Мэр Ушаков и Символ веры (12)

Калейдоскоп | 22 октября 2009 года, 13:00

Когда я узнал, что мэр Риги Нил Ушаков собрался посетить Музей оккупации, то отнесся к этому сочувственно.

Хотя все-таки считаю, что мэр выбрал для этого неподходящий день. Ему бы явиться в Музей 18 ноября! Это не только патриотический праздник, но и день, когда работники культуры поклялись никого не пускать в музеи. Из представителей властей. В знак протеста.

Зато потом мэр смог бы сказать: «Ходил я в этот музей, в двери стучал, а меня не пустили».

Еще, говорят, что при прежнем мэре Янисе Бирксе, представителе ТБ\ДННЛ , из ратуши в Музей оккупации прорыли подземный ход. Чтобы можно было попасть в музей в любое время дня и ночи, поклониться святыням.

Ночью в Музее оккупации, наверное, страшно. Но почему мэр Ушаков не воспользовался подземным ходом днем, непонятно. Ведь знал же, что у входа в музей его встретит толпа с фотоаппаратами, телекамерами и микрофонами. Так оно и вышло.

Газета «Латвис Авизе» сообщила, что, по словам работников Музея, визит в их заведение японского императора или испанского короля не привлекали столько внимания со стороны прессы. Оно и понятно: король уехал и забыл про нашу оккупацию, а с мэром нам жить и жить.

Честно говоря, я думал, что мэр Ушаков будет тянуть с походом в этот музей. Приглашение-то он получил давно, сразу после избрания. Но все время ссылался на занятость и неотложные дела. Казалось, что в Музее о нем и забыли.

Но стоило мэру показаться 13 октября у памятника освободителям Риги, как бдительное око Музея его заметило и последовало новое приглашение. А что бывает в нашей стране с теми, кто три раза не принял приглашение посетить Музей оккупации ... и представить себе страшно.

Пока что подобное позволяли себе иностранные гости. Например, московский мэр Юрий Лужков в 2004 году в Музей идти отказался. Нынешний российский посол Александр Вешняков тоже заявлял, что в его планах посещение Музея не значится. А вот прежний посол, Виктор Калюжный, сходил туда 28 января 2005 года, но факт оккупации не признал.

Но не надо думать, что только гости из России не попадали в Музей оккупации. Вопиющий случай произошел в июле 1998 года. Тогда в Ригу приехал комиссар Европейского Союза Ханс ван ден Брук, наш большой друг. И тоже должен быть посетить Музей. Но не посетил — не хватило времени. По этому поводу, по запросу из президентской канцелярии, было проведено служебное расследование.

Все остальные визитеры в Музей успевали. Понятно, почему у нас посещению этого музея придается такое значение. Не только потому, что там находится истинный центр власти. А еще потому, что там всех просвечивают. Древняя латышская пословица гласит: «Хочешь узнать человека получше — приведи его в Музей оккупации».

Это наш латвийский Мавзолей. Один советский поэт писал: «Однажды став зрелей, из спешной повседневности мы входим в Мавзолей, как в кабинет рентгеновский. Без песен и легенд, без шапок, без прикрас и Ленин как рентген просвечивает нас». Вот ровно тоже самое можно сказать и про Музей оккупации.

Поэтому каждого чиновника испытывают этим сакральным местом. Есть даже список симптомов, но он секретный. Известно только, что патриоты воодушевляются, а нелояльным врагам государства в Музее становится плохо, они буквально катаются по полу. Тут-то их и берут.

Понятно, что всех интересовало, что будет в Музее с мэром Ушаковым. Это был момент истины. Все затаили дыхание. Неужели сбудутся пророчества тебешников насчет партии «Центр согласия»?

Но Ушаков оказался хитрее. Он еще с журналистской молодости постепенно приучал себя к Музею, мелкими порциями. Бывало, зайдет туда, постоит и выбегает. И каждый раз все дальше проходит, хитрец. Поэтому Музей на него никак не подействовал. Прямо Максим Камерер какой-то — реакция нулевая в обеих смыслах. Ни покаялся, ни «Смерть оккупантам!» не закричал.

А может быть, облучающую установку просто временно отключили. Потому что выяснилось, что Музей мэра не просто так звал. А чтобы денег дал. Вообще-то, Музей оккупации к Рижской думе не относится. Он на гособеспечении, хотя и частный. Но на дворе кризис, и Музею не хватает. Немного, всего 20 тысяч латов. Их-то мэр Ушаков и пообещал. А музей на эти деньги собирается издать проспекты на русском языке — для российских туристов, про оккупацию. И про компенсацию.

Вроде бы все довольны. Кроме президента Затлерса. Он огорчился, что установка не сработала и мэр Ушаков оккупацию не признал. А до этого 29 глав государств в Музей водили — и все признали. В письменном виде. Как миленькие.

Президенту нашему не угодишь. Раньше он советскую власть признавал, теперь — оккупацию. Завтра еще что-нибудь признает.

В общем так, оккупация — это вопрос веры. Одни в нее верят, другие нет. А с истово верующими лучше никогда не спорить. Я, во всяком случае, не собираюсь.

Комментарии 12
Петя7 лет назад
Лучше-хуже не в этом дело. Главное, что площадка здесь самая подходящая для свободы клавиши и мысли. Вы все здесь классные
Товарисч7 лет назад
Миша лучше всех пишет!:)))
Во как!7 лет назад
А сбывается-то как! Приз в студию Михаилу