Автора!

Политика | 9 октября 2008 года, 15:04

На этой неделе отмечаются три знаменательных события. Причем, одно из них отмечается широко, а остальные вообще никак. И это совершенно понятно. Потому что они не юбилейные.

Про юбилей все знают — 8 октября 1988 года начал работу учредительный съезд Народного фронта Латвии.

Следовательно, в этом году ему исполнилось бы 20 лет, по какому поводу на 11 октября намечено торжественное богослужение, научная конференция и праздничный концерт.

Наверняка будет возложение цветов к памятнику Свободы и прочувственная речь президента Затлерса.

То же самое, в принципе, было и 5 лет назад, когда отмечалось 15 летие Народного фронта Тогда у памятника речь держала Вайра Вике-Фрейберга, призывала с восхищением смотреть на дни восстановления независимости Латвии, уверяла, что Народный фронт мог образоваться только благодаря тому, что «была вера в латышскость», упоминала свою любимую поговорку про полено, и даже, как сообщалось, иронически цитировала Жириновского.

Вайре простительно, она на первом съезде Народного фронта не была, а сидела в Канаде, ожидая, чем всё кончится. Да и вряд ли она могла бы участвовать в организации, которая в своем уставе заявляла, что действует в соответствии с установками резолюций 26 съезда КПСС и 19 всесоюзной партконференции, на принципах, высказанных коммунистами и трудящимися. И выступает формирования национальных отношений на основе ленинских принципов.

А вот будущий президент Затлерс на первом съезде Народного фронта был, чему имеются неоспоримые доказательства и даже фотографии. Но и он вряд ли скажет что-нибудь более осмысленное, чем набор патриотических штампов.

А Второй съезд Народного фронта Латвии начался 8 октября 1989 года, но его двадцатилетие так широко отмечать не будут. Хотя он и принял новую программу, в которой взят курс на независимость и было обещано гражданство всем постоянным жителям Латвии.

Впрочем, об этом сейчас напоминают в основном неграждане, то есть те постоянные жители, которым обещанное гражданство не дали. В основном, почему-то, русские. А бывшие активисты Народного фронта, наоборот, уверяют, что ничего такого не обещали, просто их не правильно поняли.

Я даже склоняюсь к мысли, что тогда было напечатано два варианта программы Народного фронта — одна для русских с фразами типа этой:

"НФЛ поддерживает право национальных меньшинств на получение всестороннего образования на своем родном языке, а также создание и развитие национальных школ в Латвии... В своих документах и практической деятельности НФЛ полностью исключает принудительный выезд из Латвии какой-либо части населения. НФЛ выступает против попыток выдвижения национальности в качестве критерия при установлении прав на собственность, распределение доходов, определение прав занятия руководящих постов и в других сферах«.

Это из листовки Народного фронта от 18 марта 1990 года.

А для латышей была напечатана другая программа — с обещаниями при достижении независимости лишить русских гражданских прав и образования на родном языке. Что в принципе, и было сделано.

И поэтому русские считают, что их обманули, а латыши, наоборот, видят в народофронтовцах отважных борцов, достигших своей цели.

К сожалению, точно это выяснить не предоставляется возможным. Как в понедельник сообщила газета Latvijas Avīze, архив Народного фронта открыт только для историков, а прочим туда вход запрещён. Газета так же писала, что многие бывшие видные деятели Народного фронта и вообще атмоды не желают делиться документами из своих архивов и почему-то не пишут мемуаров, о таком, казалось бы, славном периоде своей жизни. Среди злостных неписальщиков мемуаров упоминался в том числе, и Анатолийс Горбуновс. Думаю, что он ничего и не напишет.

Историкам, может быть, и важно выяснить, кто именно стоял за созданием Народного фронта — КГБ или ЦК КПСС? Какова судьба финансов этой организации? Или вот недавно бывший председатель НФЛ Ражукас призывал установить авторов всех положений программы и устава Народного фронта. Действительно, интересно, кто именно вписал туда про ленинские нормы, подлинно социалистическую демократию или про свободное использование русского языка в будущей Латвии.

Возможно, это и будет выясняться на научной конференции. Но нынешней молодежи это все уже не интересно. Более того, я сказал бы — вредно знать.

Им ближе образ Народного фронта, как организации, активисты которой — отчаянные смельчаки-подпольщики, каждую минуту ожидавшие ареста, а то и чекистской пули. И танков, само собой. И такой образ уже создаётся.

А сегодня у нас грустная дата, которую точно никогда не будут отмечать в Латвийской Республике. Даже в следующем году, когда будет юбилей. 9 октября 1999 года, в субботу, 9 съезд Народного фронта Латвии принял решение о самоликвидации. «Время основанной в 1988 году общественной организации „Народный фронт Латвии“ прошло» — говорилось в резолюции съезда.

И это совершенно понятно. Ведь народный фронт был создан как движение в поддержку перестройки. А всякая перестройка когда-нибудь да заканчивается.

Комментарии