Превратится ли Россия в окраину Китая? (1)

В мире | 13 февраля 2009 года, 14:08

Э. ГЕВОРКЯН: Здравствуйте. В прямом эфире «Эха Москвы» и телекомпании RTVi программа «Особое мнение». У микрофона Эвелина Геворкян. И сегодня я беседую с писателем и журналистом Виктором Шендеровичем. Здравствуйте, Виктор.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

Э. ГЕВОРКЯН: Начнём с международных новостей. Джордж Сорос предлагает Европе договориться о единой энергетической политике против России. Как теперь реагировать?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как же нам жить теперь?! Понимаете, любишь кататься – люби и саночки возить, я бы так сказал по поводу Сороса. Человек, про которого немедленно вспомнили, что он спекулянт… он теперь под этим именем у нас и ходит – биржевой спекулянт. Мы люди советские, поэтому слово «спекулянт» вызывает у нас абсолютно правильные классовые ассоциации, связанные с Уголовным кодексом. Тем не менее, этот спекулянт вложил миллиард долларов в России, - причём, не как инвестор, а как спонсор. Миллиард.

Э. ГЕВОРКЯН: Тут же Вам сразу же возразят, это как раз те самые американские и прочие заговорческие деньги, поэтому ничего хорошего про эти вклады…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это на здоровье. Какие были – такие и вкладывал. Я только другого такого не знаю. Как-то все больше, включая наших собственных, выводили и выводят. А он миллиард вложил в Россию. В какие-то институты гражданского общества, в науку… сотни учёных питались грантами Сороса - десятилетие. Я это говорю к тому, что, конечно, можно его обозвать спекулянтом и с презрением отвернуться на его слова сегодняшние, а можно, всё-таки, вчитаться в то, что он про нас пишет - как минимум, это любопытно. Этот сторонний диагноз. Как минимум, он не глупый человек, скажем так. И его диагноз сегодняшний… ничего нового в нём нет, но это очередной, довольно печальный диагноз России, и констатация того, что, как он пишет, «Россия снова стала агрессивным и активным игроком на международной арене». И что это вызывает опасение ни у одного Сороса. Он предлагает Европе объединиться. Это довольно понятно и внятно. Я бы тут сейчас, в рамках этой программы, в этом формате, не обсуждал бы подробности геополитической стратегии, а вот зафиксировал бы этот факт. А потом подумал бы, как к нему относиться. Что человек, который в течение десятка лет вложил миллиард долларов в Россию, в её будущее, в её гражданские структуры, в её науку, в её открытое общество… - этот человек теперь ставит этот диагноз. Я думаю, списать просто на мизантропию можно, конечно, но это самый лёгкий ответ. Читайте «Ведомости», эта статья, я думаю, стоит того, чтобы её прочесть. Пересказывать не имеет смысла, она большая и серьёзная, статья.

Э. ГЕВОРКЯН: Вы в данной ситуации хоть и самокритичны, не все готовы так относиться к словам критикующим нас, как страну, как народ.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Про народ там ничего нет, кроме того, что он вымирает - за 10 лет на 10 млн., как утверждает Сорос, будет уменьшаться население России, при том, что население Земли будет увеличиваться стремительно к 9 млрд., а наше будет уменьшаться. И что мы с нашей сегодняшней политикой грозим сами себя загнать… в точности по Бродскому, стать «окраиной Китая». Вот такая вот северная окраина Китая. Эту перспективу он рисует не первый, но это тоже очень серьёзная перспектива.

Э. ГЕВОРКЯН: Раз уже об этом зашла речь, у нас есть вопросы, которые заранее присылали слушатели и зрители на Интернет. Спрашивают Ваше особое мнение относительно того, что Вы думаете по поводу политики наших властей по отношению к Дальнему Востоку? Очень похоже, что его уже продали китайцам.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Мне случалось рассуждать до всякого Путина, не то что Медведева, на эту тему. У меня есть такое соображение, что в долгосрочной перспективе земля принадлежит тому, кто о ней заботится. Границы демаркации - всё это имеет значение сегодня. А если измерять, как китайцы, мерить на тысячелетия и никуда не торопиться, то просто можно констатировать, что земля принадлежит тому, кто на ней живёт и работает, а не тому, кто провёл линию по какой-то картинке, и сказал, что это «моё». Это работает какое-то время, потому перестаёт работать. Когда лет… могу ошибиться в цифрах, но там счёт на десятилетия… - когда на острове Шикотан, который мы с 1945 года врагам-японцам не отдаём, сгорел последний дизель, и японцы начали завозить на этот остров топливо и еду, я подумал, что этот остров уже японский. Если японскому правительству есть дело до того, вымерзнут к чёртовой матери жители Шикотана или не вымерзнут, а российскому правительству по разным причинам (тогда ещё ельцинскому) нет до этого дела, то этот остров будет японский. И всё. И что там на карте нарисовано, никакого значения не имеет, потому что… По простой аналогии с семейной жизнью: конечно, штамп в паспорте какое-то значение имеет, но если один человек женщину поколачивает и морит голодом, а другой её кормит и более-менее по-человечески относится, то через какое-то время штамп в паспорте перестанет иметь значение. Это моё глубокое практическое убеждение. В этом смысле, конечно, объективные обстоятельства существования не просто Дальнего Востока, а уже всей Сибири - они, мягко говоря, не в нашу пользу. Уровень рождаемости, уровень активности… Репортажи Лены Масюк… Когда я говорю «репортажи Елены Масюк», то я на сей раз имею в виду не ВГТРК, откуда её давно попёрли, в частности, за эти репортажи, а - иногда её материалы журналистские в журнале «Нью Таймс», репортажи с мест... Это такой глазок туда - посмотреть, что там творится. Просто картинки. Там даже не нужно особых выводов. Когда есть китайский торговец, раскручивающийся, встающий на ноги на Дальнем Востоке - и тамошний местный житель, который на подхвате, на такелажных работах, если не спивается… то вот этот расклад делает будущее края совершенно не зависящим, повторяю, от риторики в Кремле. Потому что страна большая, и пока это «ау» дойдёт дотуда, оно растворяется в тайге.

Э. ГЕВОРКЯН: А может это и есть наша неизбежность и предопределённость, как раз потому что большое «ау».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как раз слово «неизбежность и предопределённость» вызывает у меня ломоту в скулах. Это интеллектуальная тоска. Нет никакой неизбежности, надо просто перестать, извините, воровать в таких размерах, надо перестать строить свою вертикаль, втыкать её в это болото до самой магмы. А вот заняться горизонталью, дать людям возможность… дать закон, дать возможность людям вставать на ноги, чтобы были законы вообще на территории, не только Дальнего Востока. А там посмотрим! Не надо вообще загадывать - надо делать правильные шаги. Как говорят наши, скажем, братья-китайцы: дорога в тысячу ли начинается с первого шага. Не надо загадывать на тысячу лет, надо сегодня сделать правильный шаг, завтра сделать правильный шаг... В частности, по отношению к Дальнему Востоку. Мы на Дальний Восток заглянули, но это имеет отношение ко всему.

Э. ГЕВОРКЯН: Пришла ремарка, относительно начала нашего разговора о Соросе, и его вложениях. Миллиард долларов – очень маленькая цена за то, чтобы купить рычаги политического влияния на Россию. Как известно, умные люди покупают не предприятия, а менеджмент.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Умные люди не вкладывали в Россию миллиард долларов! Умные люди взяли за пять копеек нефтяную отрасль, алюминиевую отрасль, «почту, телеграф» - за пять копеек. Потом дважды это продали, как тот же Абрамович - все эти истории с перепродажами, не уверен в названиях предприятий, не в этом дело... Взявши кредит у государства, ему же, втридорога, из одного кармана в другой перекредитовавшись… Умные люди ничего не вкладывают. Что вложил Абрамович в Россию? Что вложил Березовский? Что вложил Дерипаска в Россию? Сорос вложил свои, да, заработанные на обрушении каких-то валют… - на здоровье! Он биржевой игрок гениальный. Он ушёл из большого бизнеса, но в тот день, когда он вернётся в большой бизнес, мир вздрогнет. Он может зайти на биржу на один день, обрушить парочку десятков валют и дальше заниматься филантропией. Я не знаю… Но тем не менее, медицинский факт: он вложил в Россию миллиард долларов - своих, заработанных на бирже. Это беспрецедентный случай! Я имею в виду, среди российских миллиардеров. Никто из них миллиард долларов в Россию не вложил. Только взял, что лежало.

Э. ГЕВОРКЯН: Я, к сожалению, никак не могу не реагировать на то огромное количество вопросов, которые приходят на смс +7-985-970-45-45, не дают никакие темы обсуждать до тех пор, пока Вы не отчитаетесь, что происходит с Вашим судебным делом.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Господи! Я уже отчитался, вроде! И в ЖЖ своём, и в журнале «Нью Таймс». Объявлена лингвистическая экспертиза. Лингвисты Министерства юстиции, экспертного центра в Министерстве юстиции будут изучать текст с лупой и выяснять, есть ли там оскорбление. Как выяснят, так продолжат…

Э. ГЕВОРКЯН: То, что мне доводилось читать в Вашем ЖЖ или в журнале «Нью Таймс», Вы пишете, что дело идёт вполне серьёзно.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Какие шутки! С той стороны я столкнулся с феноменом: я не предполагал глубины интеллекта, скажем так... Я не предполагал. Я её - не видел. Для этого потребовалось встретиться в суде. Это особенный случай, депутат Абельцев – это особенный случай даже на фоне спиноз и монтеней, которые собрались в нынешнем составе Госдумы; депутат Абельцев – случай совершенно особый, уверяю вас. Я бы не хотел сейчас в эту тему углубляться, потому что всякое слово может быть использовано против меня, а я в прямом эфире чего-нибудь ещё такое скажу…

Э. ГЕВОРКЯН: Да, с другой стороны, Вы не пожалели об этом всём? Как теперь быть писателем, говорить какие-либо слова? Ведь Вас могут серьёзно оштрафовать. Какие меры могут быть?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Исправительные работы и штраф. Но исправительные работы… я сразу говорю, что я не исправлюсь, это довольно бессмысленно. Но к штрафу могут присудить. Я должен заметить, что «зоосемантическая метафора», которая мне вменяется… - юмор заключается в том, что это зоосемантическая метафора Джонатана Свифта! Я был бы рад посидеть рядом с ним на этой скамеечке, но его, по объективным данным, рядом нет, поэтому оштрафовать могут меня. Ну, бог с ним, ладно, давайте дождёмся следующих витков, потом поговорим.

Э. ГЕВОРКЯН: Между тем, совсем, что говорится, грустно. Не должны Вы были сами себя в этом суде защищать, должен это был делать Станислав Маркелов. Сегодня приходят всё новые и новые новости, связанные с убийством его и журналистки Анастасии Бабуровой. В частности, МВД предупредило сегодня, что к участникам шествия в память о погибшем адвокате и журналистки, примут меры, как к нарушителям порядка, если акция не будет согласована со столичными властями. Активисты хотят пройти, но им говорят, что их разгонят.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вы знаете, я это комментирую уже вторую неделю. Это поразительный идиотизм. Это то, что у Ильфа и Петрова называется «головотяпство со взломом». Они нагнетают, московские власти и МВД в данном случае, они идут на принцип. Они нагнетают конфликт социальный… мало объективных обстоятельств для конфликта - растущая безработица и ждущие своего часа для выхода протестного люди… очень большие числительные на подходе. И в этой ситуации, когда нужно искать какие-то точки хотя бы там, где нет пожара, просто бензином не плескать, - плещут бензином сами! Это совершенно поразительный идиотизм. Я не знаю, о чём они там думают. То есть, я знаю, о чём они там думают. Это всё возвращается к старой теме обратной связи. Обратная связь отсутствует. У них прямая связь с Лужковым, рычаговая связь, поршневая связь. Они понимают, что Лужков – это страшно, и начальство какое-то, Нургалиев – это страшно. Лужков – это страшно. И они поступают так, как должно понравиться Лужкову и Нургалиеву. Никакой обратной связи, никаких механизмов более тонких обратной связи с публикой нет. Поэтому они делают глупости. Вы знаете, это было бы мерзостью и год назад, когда не разрешали всякие марши Несогласных, шествия, собрания, митинги… Но год назад ситуация была другая. Мне это напоминает… я в детстве, совсем маленьким мальчиком, когда я пытался играть в шахматы, я выучивал по книжечке какие-то ходы в какой-то партии умной, как гроссмейстеры играли, и когда садился играть, я эти ходы делал, не очень глядя, что делают с обратной стороны. Я знал, что эти ходы правильные! В книжке написано, что это ходы правильные! И я, разумеется, проигрывал, потому что с той стороны делали совсем другие ходы, создавалась совсем другая ситуация. У меня ощущение, что эти люди делают ходы, как по книжечке. Они запрещали и запрещают. Вот они не разрешали - и не разрешают. И они всегда играли так. Но ситуация-то изменилась! С той стороны уже совсем другая игра. Не понимают… Но повторяю, если бы это было вопросом их интеллекта только, то бог бы с ними, но они прямо поджигают там, где, вроде бы, не горело, потому что те люди, которые вышли бы, и выйдут, конечно, почтить память Маркелова и Насти Бабуровой, - эти-то люди не будут переворачивать машины, крушить витрины… Что-то мне подсказывает, что не будут. Если, конечно, их… Но если против них, против людей, вышедших помянуть память убитого адвоката и журналистки, если против них начать выставлять ОМОН, то может дойти и до юшки. Это как постараться. Но меня поражает в данном случае степень интеллекта.

Э. ГЕВОРКЯН: Между тем, именно с этим двойным убийством связан достаточно большой резонанс. Многие эксперты говорят, если власти до сих пор на какие-то убийства заказные вообще никак не реагировать, то здесь вынужден был президент опосредованно высказаться. Более того, сегодня из правозащитной организации «Сова» заместитель председателя сказал, что ей пришло….

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Фраза, к которой я предлагаю прислушаться. Они получили письмо от фашистов, говорите Вы. Так, нормально, обратный адрес: «от фашистов». На моей памяти с 1994 года, когда впервые мы увидели живого российского фашиста по телевизору, это был г-н Веденкин, который грозил Сергею Адамовичу Ковалёву... Я впервые увидел живьём. Я слышал, что есть. Но так увидеть живьём – это полезно. Вот с 1994 года, пятнадцать лет наша власть, что называется, не покладая рук, борется с фашистской угрозой! В итоге правозащитники получают письмо от фашистов. Может, заинтересоваться корреспондентами? Фашисты чувствуют себя довольно комфортно. У них есть сайт, они рассылают письма, они обижаются, не видно, чтобы они беспокоились как-то за своё будущее… В «Новой газете» после убийства Маркелова и Бабуровой были опубликованы отрывки из шабаша на их сайтах, радостные пения по поводу расстрела двух людей. Просто улюлюканье радостное в Интернете. Это всё опубликовано. Я вспоминаю - у нас тут судили блогера Савву Терентьева, который предлагал сжечь милиционера. Словосочетание «сжечь мента» носило характер непрактический в исполнении блогера Саввы Терентьева - это была метафора. Человека таскали по судам, очень серьёзно занимались этим... Что бы прокуратуре не заняться? - вот опубликовано в «Новой газете», вот есть электронные адреса. Прокуратуре найти этих людей – это сутки. Этих людей, которые публично и радостно приветствовали и говорили, что: мало, что больше бы надо... но вот, слава богу, (убили)… Что-то я не слышал об усилиях со стороны правоохранительных органов. Ничего не слышал.

Э. ГЕВОРКЯН: Буквально получается своего рода в продолжение. Сегодня есть такая новость, что учительницу истории Екатерину Буничеву из Нижнего Новгорода пытаются уволить, как она говорит, по политическим мотивам. Её задержали на митинге «Единой России» при попытке пронести растяжку «Хватит Путина». Она провела пять суток административного ареста, а дальше…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Пять суток???

Э. ГЕВОРКЯН: Да. Административного ареста. За то, что она, якобы, паспорт не показала сотруднику милиции.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это серьёзное преступление.

Э. ГЕВОРКЯН: И директор школы, который сам единорос, он говорит, что ни коим образом не пытается её уволить или надавить, но есть свидетельство с другой стороны, которое говорит об обратном.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А что комментировать? Позорище голимое. Куда не ткни – позорище! Её могли не пустить на митинг – да. Административное нарушение какое-то, если она… Да, возможно, может быть. Пять суток ареста? Причём, заметьте, что это дело происходит не в Люксембурге - мы примерно представляем себе условия содержания при аресте.

Э. ГЕВОРКЯН: Здесь ещё этически, что сама женщина учительница, директор школы тоже учитель, может быть так же…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Директор школы - единорос. Я не думаю, что это уже учитель.

Э. ГЕВОРКЯН: Может быть так же, как журналисту, Вам не стоило бы вступать ни в какие политические движения?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет. Она вышла как гражданин. Она не вышла как учительница. Она вышла, как гражданин России выразить своё мнение. Если можно поднять растяжку «Да здравствует Путин», то можно поднять растяжку «Хватит Путина», с моей простой точки зрения.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что ж, какие ещё точки зрения есть у Виктора Шендеровича на другие вопросы, мы узнаем через несколько минут, когда продолжим программу «Особое мнение».

НОВОСТИ

Э. ГЕВОРКЯН: Продолжаем знакомиться с особым мнением Виктора Шендеровича. У микрофона Эвелина Геворкян. Мы продолжим говорить об этических принципах в разных профессиях. Вы мне возразили, что та учительница, которая вышла на митинг с растяжкой «Хватит Путина», что здесь профессиональные качества её не при чём. А между тем, к примеру, глава МВД сегодня утвердил кодекс милиционеров. Это документ из 28 глав, который регламентирует почти все сферы жизни стража порядка, от внешнего вида до личной жизни и моральных принципов.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: До личной жизни?

Э. ГЕВОРКЯН: Да. Там есть советы, как любить супругу, как общаться с правонарушителями, нужно быть…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Чёрт! Почему я не милиционер? Я бы спросил у Нургалиева! Я столько ошибок делаю… Ах, молодцы! Вы знаете: вот люди без комплексов.

Э. ГЕВОРКЯН: Между тем, есть специальная комиссия, и каждый месяц будут люди проводить новые занятия по гуманитарно-правовой подготовке и сдавать зачёты по этим статья и главам.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А по семейной жизни тоже зачёты будут?

Э. ГЕВОРКЯН: Наверное, если…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Семинары, практические занятия.

Э. ГЕВОРКЯН: …это в кодексе прописано.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да-а-а, если в кодексе прописано, - будет. Чем бы дитя не тешилось… Понимаете, с одной стороны – очередной милый идиотизм.

Э. ГЕВОРКЯН: Но как-то же надо оздоравливать систему!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Оздоравливать систему я скажу, как надо. Например, уволить, в 80-ом колпинском отделении, тех милиционеров, которые отказались возбуждать дело по факту угроз профсоюзному лидеру Евгению Иванову, я об этом говорил неделю назад. А его-таки избили. Вот - уволить этих людей! И будет оздоровление обстановки. Уволить! И уволить того человека из ГУВД, который говорил, что в словах неизвестного звонившего, говорившего: «Я знаю, в какой детсад ходят твои дети» - нет факта угрозы, «чисто лингвистически». Он всего лишь сообщил, что знает, в какой детсад ходят его дети, а факта угрозы нет. Так вот: уволить этих людей из органов. Вот тебе и будет без всякого кодекса улучшение атмосферы. И не учить оставшихся, как им вести себя с супругами. Они как-нибудь, сами, я думаю, без Нургалиева. Тут уже не знаешь, чего больше, действительно, такого цинизма или идиотизма, они идут ноздря в ноздрю, и финишируют на фотофинише. Я не готов оценивать, чего больше. Вровень.

Э. ГЕВОРКЯН: Сейчас может сложиться такое впечатление, что сегодня, к приходу писателя-сатирика в эту студию, мы специально подбирали какие-то особенные новости. Это обыкновенные новости из ленты новостей.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Чуров высказывался.

Э. ГЕВОРКЯН: Он высказывался относительно… Провели сотрудники ЦИК исследование об открытости информационной выборов в разных странах. И оказалось, что у нас выборы организованы лучше чем в Перу, Украине США и Германии. И кроме того, у нас самый информативный сайт, объём информации на нём – 2,4 Гб, что почти в 10 раз больше самого большого польского ЦИК.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: О! Мы будем в гигабайтах будем свободу мерить! Избирательный процесс в гигабайтах если измерить, то мы первые. Молодец Чуров.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну почему же? В то же время глава ЦИК был довольно критичен, что на сегодняшних, идёт подготовка в некоторых регионах, выборах, очень низкая активность.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Глава ЦИКа пусть либо застрелится, либо объяснит, каким образом в Мордовии за «Единую Россию» проголосовало 109%. Моё предложение - одно из двух. Либо объяснить, каким образом получается 109%, либо застрелиться. А вот с гигабайтами – это оставить кому-нибудь пообразованней. Что Чуров, что Нургалиев… какие-то методики, какие-то затейливые, прогрессивные формы отчётности. Не надо усложнять там, где всё просто. Не надо! Есть зафиксированный официальный факт. Сто девять процентов проголосовавших. После этого факта… Ну, про самоубийство – это была метафора. А просто человек тихо берёт, вещи собирает, медленно, тихо выходит из двери, и растворяется в пространстве. Пока не заинтересовались им правоохранительные органы. С моей точки зрения. Либо он доказывает, что это была какая-то ошибка. Что-то напутали журналисты, мало ли что бывает, кто без греха… Когда это не опровергается, а как ни в чём ни бывало, живётся дальше, то это пример номенклатурного хамства. Чуров, который что-то нам снова, как ни в чём не бывало, рассказывает, не объяснившись по прошлым эпизодам, - это пример номенклатурного хамства в стране без обратной связи. Мы его ни о чём так и не смогли спросить, собственно говоря! Поэтому он может позволить себе монологи. Он не отвечает на наши вопросы. Он продолжает монолог. У него следующий файл запустился. Он нам сейчас про гигабайты рассказал.

Э. ГЕВОРКЯН: Если дальше продолжать зачитывать новости из жизни наших законодателей, ГД России воздержится от оценок действий правительства, направленных на преодоление последствий мирового финансового кризиса.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это смешная новость. Ну, войдите в положение. «Да» и «нет» не говорить, чёрного и белого не называть. С одной стороны они законодательная власть, они Дума, должны оценивать… они помнят, им кто-то рассказывал, что их дело – борьба властей, противостояние исполнительной и законодательной властей, противовесы... Они это помнят, им кто-то рассказал. С другой стороны, исполнительная власть, это, извините, Владимир Владимирович Путин. Значит, себе же больнее. Это унтер-офицерская вдова, которая себя уже высекла до кровавых костей, до мяса. Что им делать? В сущности… Понимаете, какая штука, я много раз употреблял это словосочетание... - я по первой специальности человек театральный, и очень часто Константин Сергеевич Станиславский делает мне ручкой из моей первой специальности. В его книге есть глава «Действенный анализ пьесы и роли». Одно из открытий, одна из формулировок замечательных великого Станиславского была в том, что актёр… надо анализировать не что персонаж говорит, а что он делает; его действия! Чем он занимается? И актёру легче: он не слова говорит, а он что-то делает на сцене. Именно то, что он делает, и является главным. Слова – это вспомогательное. Что делают эти люди сейчас, которые отказываются обсуждать действия правительства? Как сформулировать их задачу по-актёрски? Я формулирую так задачу: им надо не оказаться крайними. Ведь сейчас главный вопрос не в кризисе (ничего Грызлов не может сделать с кризисом - ни помочь, ни помешать; вы Грызлова себе представляете, да?) Он может только попробовать, он и его товарищи, по Абельцева включительно, попробовать сделать так, чтобы не они были виноваты. Для этого им надо, с одной стороны, немножечко дистанцироваться от правительства (которое через какое-то время, если так будет идти, всё-таки понесут по кочкам, никуда не денутся). С другой стороны, так дистанцироваться, чтобы до того, как правительство понесут по кочкам, правительство напоследок не понесло по кочкам их самих, потому что у всех рыльце в пуху по локоть, по пояс. И в общем, ситуация обоюдоострая. Поэтому выбрано гениальное совершенно… Они не комментируют, не оценивают действия правительства. Так – сказали… как у Грибоедова? - «взгляд и нечто». Что-то такое проскрипели про кризис, а действий правительства не оценили. Дивные законодатели! Отважные люди!

Э. ГЕВОРКЯН: Знаете, у меня такое чувство складывается, что чтобы уже наши законодатели не сделали, депутаты, всё равно их Виктор Шендерович, как минимум, будет…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, почему? Если они повинятся, я их поприветствую. Если они повинятся и как-то признают, что они никого, кроме правящей верхушки, не представляют; что никаких выборов в общемировом, европейском смысле не было, а было назначение, точно так же, как было назначение Медведева, перед этим Путина, было назначение «Единой России», и тех, кто прошёл... Было - назначение. Нет, почему, я с уважением отнесусь. А до этого происходят более или менее умелые процессы симуляции. Дальше - в меру таланта. Жириновский поталантливее симулирует политические процессы, а Грызлов побездарнее. Но это уже частность.

Э. ГЕВОРКЯН: Как Вам кажется, уж не знаю, мне кажется, что народ выбрал, к примеру, такого фигуриста известного, спортсмена Плющенко в Законодательное собрание питерское…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: А он манкировать начал.

Э. ГЕВОРКЯН: И в итоге пришёл человек на работу, и опять! Что ни сделай – всё равно будут критиковать.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, понимаете, какая штука - здесь надо, с моей точки зрения, перестать валять дурака. Если у нас есть вопросы к Плющенко, то давайте вспомним: был борец Карелин, да? Который привёл на своём мощном торсе, притащил никому не известную партию «Единая Россия» («Единство» тогда она, кажется, называлась) в парламент. Ещё был Шойгу в этой тройке. Где эти депутаты? У нас нет вопросов к борцу Карелину? Нету? Тогда чего мы про Плющенко, собственно говоря? Не будем валять дурака. Не будем ждать законодательных подвигов от Хоркиной. Ну, прогнулась и прогнулась. Не в первый раз. Мы должны понимать, что есть правила игры; по нашим правилам игры - прохиляет, пройдёт, да ладно, свой же! Он же против Путина ничего не говорил, против Медведева не выступал, ну и ладно! Ну, пришёл. Сказали: «Парень, ладно, хорош там скользить, приди разок». Он пришёл разок, ему дали карточку, он за что-то проголосовал, теперь ещё на полгода затихнет. В каких-нибудь других краях давно бы уже… Но зачем мы будем говорить о других краях? У нас это прохиляет.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что ж, это было особое мнение Виктора Шендеровича. Спасибо Вам за участие в эфире. И до встречи через неделю

Комментарии 1
!8 лет назад
Нет, не превратится. Но русских в России практически не останется, все русские станут этническими китайцами.