Холодно, горячее, совсем горячо? (1)

Политика | 9 февраля 2015 года, 09:47

"Холодная война 2.0" становится все "горячее". Президент США Барак Обама в своем интервью CNN уже допустил возможность прямого военного конфликта, и на этой неделе этот вопрос наверняка обсудят на Мюнхенской конференции. Кризис на Украине менее, чем за год поставил нас на порог третьей мировой. А европейские политики несмотря ни на что демонстрируют упорное нежелание отвести свои страны от этой страшной черты.

Уже выросло три поколения европейцев, "не нюхавших пороху". Не помнящих массированных бомбовых налетов и танковых боев на городских руинах, лагерей военнопленных, братских могил и расстрелов мирных жителей. Мир стал чем-то само собой разумеющимся и перестал быть ценностью — именно такое настроение преобладало летом 1914-го года. А ведь еще совсем недавно пылала Югославия, от Молдовы с боем отделилось Приднестровье, Россия и Грузия схлестнулись в "пятидневной войне". Но для большинства европейцев все это так и осталось какими-то инопланетными недоразумениями.

Кто не видел войны, ее не боится и в нее не верит. Поэтому по российскому ТВ франты в костюмах от кутюр грозят "гнилому западу" "Искандерами" и "Булавами". Поэтому власти Украины полны желания объединить страну грубой военной силой, артобстрелами и "киборгами". Даже в Латвии партии власти на прошедших выборах набирали политический капитал, пугая общество "гибридной войной" и уязвимостью страны. И сейчас они продолжают "играться со спичками" и в пределах своих ограниченных возможностей, обостряют отношения России с ЕС и НАТО. Хотя какие могут быть политические дивиденды у "страны на линии фронта"? Североатлантический альянс и ЕС ведут себя не лучше. Они надеются санкциями заставить Россию политически капитулировать и уйти из Крыма. Хотя конфронтация — прямая дорога к военным угрозам и реальным столкновениям.

Лидеры западных держав демонстрируют, что больше не будут "нянчиться с Путиным". И "первую скрипку" в этом оркестре играет президент США, высокомерно заявляя о "растерзанной в клочья" экономике России и о Вашингтоне как опекуне правительства Украины. Вместе с тем, именно он мне видится тем политиком, у которого должно хватить решимости прекратить обструкцию России.

Нынешний кризис отношений Запада и России настолько глубок, что уже начинает казаться — прежние отношения ЕС, НАТО и G-7 с "империей зла" — СССР, были куда как рациональней. Сейчас Россию рассматривают под микроскопом на предмет прав человека и других западных ценностей. Вместе с тем хваленые западные демократии почему-то совсем не учат Китай, как тому реагировать на требования протестующих в Гонконге. Они также не осуждают Саудовскую Аравию за неравноправие полов или проблемы со свободой вероисповедания. Ну да, смысла в этом нет для них никакого, а вот бизнесу во вред… Возможно, отношения Запада с Россией были бы более деловыми, если бы Запад осмелился признать ее суверенные права на государственное устройство, понимание демократии и ее внутри- и внешнеполитические особенности. А не продолжал бы надеяться, что "заблудившийся и неблагодарный агнец" под грузом санкций вернется в правильное "стадо".

Продолжение статьи находится под рекламой. Продолжайте чтение. Мечта Ельцина и Козырева не осуществилась: Россия не стала "Европой", а европейцы и американцы не признали россиян равными себе. Не поэтому ли их злость на свою наивность только усилила ревность к Западу и желание "подняться с колен". В свою очередь ни США, ни ЕС сегодня не ощущают ответственности за то, что Горбачеву обещал Рейган, Буш-старший или Коль. Прошлогоднее соглашение ЕС с Россией о процедуре урегулирования украинского кризиса было забыто немедленно после того, как Майдан заставил Януковича сбежать из страны. Такова политика Запада, а Москва продолжает демонстративно напоминать ими давно забытое: обещанное надо выполнять! Иначе вы лжецы, а наш принцип — "слово честное, купеческое". Или, по крайней мере, "пацан сказал — пацан сделал!"

"Все равны, но некоторые равнее", — порой дипломаты как будто руководствуются крылатыми словами Оруэлла. Почему выход Косово из Сербии и бомбардировка китайского посольства в Белграде — это триумф демократии, а отделение Южной Осетии от Грузии и бомбардировка памятника Сталину в Гори называется имперской агрессией? Почему жители Восточного Тимора или шотландцы могут устраивать референдум о независимости, а крымчане — нет? И на эти вопросы вместо аргументированных или дипломатически вежливых ответов из уст западных политиков часто звучат высокомерные обвинения: кто вы такие, чтобы нам указывать?

Западу в настоящий момент опасно тешить себя иллюзиями, что в отклонении от ельцинского курса евроинтеграции виноват только "путинский режим". Что при замене состава ее правительства, Россия тут же вернется на "правильный путь". Для западных политиков невозможна сама мысль о том, что российская "суверенная демократия" базируется на многократно подтвержденном национальном консенсусе, и что Путин является эффективной персонификацией этого "социального договора". Поэтому в России в обозримом будущем не будет ни внезапного олигархического "дворцового переворота", ни "цветной революции", ни народного восстания. Совсем наоборот, санкции и угрозы Запада продолжают консолидировать российское общество вокруг власти. И пусть отнимут у нас SWIFT — обойдемся вообще без денег, но не позволим себя поставить на колени!

Запад, надеясь "перевоспитать" Россию, добился ее недоверия и внедрил ощущение незащищенности. Этот настрой стал основой произнесенной Путиным в 2007 году речи на конференции в Мюнхене: мы видим, что вы нас обманываете, поэтому вынуждены вооружаться. Только военное превосходство России заставит вас, Запад, считаться с нами как с равными!

Москву нервируют любые военные действия в соседних странах — особенно при получении о них уклончивых пояснений или даже весьма неуклюжей лжи представителей НАТО. Россияне не понимают: если Европе так уж необходима защита от гипотетической угрозы северокорейского или иранского ракетного удара, почему радары и противоракетное вооружение надо размещается именно в Польше? А неуклюжие оправдания НАТО вместе с отказом Украины от внеблокового статуса, понимается как реальная возможность создания новых плацдармов, откуда за 5 минут наведенная альянсом ракета долетит до Москвы.

Поэтому Кремль заинтересован, насколько это возможно, поддерживать вооруженный конфликт на Донбассе: пусть лучше воюют на соседском дворе, чем война придет в наш дом! При этом чтобы удержать войну за границей с Украиной, Россия категорически отрицает свое очевидное военное участие на стороне сепаратистов. Но даже в Киеве, как бы они ни ругали Россию, и у их единомышленников в Европе не желают, чтобы факт российского вмешательства стал бесспорным. Тогда война двух стран будет неизбежна и "полноценна".

"Холодная война" сейчас в Европе воспряла еще и потому, что в 90-е годы ее не завершили "как полагается", полноценным и разносторонним договором. В обоих "горячих" мировых войнах были свои Версаль, Ялта, Потсдам — конференции победителей, регламентирующие дальнейшее политическое развитие побежденных стран и всей Европы. В 90-х единственным побежденным можно было бы признать СССР — если бы самым большим победителем не оказался бы не западный мир, а коммунистический Китай. Учась на примере СССР, он скорректировал свою политику и стал в конечном итоге экономическим гигантом. Можно было бы утверждать, что выиграли США, став единственной мировой державой. Однако однополярный мир оказался мифом, а попытки глобального лидерства Вашингтону доставляют больше хлопот, чем достижений.

Успешный пример того как дипломатия может эффективно преодолеть международную напряженность, являет собой подписанное в 1975 году Хельсинское соглашение. Поэтому сегодня как воздух нужна подобная международная конференция по общеевропейской безопасности. Она не только бы отвела сверхдержавы от опасной черты, снизив градус напряженности, но и обозначила бы новый порядок взаимоотношений в Европе на ближайшие десятилетия. А главное, дала бы гарантии, что заключившие его страны сдержали бы данное слово. Поэтому даешь "Хельсинки-2", иначе голос мира заглушат пушки!

На этой дискуссионной арене Запад и Россия будут вынуждены считаться с мнениями и аргументами друг с другом. Только переговоры и компромиссы помогут прекратить военный конфликт на востоке Украины, а в перспективе это могло бы решить и вопрос со статусом Крыма. Сейчас в Москве набирает популярность идея о том, что полуостров мог бы под надзором ОБСЕ устроить новый референдум, выполнив при этом самые строгие международные требования. Хотя Украина и Запад такое предложение отвергают, но его надо хотя бы для начала оценить.

Сейчас Барак Обама, несмотря на его категорические заявления, кажется единственным политиком, которому по силам созвать "Хельсинки-2". У президента США развязаны руки, ему больше не надо думать о новой избирательной кампании. Президент США может войти в историю как человек, не допустивший превращения возрожденной Холодной войны в "горячую" и даже, быть может, в третью мировую.

Нобелевская премия мира ему уже вручена. Пора ее оправдывать.

Комментарии 1
Ego2 года назад
Все это ерунда. Можно устраивать пространные историко-политические экскурсы и разглагольствовать о том: кто там что на самом деле думал, хотел, обещал или рассчитывал. Но настоящая суть вопроса в том, что Россия( Россия=Путин) нагло захватила вооруженной силой кусок соседской территории, иначе говоря, Путин показал всем средний палец и сделал он это не потому,что его видите-ли"вопреки обещаниям не признали Западом..." А потому, что агрессия это суть внешней политики России, со времен Российской империи и Третьего Рима( просто полистайте Историю). И ведет себя Запад с Путиным так, как он того заслуживает, еще даже слишком терпеливо. А насчет эффективности политики Запада... Знаете в 1917 г.тоже были : православие, самодержавие, народность и народ-богоносец... А хлеба не стало в нескольких крупных городах и полыхнуло. Так-что, поживем увидим.
Единственное, в чем прав автор, это в том, что Латвия( как прифронтовое государство) действительно находиться в большой опасности. Но соседей не выбирают, к сожалению. А если мы хотим, чтобы нас считали частью Запада, то мы должны придерживаться единых принципов в политике.