Заколдованное место

Политика | 16 октября 2008 года, 13:00

Всем известно, что в Латвии полно заколдованных мест. Вот скажем, Покайнский лес недалеко от Добеле, где сходится воронка космической энергии, а у людей появляются сверхъестественные способности. Ну и так далее.

Но есть в Латвии заколдованное место и в самой столице. Загадка этого места в том, что попасть туда не просто, уйти легко, а будучи там, гарантированно наживешь себе кучу неприятностей. Тем не менее добровольцы находятся. Это место начальника Бюро по борьбе с коррупцией.

С июня этого года оно опять пустует. И каждый раз человека на это место находят с огромным трудом. Даже кандидатуру президента и премьера выбирают гораздо быстрей. А поиски главного в борьбе с коррупцией всегда чем-то напоминают выбор невесты.

Вот и сейчас латышская пресса обсуждает инструкцию, которую выпустил премьер Годманис и специально посвятил порядку выборов главы антикоррупционного бюро. Как будто хорошего человека можно найти с помощью инструкции. С другой стороны — был бы человек. А инструкцию всегда написать можно.

Проблема всегда была именно в кандидатуре. С одной стороны, должен быть человек известный, местный, положительно зарекомендовавший себя, с государственным опытом.

Премьер-министр Годманис так и говорил: "Я не смогу предложить кандидата, о котором никто ничего не знает, и который никак не проявил себя в жизни«.

Иначе, уверял премьер, возникнет подозрение, что это чей-то ставленник. Но вместе с тем, он не должен ранее работать в том же бюро. «Если хотите более точных критериев, то тот круг, откуда может прийти руководитель БПБК — это суд, прокуратура, полиция». — заявил Годманис в сентябре по телевизору.

Но одновременно, этот человек должен всем нравиться. То есть не иметь врагов ни в правительстве, ни среди депутатов, ни среди олигархов. А теперь скажите — мыслимое ли это дело?

С этой проблемой еще в 2002 году столкнулся премьер-министр Андрис Берзиньш, когда в 
в ходе третьего конкурса на должность начальника Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, выразил робкую надежду, что может быть, удастся найти человека, против которого ни у кого не возникнет никаких возражений.

Однако жизнь показала, что быть профессионалом в борьбе с коррупцией и иметь хорошую репутацию одновременно невозможно.

На посту начальника Бюро и в роли исполняющего его обязанности побывало множество людей. Еще больше хотели занять этот пост, но не были допущены, не получив поддержки Сейма.

Достатчно сказать, что Бюро должно было начать работу 1 августа 2002 года, а первого его начальника утвердили только 10 октября того же года. Все это время перебирали кандидатуры. Но и первый начальник Гунтис Руткис долго не продержался. 14 мая 2003 года он уже подал прошение об отставке. И понеслось!

Не время и не место тут перечислять всех начальников, исполняющих обязанности и претендентов на пост главного борца с коррупцией. Это тема специального исторического исследования. Поверьте на слово, их было много. Иные и сейчас занимают достойные посты, а про иных никто уже не помнит.

Проблема в том, что на этих людей сразу откуда-то появлялся компромат. И они либо не доходили до желанного поста, либо с шумом оттуда слетали. И каждый раз поиски нового начальника шли долго и мучительно. Вообще возникает ощущение какой-то чужеродности этой структуры для латвийского государства. Так организм отвергает пересаженный ему чужой орган.

И это действительно так — Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, в других вариантах — по обузданию коррупции — навязано нам в 2001 году Соединенными Штатами Америки. Ведь первое, что сделал его первый начальник — это обсудил принципы своей работы с с представителями Федерального бюро расследований (ФБР). Представитель американского бюро подчеркнул значение создания нашего бюро и предложил консультации американских специалистов в обучении и отборе сотрудников. Что было, естественно, с благодарностью принято.

Однако американский кактус на нашей почве не прижился. Были идеи сделать там начальником иностранца. В 2002 году рекомендовали одного американского прокурора латышского происхождения. И позже премьер-министр Репше мечтал увидел на должности начальника Бюро представителя латышской эмиграции. И были даже варианты с женщиной-профессором из Канады. Но не Вайрой, а другой. Местную женщину, кстати, тоже не утвердили.

Неплохая была идея назначить человека с русским именем и фамилией. Вроде бы местный, а всем чужой. Но тут же возникло подозрение, что он не посещает Музей оккупации. А чем кончилось, всем известно.

В общем так, это тупик. Русские не подходят, иностранцы не подходят — требуется допуск к государственной тайне, инопланетяне все куда-то попрятались. Выход один — искусственный разум. Либо поручить возглавить борьбу с коррупцией супекомпьютеру, либо искусственным путем в пробирке вырастить абсолютно нового человека и воспитывать его в секретном месте в патриотическом духе как будущего главу антикоррупционного ведомства. Лучше где-нибудь в Америке. А то ведь здесь и на него непременно найдется компромат.

Комментарии