Puškina tilts (2)

Культура | 20 августа 2009 года, 13:37

фото

С большим интересом следил я за противостоянием, неожиданно возникшими между полковником Калпаксом и поэтом Пушкиным. Неужели, думал я, опять сбудется давнее пророчество гадалки госпожи Кирхгоф, предсказавшей, что Пушкина погубит белый человек? Оскарс Калпакс, судя по фотографиям, был вроде не блондин. Но вполне себе белогвардеец.

Но нет. Выяснилось, что раздувший эту историю Гирт Валдис Кристовскис (тоже, кстати, поэт — публиковал стихи в районной газете), по своему обыкновению, немного приврал. И ,скорее всего, уже в эту субботу 22 августа в парке Кронвалда все-таки будет открыт памятник великому русскому поэту Александру Пушкину.

Зато в ходе споров я узнал много интересного про полковника Калпакса. Оказывается, он никакой не полковник, а авантюрист, в 1905 году принимавший участие в расправе над бунтовщиками, за что был награжден медалью, а в 1918-м странно и бесславно погибший. Причем, почерпнул я это вовсе не из русской прессы, а из комментариев читателей к вчерашней статье Лайлы Пакалныни на сайте газеты «Диена».

Можно сказать, что Пушкин, которому всегда не везло в отношениях с представителями силовых структур (Кристовскис, кстати, бывший министр внутренних дел) немного отмщен. Лайлу Пакалныню, которая в своей заметке наехала и на Пушкина, и на Рижскую думу, и на российский флаг, читатели упрекают в ксенофобии и раздувании национальной ненависти. Хотя она совершенно права, когда связывает памятник Пушкину с красно-бело-голубыми флажками на рижских машинах.

И то, и другое — символы не только России, как государства, но и русского сознания, которое шире любых границ. Поэтому излюбленный вопрос латышских националистов: а был ли Пушкин в Риге? - не имеет смысла. Пока в Риге есть русские люди, там есть и Пушкин.

Другое дело, что русские в Латвии отнюдь не выступают сплошной пятой колонной, как это представляется многим латышам.

Тот же проект памятника Пушкину в Риге вызвал много споров и разногласий.

Сначала спорили, где его лучше установить, потом о самом памятнике. Должен ли Пушкин сидеть, или стоять? Что держать в руках? Мало того, что мешала прежняя Рижская дума, так еще местные пушкинолюбы не сошлись во мнениях.

Одни считали скульптуру тяжеловесной, другим не нравился мостик, третьи обращали внимание на то, что скульптор Таратынов уже поставил такого же Пушкина в Черногории, только там он супругой. Говорили, что по рижскому Пушкину латыши будут судить о русской культуре и что лучше никакого памятника, чем плохой. Были претензии и к мостику, на котором по замыслу скульптора, Пушкин должен стоять, жаловались на отсутствие архитектора. И так далее.

Сроки открытия переносились, скульптор ждал, общественность спорила. Теперь, вроде бы, все позади.

В общем, судя по предварительной картинке, рижский Пушкин будет стоять на мостике в парке Кронвальда и вдохновенно махать рукой. Один, без жены и без собачки. И без Анны Керн.

Совершенно точно можно предсказать, что такой монумент станет чрезвычайно популярным у жителей Риги.

Ведь прежний памятник Пушкину в Риге , таинственно исчезнувший в годы первой мировой войны, стоял в фойе нынешнего Национального театра, и к нему просто так было не подойти.

А к новому особенно повалят молодожены. И дело тут не столько в самом Пушкине, верном семьянине и невольнике чести, а главным образом в мостике.

Думаю, скульптор Таратынов был глубоко прав, сделав его массивным. Скоро этому мостику предстоит согнуться под тяжестью сотен замков, символизирующих крепкие узы брака.

Сейчас счастливые рижские молодожены отягощают изделиями скобяной промышленности перила мостиков возле Бастионной горки, иные добираются до парка Аркадия. Но теперь они все со своими замками поедут в парк Кронвальда — к Пушкину. Потому что там будет находиться словно специально для них придуманное сочетание мостика и солнца русской поэзии, отдавшего жизнь за доброе имя своей супруги.

Мы стоим у истоков зарождения новой городской традиции. Скорее всего, противники Пушкина и Рижской думы это понимают, потому и злобствуют. Сами виноваты. Пусть поставят у памятника Калпаксу мостик — и народ к нему потянется. А сейчас памятник латвийскому военному герою как-то бедно выглядит — и не как памятник вовсе, а какая-то, прости господи, инсталляция. И замка повесить некуда.

фото
Для сравнения. Пушкин ловит такси. Памятник в Подгорице (Черногория). Автор тот же.

Комментарии 2
Федор8 лет назад
Сшит колпак не по колпаковски, вылит колокол не по-колоколовски. Надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать, перевыкалпоковать, переколпаковать. (Скороговорка рус.)
Дантес8 лет назад
А был ли Пушкин-с?