Как бы нам увековечить? (23)

Культура | 18 мая 2010 года, 13:07

фото

Последнее время я снова часто думаю: а как же нам увековечить память наших депутатов?

Конечно,пока не всех, а в первую очередь — депутатов Верховного Совета Латвийской ССР, 20 лет назад проголосовавших за независимость.

Последний раз я видел большинство этих депутатов совсем недавно — 4 мая на торжественном заседании Сейма в Национальной опере. Сначала их показали на экране — в кадрах кинохроники, молодых, радостных, после исторического голосования. А потом я заглянул с балкона в партер и увидел их там — располневших, лысых и уже не таких радостных.

Время идёт, герои стареют и поэтому совершенно справедливой показалась мне недавняя инициатива нынешних депутатов Сейма. Которые внесли на рассмотрение парламента предложение, чтобы бывших депутатов Верховного Совета, голосовавших за независимость Латвии, хоронить с воинскими почестями и за государственный счёт.

Более того, со временем, думаю, можно было бы соорудить целый пантеон — кладбище в виде сеймовского зала. Только вместо кресел — могилы. И вместо трибуны — тоже. Вообще-то, в виде трибуны хорошо бы смотрелся небольшой мавзолей, но вряд ли такое возможно в условиях экономического кризиса.

Но тут снова проявилась подковёрная борьба между бывшими коммунистами и бывшими эмигрантами. И в результате, проект был исключён из повестки дня.

Что, конечно же, очень обидно. Ведь невооруженным глазом видно, как бывшим народнофронтовцам хочется, чтобы их чтили, напоминали о их заслугах и о том смертельном риске, которому они подвергались 20 лет назад.

А теперь им еще придется платить за собственные похороны.

А как вообще в стране увековечена память отважных депутатов?

Кроме Яниса Юрканса, все они награждены орденами Трех звезд. Им выданы пожизненные пропуска в здание Сейма. А в библиотеке Сейма их фамилии записаны на таких красивых стеклянных мемориальных досках.

Им посвящены стенды в Музее оккупации и, естественно, в Музее народного фронта.

Вот, вроде бы, и всё.

В 2002 году тогдашний рижский мэр Гундарс Боярс высказывал мнение, что в столице следовало бы установить общий памятник всем диссидентам коммунистического режима и борцам за свободу. В том числе и отважным депутатам.

По одному из проектов подобный памятник предполагалось установить на аллее перед Кабинетом министров — примерно там, где сейчас живут последние обитатели палаточного городка. Однако вышеупомянутое противостояние в латышской политической элите загубило и эту идею.

Как известно, в Латвии есть памятники так называемым национальным партизанам и памятники жертвам оккупации. А также памятники погибшим британским и французскими морякам и сбитым американским лётчикам.

На Кокнесском острове, что на Даугаве, вовсю идёт строительство Сада судьбы — Музея оккупации под открытым небом. В центре острова предполагается насыпать холм из 600 000 камней, символизирующих души замученных, который будет окружён каналом с водой, символизирующей их слёзы. На западной оконечности острова планируется разместить семь каменных глыб и разбить площадку для наблюдения за закатом солнца.

Возле Сейма сооружён памятный знак в честь защитников баррикад.

В прессе сообщалось об устройстве Зала истории, достижений и традиций латвийского хоккея, в память о выдающихся спортсменах и о их достижениях за 80 лет, но, право не знаю, чем эти планы закончились.

А еще в бывшем Петровском парке увековечены знаменитые латышские композиторы.

Вот видите, сколько у нас случаев именно группового увековечивания памяти!

А депутатам-борцам пожалели военного оркестра!

Но можно ведь найти и другие формы выражения народной благодарности, кроме похорон. Известно, что еще древние греки ставили своим героям памятники при жизни. Депутатам Верховного Совета вполне можно установить бюсты на Эспланаде. Там, где раньше стояли латышские коммунары.

Можно называть звонкими депутатскими именами латвийские корабли, в том числе и военные.

Их именами можно называть и улицы в городах и населённых пунктах. А можно поступить проще — улицу Дудаева переименовать в улицу депутатов Верховного Совета ЛССР.

Точнее было бы — «улица Депутатов Верховного Совета ЛССР, проголосовавших за независимость», но согласно правилам, длина названия улицы не должна превышать 40 символов.

Еще можно в честь депутатов называть населенные пункты. Например, в Латгалии, где много сел с подозрительными наименованиями — Малиновка, Петрово, Ивантеевка и т.д. А с депутатскими фамилиями они будут выглядеть по-государственному. Например, ту же Ивантеевку можно переименовать в Ивансеевку.

Еще дешевле было бы устроить возле Сейма Аллею славы, на манер голливудской. С отпечатками в бетоне рук, ног, а то и других депутатских частей тела.

Многое еще можно было придумать, чтобы воздать по заслугам борцам за свободу. Но все это сначала должен рассмотреть нынешний парламент. А там уже и так отказали своим предшественникам в достойных похоронах.

Поэтому надо подождать. Хотя бы до выборов. Может, после них с похоронами что-нибудь получится.

Комментарии 23
Папу Ас7 лет назад
Вечная память всем разинутым ртам на фотографии...
IZJA (EAZY)7 лет назад
О! Гардёныши стали фползать на сайт! И это радовает! Их газетёнку не читая, в мусорники бросать стали даже в РД!
Пипл не стал слушать их высеры...Полная пасть говна, а выплеснуть некуда...Не поперхнись а то здохнеш, захлебнуфшись! Ога! :)
Mikelis Guba teica ta:7 лет назад
Latvijā patiešām ir noticis genocīds ne tikai pret dažādām iedzīvotāju grupām – vai tie būtu lauksaimnieki, armijas virsnieki, Rēriha biedrība, vai Franču grupa, bet būtībā pret visu latviešu tautu.
Tāpat vēstulē autors pareizi atsaucas uz faktu par 17 miljoniem vāciešu, kuru vidū bija ne tikai armijas virsnieki, bet arī civilie iedzīvotāji, kas pēc Otrā pasaules kara tika repatriēti no tām teritorijām, kuras vācieši bija okupējuši. Vācieši tika repatriēti pat no viņu vēsturiskajām teritorijām, tādām kā, piemēram, Austrumvācija, Kēnigsbergas (tagad Kaļiņingradas) apgabals, Silēzija, Sudetija.
Jautājums, kā atrisināt okupācijas seku novēršanas jautājumu, man nav nekas jauns. Piedalījos likumprojekta izstrādāšanā par pagaidu uzturēšanās atļaujām bijušajiem PSRS pilsoņiem. Ar “Latvijas ceļa” gādību priekšlikumus par pagaidu uzturēšanās atļaujām tika nomainīts pret pastāvīgās uzturēšanās atļaujām. Otrs likumprojekts, ņemot vērā Latvijā notikušo genocīdu un tā radītās sekas, tika izstrādāts 1996.gadā, ko visi pazīst kā Deklarāciju par Latvijas okupāciju. Deklarācijā tika uzskaitītas represijas, izsūtīšanas, migrācija un spēcīgā pārkrievošanas politika. Arī šajā aspektā vēstules autoram ir taisnība, jo PSRS laikos Latvijā iebrauca ne tikai cilvēki tiešām armijas vajadzībām. Latvijā iebrauca arī spēcīgi ideoloģiskā darba darītāji, kuri aktīvi rosījās Baltijas kara apgabala raidstacijās, avīzēs, kultūras nozarēs – kino un teātros, partijas organizācijās. 1996.gadā Latvijas politiķi to saprata, un tādēļ Deklarācijā par Latvijas okupāciju tika iestrādāts punkts, kas noteic, ka jālūdz starptautiskā palīdzība okupantu repatriācijai.
Jau profesors Lēbers rakstīja, ka nepieciešams sasaukt starptautisko konferenci par mākslīgo Eiropas pārdali pēc Otrā pasaules kara, par okupētajām Baltijas valstīm – par to, kā risināt jautājumus par okupācijas seku likvidēšanu. Tā vietā 1997.gadā tika pieņemts tā saucamais Stabilitātes pakts, kuru Lēbers sauc par “kaķa un peles līgumu”, kas paredz, ka turpmāk kaķis vairs nedrīkstēs peles ēst katru dienu, bet tikai sestdienās un svētdienās... Būtībā ar šo paktu tika pateikts Baltijas valstīm, ka mums pašiem, ja vēlamies iestāties Eiropas Savienībā un NATO, negaidot palīdzību no ārpuses, jāsēžas pie sarunu galda ar Krieviju un jāvienojas par visiem jautājumiem.
Pēdējais Latvijas Saeimā pieņemtais likums, kas skāra okupācijas seku novēršanas jautājumus, bet kuru neviens nemaz netaisījās pildīt, ir 2005.gadā pieņemtā Deklarācija par komunistiskā totalitārisma un PSRS okupācijas noziegumu nosodīšanu. Šajā deklarācijā ir skaidri pateikts, ka valdībai jāsāk sarunas ar Krievijas Federācijas valdību par tāda līguma noslēgšanu, kas palīdzētu cilvēkiem atgriezties savā etniskajā dzimtenē.
Latvijai vajadzētu izmantot šo brīdi, kad Krievijas stāvoklis nemaz nav spīdošs, – liela mirstība, zems dzimstības līmenis, liels skaits iebraucēju Tālajos Austrumos. Apzinoties draudošās briesmas, Putina valdība izstrādāja repatriācijas programmu, kurā noteikta palīdzība bijušajiem PSRS pilsoņiem, kuri pārceļas uz dzīvi Krievijā. Pirmajā etapā Krievija gatava uzņemt 700 tūkstošus savu tautiešu.
Kas attiecas uz to, ka genocīds pret latviešu tautu turpinās arī šodien, tad jāatzīst, ka ir atšķirība starp to, ko darīja PSRS, izsūtot latviešus, un to, kas notiek šodien. Jā, Latvijā joprojām ir liela okupantu un kolonistu masa, kas ienīst visu latvisko un būtībā turpina to politiku, ko PSRS iesāka realizēt okupācijas laikā. Būtībā nav jābrīnās par lielākās daļas nelatviešu attieksmi un uzvedību, jo viņi jau šeit ieradās nevis kā draugi, bet ienaidnieki.
Jābrīnās par tiem latviešiem, kuri i