«Мы все плывем в одной лодке под названием Земля»

Культура | 19 августа 2008 года, 15:33

Происходит нечто ужасное, что может, действительно, повредить нашим народам быть братьями. Потому что и грузины, и русские, и население РФ всегда были наиболее тесно связаны. Вот я недавно был в Тбилиси, там снимали фильм, и зашел во двор, который приютил меня в 41-42 году. И меня совершенно незнакомая мне семья приняла, там угостила кофе, чаем, вино, что у них было. Вы знаете, они говорят по-русски, хотя с акцентом, но значительно лучше, чем я. Потому что у них та самая русская культура, которая была привита еще, видимо, начиная с Георгиевского договора. Я полагаю, что наши связи между грузинами и русскими никогда не должны быть прерваны. И то, что сейчас происходит, я полагаю, преступление. Преступление, которое, я не знаю, кто инициатор.

У меня есть определенные симпатии, антипатии, но я бы не хотел сейчас о них говорить. Я просто говорю о том, что люди, которые погибают за свою родину, как думали многие грузины, и как думают многие русские, погибшие там в Цхинвали и в Грузии, никогда этого кровавого пятна со своей истории не сотрут. И гигантская ответственность лежит на нас, на деятелях культуры в том, чтобы это скорее было забыто. Или не было бы забыто, а приобрело определенную, общую для нас всех оценку. Для нас гигантская задача у российских деятелей культуры сделать все для этого. Я наблюдаю наши телевизионные программы, которые в основном делаются для того, на мой взгляд, чтобы превратить зрителей телевидения в послушную быдлообразную массу, гогочущую, регочущую, не думающую только ни о чем, только о том, чтобы поскорее ему пощекотали живот. Вот, на мой взгляд, деятели культуры, театра, кинематографии, писатели, художники и т.д. и т.д. должны сделать все, чтобы воспитывать в наших людях, в русских людях все то, что воспитывалось великой русской культурой. Гуманизм, доверчивость, любовь, уважение к другим народам. То же самое, мне кажется, лежит такая же ответственность и на грузинских деятелях культуры. Зная их, в основном ушедших от нас на тот свет, моих дорогих товарищей Додо Алексидзе, Коте Махарадзе, Софико Чиаурели и многих, многих других людей, я знаю, что грузинский народ таит в себе громадную потенцию интеллектуализма, и этот интеллект грузинского народа, и прежде всего, его передовых деятелей культуры послужит тому, о чем я сейчас говорю. Потому что есть соображения выше, значительно выше национальных соображений. Есть общечеловеческие соображения. Мы все плывем в одной лодке. Лодка эта называется Земля.

Вы знаете, то, что сказал Юра Рост в "Новой газете", и тогда, и сейчас, две было таких заметки, я целиком и полностью разделяю его слова и благодарю его за то, что он первый, в общем-то, откликнулся на назревающий конфликт. А сейчас, кроме ужасов, стыда, за себя, за Грузию, за руководство Грузии, за руководство нашей страны, я ничего не испытываю. Я нахожусь в полной растерянности, но я убежден в том, что лучшие представители российской, грузинской культуры сделают все необходимое.

Мы говорим о миротворцах, мы говорим об агрессии. Все это справедливо и правильно. Я думаю, что время расставит определенные акценты. Может быть, не такое уж быстрое, но расставит. Я хотел бы вспомнить о тех людях, которые живут в деревнях в Грузии. Ну, вот, например, мои родственники, они носят фамилию Басилашвили, в каком родстве я с ними нахожусь, я даже не знаю. Деревня Карби. Это рядом с Цхинвали. Я вспоминаю, как они принимали меня общим застольем деревенским, и я по глупости полагал, что они принимают меня так, потому что я артист, и они видят меня по телевидению. Они мне сказали: дорогой, какое телевидение. Ты на наши руки посмотри. Мы ложимся в 6 часов вечера и встаем в 4 утра. Какой там телевизор, мы тебя принимаем просто потому, что ты наш гость. И вот по этому селу велся артиллерийский огонь. Я убежден, надеюсь, что там никто не погиб, никто не пострадал. Но может быть и такое. Я вспоминаю Цхинвали 41-го года, который приютил нас беженцев из России, осетины, которые приютили нас на 2 ночи, правда, с крысами, на полу, но они сделали все, чтобы помочь беженцам из России. И то же самое Карби, которое тоже нам помогало.

Я хочу вспомнить обо всех этих людях, потому что все эти игры наших руководителей и грузинских, и российских, это все игра попранных честолюбий, это все попытка свой комплекс неполноценности выместить на ком-то другом, а страдают от этого обычные люди. Тот самый парень, который сидел рядом со мной в этом грузинском селе за столом, и ничего не зная по-русски, говорил только одну фразу: ах, ты летчик-пулеметчик. Все, он ничего больше не знал. Но он этим дурацким словосочетанием выражал свою любовь и уважение к русскому гостю. Вот и все. Поэтому мы должны сделать все, что угодно, чтоб выявить все те стороны, которые привели к этой братоубийственной войне. Это преступление, которое сейчас происходит.

Комментарии