованию, удостоена наград за достижение взаимопонимания между людьми. Владеет французским, английским, немецким, испанским. Даже по-русски несколько слов знает!

Недавно по телевидению г-жа Вике-Фрейберга рассказала о своем опыте беженца. Собственно, она и раньше об этом рассказывала. Вот, например: «Длинные караваны беженцев с воздуха бомбила советская авиация, и, спасаясь от верной смерти, мы бросались в канавы. Добрались до Лиепаи, и почти тотчас, ночью, начался воздушный налёт; в тот раз были подорваны, если не ошибаюсь, три состава с боеприпасами. Истошно выли сирены противовоздушной обороны, в воздухе рассыпалась шрапнель; мы спрятались в погребе какой-то пивоварни. Отец выскочил было наружу, где остались наши вещи, а обратно попасть уже не успел и пережидал налёт, забравшись в пустую пивную бочку»*.

Рассказывала и о том, как трудно было ей в школе без знания французского, про одиночество и горький хлеб чужбины. Вот бы кому встретится с беженцами, успокоить их, обнадежить!

Удивительно, но Вайра Вике-Фрейберга не знает арабского языка. Хотя провела в Марокко свои школьные годы и говорила потом: «Увижу пальмы – на сердце тепло». И арабов в детстве встречала неоднократно. Так она описывала их в 1953 году, в 16-летнем возрасте,: «…возвратясь в свои жалкие лачуги, они целыми днями уютно восседают за низенькими круглыми столиками, попивая мятный чай и совершенно не беспокоясь о том, что их полуголые, буквально съедаемые мухами дети играют возле уличных канав, куда из-за отсутствия канализации сливают нечистоты и сваливают груды мусора»*.

Возможно, некая предубежденность против местного арабского населения и помешала юной Вайре выучить арабский. Точно так же, как и гораздо позже – русский. Ну ладно, русский язык ей, в общем-то, так и не понадобился. Зато сейчас, как бы пригодился арабский! Но, кто ж знал?

*Все цитаты – из книги Аусмы Цимдини «Вайра Вике-Фрейберга – президент Латвии» в переводе Роальда Добровенского.

Комментарии 1
Думаю1 год назад
Только что вернулась из Швеции.про которую до этого была только ,была ошарашена,на пароме объявление читалось на 3-х языках,английском и латышском,втихаря объясняли на русском,бардак дикий,пили так как русские не пьют,не взирая на шторм и качку,дети ведут себя ужасно,видела 2-х родителей папу1 и папу2,говорят в самой Швеции на 2-х языках,негров итурок полно,также полно румынских цыган.Китайцы все с планшетниками,организованной толпой ,культура у них гораздо выше чем у негров,вобщем как то так будет и здесь.