Политическая метеорология (21)

Политика | 6 мая 2010 года, 13:39

Текущий месяц ясно показывает, что на земле наступает так называемый малый ледниковый период. То есть период относительного, но глобального похолодания . Малый он, конечно, не по человеческим меркам, а с точки зрения планеты. Да и относительный тоже, смотря с чем сравнивать.

фото
Кадр из фильма "В тени смерти"
Рижская киностудия, 1917 год.

Согласно энциклопедии, предыдущий такой период был на Земле в течение XIV—XIX веков. Именно тогда была отмечена самая низкая среднегодовая температура за последние 2 тысячи лет. А начиналось-то все хорошо — до этого было три века теплой погоды, мягких зим, расцвет сельского хозяйства в Европе. Все пригрелись, расслабились — а потом как пошли снега и морозы, с замерзанием южных морей и птиц на лету, голодом и сокращением населения.

Вот и сейчас вроде бы еще недавно призывали к борьбе с глобальным потеплением, а между тем, как стало известно, не только минувшая зима, но и две предыдущие стали самыми холодными в этом веке. Вот так же и прошлый малый ледниковый период начинался. Я сам читал об этом в газете «Диена».

Особенно ясно, как испортился климат, стало во вторник, 4 мая, когда в стране отмечалось двадцатилетие принятия депутатами Верховного Совета Латвийской ССР декларации о независимости. Потому что все вспоминали, как оно было 20 лет назад. А 20 лет назад в этот день стояла удивительно теплая погода, буквально жара. Впрочем, тогда это никого не удивляло.

Об погоде же говорил в своей речи возле памятника Свободы и Дайнис Иванс, первый председатель Народного фронта Латвии, который еще назывался «движение в поддержку перестройки». Но Иванс все повернул иначе. Из его речи получалось, что хотя в 1990-м году и было тепло — на самом деле в Латвии стоял смертельный холод. Страна прозябала под гнетом оккупации, кругом находились оккупационные войска и всех несогласных с этим ждала Сибирь. Ту Латвию Иванс сравнил с льдиной из классического рассказа Рудольфа Блауманиса «В тени смерти». Если помните, там на отколовшейся льдине в море уплыло несколько рыбаков, а спастись могут не все — кому-то придется умереть.

Зато сейчас, по мысли Иванса, хотя температура воздуха и низкая, но на самом деле всем тепло. Потому что Латвия превратилась в цветущий сад свободы, оккупационные войска ушли, наступило счастье и независимость и все теперь зависит только от самих жителей Латвии.

Так говорил Дайнис Иванс, стоя на пронизывающем ветру. Но это был ветер свободы.

Известно, что первоначально, Дайнис собирался выступать в тепле — на торжественном заседании Сейма, но депутаты ему не разрешили. Тогда президент Затлерс решил пустить его к памятнику Свободы, да еще перед своей речью.

То есть, мы вновь имеем дело с борьбой двух групп внутри латвийской правящей элиты. Одни, среди которых сильны позиции эмигрантов и их потомков, считают главным праздником 18 ноября. И придерживаются мнения, что именно эмигранты вдали от родины берегли в своих сердцах Латвийскую Республику и именно им удалось победить Советский Союз в холодной войне и возродить государство.

Другие, в основном бывшие партийные и советские работники, считают, что именно они тайно боролись за независимость. Состоя в рядах КПСС, потому что так было удобнее бороться. И результатом их борьбы и стало 4 мая 1990 года, когда Латвийская Республика была восстановлена, причем ненасильственным способом.

Вторую группу явно поддерживает президент Затлерс, решивший повысить значение 4 мая для общества. А Дайнис Иванс в последних интервью все время говорит то о каких-то прагматиках, которые оттеснили от власти национальных романтиков, то вообще о вредителях в латвийском саду свободы.

Впрочем, это их внутреннее дело. Я лично рад любому празднику, который объявлен нерабочим днем. Даже когда непонятно, что праздновать, как было в этот раз. Эти сомнения подтвердил и президент Затлерс, выступив на научной конференции в честь 4 мая и выдвинувший задачи: пора наконец-то научиться эффективно хозяйствовать, научиться разумно управлять своим государством и так далее. А что же делали все это время?

– Никогда еще — сказал Затлерс — демографические процессы так не угрожали долгосрочному будущему народа и государства, как сегодня.

Здрасте, пожалуйста! Еще в 1988 году твердили, что латышский народ на грани вымирания. По вине оккупантов. И вот опять...

А тут еще этот малый ледниковый период.

Получается, что мы совсем остаемся без нормальных праздников. На Рождество и Новый год — морозы. На 11-го и 18 -го ноября — морозы. На Пасху и 4 мая — холодно.

Одна надежда на Лиго. Но и то, как сказать. Известно, что в начале 17-го века, в прошлый малый ледниковый период, морозы ударяли и в июле, и в августе.

В общем, обидно, конечно. Зато есть объективная причина, почему опять ничего не получилось. Например, эффективного хозяйствования. Или разумного управления. Холод виноват. Так и скажем Международному валютному фонду.

Комментарии 21
Лутше так7 лет назад
наш Саша - самых честных правил
(хоть и на Мишу наезжал) -
Он уважать себя заставил,
когда подсел на сей портал
Чукчс7 лет назад
Увезу тебя я в тундру
http://www.zapchel.lv/index.php?lang=ru&mode=rakurs&page_id=10319
ян7 лет назад
наш Шурик - самых честных правил,
он ищет прессы идеал!
А уважать себя заставил,
когда подсел на сей портал