Рождение слова (4)

Наука | 30 сентября 2008 года, 12:33

В своё время мне довелось застать переломный момент, когда латвийская милиция превращалась в полицию. И соответственно, вся документация переводилась на государственный язык. И вот тогда обнаружилось, что в латышском языке не хватает слов. То есть, названий. Например, для частей пистолета. Или может быть, они были, но их никто не знал. Потому что в 1991 году никто не мог мне сказать, как будут по-латышски «антабка», «цапфа» или «шептало».

То ли дело сейчас! С 1993 года у нас есть Терминологическая комиссия при Латвийской академии наук. Намедни стало известно о новом слове, которое они там придумали. Это слово «транспортмия» и означает оно то, что автоводители раньше называли park&ride, а теперь должны именно так. Я вот, поскольку, езжу общественным транспортом никогда этого слова не употреблял и не собираюсь, но приятен сам факт. Что в наше суровое время существует люди, самозабвенно придумывающие новые слова. Сидят, спорят как лучше — «ставпаркс» или «лиец ун брауц».

Причем, судя по всему, их там много. Ведь вышеупомянутая терминологическая комиссия еще разделяется на подкомиссии. Известно, например, что новые компьютерные термины придумывает подкомиссия информационных технологий и телекоммуникаций, в которой трудятся 20 человек. Очевидно, существуют подкомиссии транспортных терминов, военных, строительных, сельскохозяйственных, и так далее. Отраслей-то много, а латышских слов на всех не хватает.

В 2003 году особенно прославилась подкомиссия, придумывающая для Латвии термины Евросоюза. Именно там сначала придумали евро называть eiro, а потом решили коренным образом изменить родовую принадлежность европейской денежной единицы. Ученые посчитали, что валюта должна быть женского рода. И по-латышски называться eira. Потому что у нас в государственном языке среднего рода нет. Евросоюз, тогда, помнится, воспротивился, они выступали за однообразие и без того имели проблемы с греками и венграми. Но внутри страны никто так называть европейскую валюту не запрещает. Хотя, по-моему, никто и не называет.

Самый же знаменитая подкомиссия Терминологической комиссии- это, конечно, подкомиссия информационных технологий и телекоммуникаций. Про нее ходят легенды. Например, доводилось слышать, что сама Вайра Вике-Фрейберга, дипломированный филолог и фольклорист, лично изобрела удобное слово dators вместо громоздкого kompjuteris. За что ей, конечно, большое спасибо.

А вот русский язык пошел по другому пути, и мы теперь должны мучиться.

Информационная подкомиссия придумала еще много замечательных компьютерных терминов. Точнее сказать, все и придумала. Вот всё, что русские пользователи привыкли называть английскими словами, существует на государственном языке. Даже слово хакер перевели. Знаете, как будет? Urkis! По-моему, это гениально.

Да и вы и сами, если кто не знает, можете зайти на сайт www.ttc.lv и поискать там латышские термины, соответствующие английским или русским. Уверяю, вас ждет много неожиданных открытий.

Понятно, что это оккупанты не давали латышскому языку развиваться, боясь конкуренции. Поэтому в нем до 1993 года практически не было собственных терминов. А исконно латышские слова талрунис, талскате и талдзирде заменялись чужеродными телефон, телевидение и радио.

Но оказывается, по поводу написания некоторых слов споры ведутся до сих пор. Вчера из газеты «Диена» я узнал, что 21 марта 2006 года комиссия на своем заседании решила, что название страны Исландия следуют писать с длинным первым И, хотя до этого писали с коротким. Вчера в газете была статья, страстно и аргументировано доказывающая ошибочность такого решения.

Думаю, что в конце концов разберутся. Ведь даже слово Латвия правильно писаться стало не сразу. Как я узнал из газеты «Латвияс Авизе», в 1857 году Юрис Алунанс сначала придумал слово Латава, потом Латва. И только в 1861 году впервые появилось слово Латвия. Как видим, придумывание новых слов — эта давняя латышская традиция. Тот же Алунанс придумал их кучу — в том числе слово saeima.

A вот я, например, нашел на сайте терминологической комиссии все названия частей пистолета Макарова, которых в 1991 году никто не знал. И наконец-то выяснил, что шептало будет sprūdzobs или sprūda zobs. Цапфа — tapiņa или rēdze.
Антабка — siksnturis. Ну заодно я еще, на всякий случай, посмотрел как будет шпиндель — darbvārpta.

Так что, сейчас мы просто наблюдаем продолжение процесса придумывания латышского языка. Это не каждому так повезет.

Комментарии 4
иня8 лет назад
Курок - в фитильных ружьях горел "курился" - латыши приняли за курицу мужского рода и стал шаутенес гайлис, стрелялкин петух
Rebe7 лет назад
А незнал некто названии частей пистолета потому что все менты русские! Вот и все! А Губин по лат. - Lūpiņš! :))
Lycan8 лет назад
darbvārpSta...