Роль продавца в истории (1)

Общество | 14 апреля 2009 года, 12:05

Как вы наверное знаете, очень часто поступки взрослого человека можно объяснить тем, что он пережил в детстве. Иногда для этого даже не нужен углубленный психоанализ — все и так на виду.

Вот, скажем, был у нас такой министр внутренних дел Марис Гулбис. Он в одном интервью признался, что когда ему было 18 лет, его остановила на улице группа нелатышей. Пригрозив ножом, они отняли часы. «Потом они спросили, есть ли у меня деньги?. И я, кажется, отдал им деньги» - вспоминал министр. Естественно, повзрослев, он стал бороться с преступностью и прославился фразой о том, что в латвийских тюрьмах сидят одни русские.

Известно, что и Эйнарсу Репше, нынешнему министру финансов, в детстве была нанесена душевная травма нечуткой продавщицей. Мальчик пришел в магазин, продавщица не понимала по-латышски, мальчик ушел ни с чем. Думается, таких случаев было много — и в них следует искать истоки политической борьбы многих латышских национал-радикалов.

Или вот скажем вопиющий случай с Вайрой Вике-Фрейбергой в 1999 году, о котором можно прочесть в ее биографической книге - "У меня были довольно неприятные инциденты, когда в рижских магазинах я пыталась получить ответ на латышском языке - вспоминала президент - Я могла бы порассказать целые романы о своих приключениях в трамваях, троллейбусах и других публичных местах и о своём наивном желании обойтись с помощью только латышского ". И даже вспомнила про таксиста: "Мы ехали по улице Кришьяниса Барона, он катит себе мимо места, где мне нужно было бы выйти из машины, и я даже не могу объяснить ему, что надо остановиться. Ни слова не может сказать человек, предоставляющий как никак общественные услуги!".

В этой истории, кстати, не все ясно. Может быть, будущему президенту попался немой таксист?

Недавно, к жертвам оккупации добавился министр юстиции Марек Сеглиньш. Он понес двойную психологическую травму. Во-первых, пришел в магазин, а там продавщица говорит с ним на каком-то совершенно непонятном ему языке. Так он и остался голодным. А во вторых, обидно было, что продавщица не узнала его как министра. А все потому, что не читает латышских газет, и вообще живет в другом информационном пространстве, понял министр.

И тут же в магазине поклялся укреплять позиции латышского языка. Нельзя сказать, чтобы он раньше их не укрепял. В прошлом году, в бытность министром внутренних дел, например, заявлял, что трансляция телепрограмм на русском языке на латвийских телеканалах в лучшее эфирное время не способствует процессу интеграции. Но этот случай его всего перепахал.

Тут интересно, что и с предыдущим министром юстиции — Гайдисом Берзиньшем произошел аналогичный случай. В прошлом году поехал он в Даугавпилс и там вдруг захотелось купить ему галстук. Но, как вы наверное, догадываетесь, местная продавщица не смогла ему продать эту деталь гардероба, так как не говорила на государственном языке. Так и остался министр без галстука, а государственный центр языка ввел в Даугавпилсе новую ставку инспектора - для усиления контроля за выполнением закона о государственном языке.

Вот и министр Сеглиньш уверен, что госязык нужно укреплять и проводить усиленные проверки в местах, где, возможно, он не используется.

Сегодня, кстати, исполняется 53 года постановлению бюро рижского горкома КПЛ о мерах по улучшению изучения латышского языка в школах с русским языком обучения. 14 апреля 1956 года рижские коммунисты отметили, что партийные организации и педагогические коллективы недооценивают важность латышского языка, слабо проводят разъяснительную работу по этому вопросу среди учащихся и родителей и постановили - добиться коренного улучшения изучения латышского языка в школах города с русским языком обучения!

Но как всегда, у коммунистов ничего не получилось. Хотя тоже постановили - усилить контроль, и так далее.

Понятно, что сейчас пойдут проверки в магазинах и кафе, какие-нибудь министры откажутся отвечать на вопросы, заданные по-русские, возобновятся притеснения телеканалов. Возможно даже, будет объявлено, что найдена причина кризиса. Вот при Карлисе Улманисе — все говорили по-латышски — и страна процветала!

В связи с этим хочется обратить внимание на роль продавцов и вообще обслуживающего персонала в истории. Ведь стоило той продавщице ответить маленькому Эйнару по-латышски, таксисту понять, что Вайра от него хочет, а женщине из Даугавпилса выучить слово кaklasaite, то история, может быть, пошла по-другому.

Поэтому контроль контролем, а держать под прилавком портреты всех министров и депутатов продавцам тоже не помешает.

Причем, как нынешних, так и будущих.

Комментарии 1
Изя8 лет назад
Да рази их фсех упомниш, убогих...
А давайти их фотки вешать вместо рикламы женских прокладок?!
Иле вот есть сцупирвареант!!!! На "Тампаксах" и др. женских девайсах прямо на упаковках пичятать их физиономеи.
Тахда каждая Пелотка за пару месицев выучет весь состав КМ!
И можно буит соберать целые коллекцыи членов КМ и патом миняццо ими.
А патом настанет черед коллекцыанеров, типо: - Меняю Сеглиньша на "Тампаксе" на Репше на "Оби"...Ога! :-)))