От патриотизма до погромов два шага (1)

В мире | 15 мая 2009 года, 12:28

О. ЖУРАВЛЁВА: Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва. А наш гость сегодня Виктор Шендерович.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЁВА: К большой радости наши радиослушателей, которые прислали около 130 вопросов к этому эфиру. Поэтому сразу приношу извинение всем, чьи вопросы сегодня не прозвучат, потому что я их даже прочитать бы не смогла за время нашей программы. Тем не менее, мы приступаем к нашим удивительным приключениям. Я хотела бы начать, как положено. Знаете, на центральных каналах начинаются «Официальные хроники». Официальная хроника у нас следующая. Президент Медведев ознакомился с работой вятского фанерного комбината и получил в подарок лыжи. Я считаю, что для Вас, Виктор Анатольевич, это прекрасная новость.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, замечательная…

О. ЖУРАВЛЁВА: С инспекционной поездкой наш президент сейчас находится в губернии Никиты Юрьевича Белых. И среди прочих посещений он посетил и этот замечательный фанерный комбинат, и даже расписался на куске фанеры. И ему за это лыжи подарили. Очень деятельный президент.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Что касается фанеры и лыж, то как говорят в бильярде, «подставки не бьют». Тут шутить уже неловко - шутки заключены в сообщении. Там было интересно, что журналисты знали о маршруте президента…

О. ЖУРАВЛЁВА: По свежему асфальту.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …по свежему асфальту вычислили: был положен свежий асфальт! Это одна трогательная история. Ну, ничего нового… А вторая – замечательная! Милиция, по данным Интернет-издания «Вятский наблюдатель»… Зачитываю: «В конце апреля милиция навестила местных правозащитников и провела с ними профилактическую беседу».

О. ЖУРАВЛЁВА: А профилактическая беседа с жителями, живущими по маршруту следования кортежа, чтобы 14-го числа им желательно не выходить на улицу, переписали все паспортные данные. В общем, «Вятский наблюдатель» заметил много интересного в этом визите. А если серьёзно, почему именно к такому интересному губернатору, как Никите Белых, приехал президент?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В рамках подавания сигналов…

О. ЖУРАВЛЁВА: А какой сигнал?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну… понятно. Я хотел бы соскочить с темы «подавания сигналов», я уже это комментировал, своё ощущение от этого всего я уже говорил - это всё история, имеющая, с моей точки зрения, малое отношение к реальности. Политика действительно состоит из подавания сигналов. Есть несколько точек, которые будут являться действительно «таки да» сигналами.

О. ЖУРАВЛЁВА: Путин подавал, маячок такой был, в Японии по поводу островов. Теперь он в Сочи будет подавать.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Путин - когда он стал Путиным, когда он стал главой государства - подал парочку сигналов типа «НТВ». Закрыл НТВ. Это был внятный сигнал! Таки не обманул. Дал понять, что будет. Разогнал сразу в первый же семестр местное региональное начальство, устроил эту вертикаль. Направление «сигнализации» можно обсуждать, но были сигналы очень внятные, которые соответствовали дальнейшему изменению политики. В случае с Медведевым и вторым пошедшим годом его президентства… Есть такое имя – Ходорковский; есть Грузия, частично оккупированная; есть ещё несколько… Есть прокуратура, которой руководит тот же человек; есть Министерство юстиции, которым руководит тот же человек (который разгонял Благовещенск)... Есть какие-то внятные болевые точки.

О. ЖУРАВЛЁВА: Просто Вы читаете другие сигналы.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я просто считаю, что сигналом может быть… Как мы поняли, что что-то случилось, когда пришёл Горбачёв? Сахаров оказался в Москве … Сахарова выпустили! Это таки сигнал.

О. ЖУРАВЛЁВА: А Бахмину выпустили!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: С Бахминой… Как её выпускали! Вы сопоставьте размеры сигнала, и как её выпускали - после чего, после каких мук общественных! Все великие люди России должны были решиться осмелеть… эти восемьдесят с чем-то человек, «звёзд» наших. С моей точки зрения, смешно об этом говорить. Ну, хорошо, приехал к Белыху... Но забавно, что, как в том анекдоте – «всё равно получается пулемёт» (про Подольскую швейную фабрику). Вот и к Белыху приехали, а всё равно милиция проводит профилактические беседы с правозащитниками, и свежий асфальт указывает на маршрут продвижения начальства…

О. ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда более внятное заявление начальства, и всё равно, как мы с Вами приходим к выводу, начальство, как бы оно не конфигурировалось, оно какое есть, такое и есть. Вот Юрий Григорьев, свободный художник из Латвии, из Риги, интересуется: «Как вам известно Путин В.В.недавно заявил по поводу политической конфигурации в России в 2012 году, что они с Д. Медведевым над этим подумают. Странно, почему они, а не мы? А вы как думаете, Виктор?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ой… Нам надо было думать раньше.

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, уже всё, поезд уехал.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …до того, как этих господ пускать в Кремль. Потому что за прошедшие восемь лет они раздухарились и уже перестали даже делать вид, что фамилия будущего президента России имеет какое-то отношение к нашему выбору. Они между собой подумают, кто из них больше достоин! Тут у нас ихний вице-спикер Морозов Олег Викторович интервью «Коммерсанту» дал! Он ещё дальше заглянул 2012 года. Вы тут про 2012 год с г-ном Григорьевым… А он сказал: «Спрашивать, кто будет президентом в 2018 году, некорректно. Медведев и Путин сами решат, кто из них в это время будет достоин президентства». Конец цитаты.

О. ЖУРАВЛЁВА: Здорово!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Видимо, на Олега Викторовича, вслед за его патроном, нашло некоторое умственное затмение.

О. ЖУРАВЛЁВА: Наоборот – просветление!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они начали вслух говорить то, что все понимают… Но вслух надо было сказать что-то другое! Вслух надо было сказать, что «народ России выберет достойного». Другое дело, что мы знаем, какого достойного выберет этот народ России. Это другой вопрос…

О. ЖУРАВЛЁВА: Вы как-то плохо к народу относитесь.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я отлично отношусь к народу! Я вообще мизантроп. Но в данном случае я бы доверил народу. Я к нему отношусь относительно неплохо: я бы ему доверил выбор. Я считаю, что кого бы ни выбрал народ, это будет иметь отношение к его судьбе. И народ… как говорят, «дурак, дурак, а мыла не ест». Если человек понимает, что он в своей квартире… - он не чиркает спичками перед занавесками, он не делает глупостей! Народ может совершить ошибку, но он может её исправить. Если он понимает, что есть обратная связь, он совсем дурака не сваляет. А вот готовность наша, вполне исторически объяснимая… готовность расслабиться и подождать, кого дадут сверху, кого бояре на крыльцо выведут, - это оканчивается, как всегда в этих случаях, плоховато. Поэтому я предпочёл бы, чтобы в 2012 и 2018 годах выбирал народ. И чтобы эти господа «фильтровали базар». А то они как-то совсем распоясались. Ну, совсем!

О. ЖУРАВЛЁВА: Сергей из Барнаула всё ещё интересуется, является ли это игрой в доброго и злого следователя?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да почём я знаю! Не наше с вами это дело! Наше с вами дело попытаться установить правила игры. Правила игры будут такими, которые мы установим - народ Российской Федерации. Или, если мы расслабились и ковыряем в носу, тогда правила игры будут такими, какие нам установят, а мы согласимся.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот Василий, студент из Москвы, он, видимо, смотрит с большим оптимизмом на наши перспективы, потому что он опасается других совершенно вещей. Он спрашивает: «возможен ли в современной России приход к власти коричневых? Экономическая и демографическая ситуация в стране ухудшается, а незанятого народу, в частности военных прибавляется. Да и патриотизм (и увлечение историей) начинает приобретать причудливые формы».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, патриотизм всегда приобретает причудливые формы. И не только у нас. Патриотизм регулярно приобретает причудливые формы! От патриотизма до…

О. ЖУРАВЛЁВА: …всякого другого.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …до погромов и вообще любого кровопролития - два шага. От острой формы патриотизма, возбуждённого патриотизма… Что касается «коричневых», то тема не новая. Мне кажется, что опасность «коричневых» тем больше, чем больше будут завинчиваться гайки. Потому что «коричневые» апеллируют к совсем простым рецептам (это известно, не я открываю эту Америку). «Коричневые» предлагают простой рецепт решения всех проблем. Демократия – сложный рецепт. Выборы, ответственность, учёт интересов различных групп, компромиссы, соблюдение закона - такая муторная вещь! Разделение властей, да?

О. ЖУРАВЛЁВА: Даже не начинайте!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Такая глупость! Приходят простые ребята и говорят: «На фиг закон, на фиг разделение - смотри сюда, делай как я, завтра будет тебе Щастье… с большой буквы «Щ». Адольф его зовут, или как-то по-другому… Он приходит и говорит: не надо закона, не надо разделения властей. «Одна нация, один фюрер», всё просто. Вот хорошие, вот плохие. Мы хорошие; все, кто против нас – плохие. Виноваты богатые, евреи и велосипедисты, как в том анекдоте… гомосексуалисты, католики, как у Гитлера, через запятую... Предлагаются простые решения, на которые с большим энтузиазмом идёт простоватый народ. И через какое-то время это кончается национальной катастрофой.

О. ЖУРАВЛЁВА: А по Вашему ощущению, есть у власти опасение какое-то, оно реально собирается бороться с этими людьми? Со всякими маргинальными течениями, бурлениями?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не знаю.

О. ЖУРАВЛЁВА: С нацистами, скинхедами, кем угодно.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я со свечкой в Совете Безопасности не стоял.

О. ЖУРАВЛЁВА: По реакции судебной практики, по задержаниям, по тому, что в СМИ мы видим.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Есть очень противоречивые сигналы. С одной стороны есть первые приговоры по совсем уже отмороженным экстремистам.

О. ЖУРАВЛЁВА: А последний очень странный приговор. Условный срок молодому человеку, который перекрасил памятник павшим, написал там бог знает что, перекрасил звезду, написал призыву в кучу всякие, ему дали год условно, и два года…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Зато у нас антифашист сидит! В том-то и дело. Смысла начальству бороться с нацизмом большого нет, потому что нацизм – это шикарная альтернатива им, когда нужно объединить народ против какого-то ужаса. Чтобы народ крикнул: «Ой, не уходите, останьтесь лучше вы. Уж какие вы ни есть, но лучше вы, чем эти!» Для чего был выпущен… так сказать, из заднего кармана вынуло КПСС Жириновского, в своё время? -понадобилась партия, которую победит КПСС! Когда накрылась однопартийность, шестая статья… Понадобилась партия, которую победит КПСС!

О. ЖУРАВЛЁВА: Здесь властям трудно лавировать между местными доморощенными фашистами и между празднованием 9 Мая, любовью к ветеранам.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как-то они умудряются. Какая любовь к ветеранам?

О. ЖУРАВЛЁВА: Вот конкретная! Пять миллионов рублей – такую сумму решили выделить власти Москвы на правовую защиту Василия Кононова, ветерана Великой Отечественной войны, который выиграл в Страсбурге дело, но эта правовая защита была выделена в связи с обжалованием правительством латвийской республики оправдательного решения Европейского Суда по правам человека.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я читал это сообщение. Там интересный был комментарий. Всего в бюджете Москвы запланировано 4 млн. рублей по статье «Правовая защита соотечественников». Четыре - всего.

О. ЖУРАВЛЁВА: Пять из них…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Из них пять выделено на защиту партизана Кононова, которому не грозит быть расстрелянным или сожжённым живьём. А напомню, именно это он проделал с девятью жителями села Малые Баты в мае 1944 года. Там было три женщины, одна из них беременная на девятом месяце. Они были расстреляны под его командованием, и частично сожжены живьём. Ему это не грозит. Ему грозит 1 год и 8 месяцев тюремного заключения по статье «военные преступления». Напомню, что сама Латвия, против которой так бесстрашно сейчас вышел в поле (чисто Пересвет против Челубея) Юрий Михалович Лужков… - сам латвийский Верховный суд признал обвинения недостаточно обоснованными.

О. ЖУРАВЛЁВА: И поэтому Европейский суд по правам человека отказал в иске.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Европейский суд тоже отказал, четыре против трёх. Не в такой пропорции он принял сторону Кононова, в каком принимает по нашим чеченским делам, там есть вопросы по Кононову... Но ему не грозит быть сожжённым заживо или расстрелянным. Насчёт же правозащиты соотечественников и заботы Лужкова об оной, - я не помню, чтобы Лужков сильно не спал ночами из-за 3 тысяч пропавших без вести наших российских граждан в Чечне (которых, как теперь выясняется, распыляли артиллерийскими снарядами). Я не помню его голос в защиту 140 тыс. россиян, которые были лишены российского гражданства в Туркмении, в обмен на туркменский газок … А Ашхабад – это не Юрмала. Это конкретное Средневековье. И у этих людей были какие-то права как у российских граждан... Двойное гражданство было отменено! Путин и компания отдал их гражданство за возможность торговать налево туркменским газком, через фирму Могилевича... И я не слышал бесстрашного голоса Юрия Михайловича, его волнений о судьбе 140 тысяч брошенных просто в Средневековье, оставленных соотечественников... Будем называть вещи своими именами: Юрию Михайловичу надо щёлкнуть по носу Латвию, и показать себя русским патриотом. Чем он и занимается. Что касается материальной поддержки партизана Кононова, то я думаю, из накопленных средств г-жи Батуриной, они могли бы частным порядком ему немножко помочь, не поднимая такой федеральной волны.

О. ЖУРАВЛЁВА: Так… Вы заговорили о Средневековье, и тут же вспомнились слова, которые постоянно произносятся в последнее время, в связи со Средневековьем, и в том числе. Это кровная месть, и такая знакомая фамилия, как Ямадаев. Студент из Москвы Пётр Бутынин, интересуется: «Как Вы думаете, Ямадаев, тот самый, которого убили в Арабских Эмиратах, скорее жив или скорее мёртв?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я думаю, что Ямадаев скорее мёртв. Тот. Но ещё не всех Ямадаевых убил - кто-то…

О. ЖУРАВЛЁВА: Кто-то…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: …загадочный! Злые языки говорят (громко-громко), что это - Рамзан Кадыров, президент Чеченской республики.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но сегодня же Иса Ямадаев сказал, что никакого вреда Кадырову Ямадаевы наносить не могут, потому что они клялись на Коране.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Тут интересна последовательность. Он это сказал после того, как…

О. ЖУРАВЛЁВА: …он же сказал, что они объявили кровную месть.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: По скайпу. Кровная месть по скайпу. (Это замечательная деталь в рассуждении о прогрессе человечества. Кровная месть по скайпу – это очень точный образ). Так вот, это его заявление о том, что они клялись на Коране не делать зла, случилось уже после того, как следственное управление Следственного комитета по Чечне, цитирую: «начало следственную проверку в связи с сообщениями СМИ об угрозах в адрес главы республики Рамзана Кадырова и депутатов».

О. ЖУРАВЛЁВА: Да, действительно, угрозы были вчера, сегодня уже всё, разобрались.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Замечательно! Тут, в данном случае… не будем внедряться в их разговоры по скайпу… кто кого первый расстреляет, посмотрим. А пока только забавно, что следственный комитет и наша Генпрокуратура… - никакой реакции на череду убийств имени Рамзана Кадырова! Вообще никакой реакции. А там убивали Героев России. И там, и здесь! Десяток убийств уже. Полная тишина. Но, как только поступили угрозы в адрес самого Рамзана Ахматовича, этот золотой петушок встрепенулся и страшным голосом закукарекал. И вот я думаю: этот золотой петушок - он чей? Мне это интересно.

О. ЖУРАВЛЁВА: У Вас нет пока решения этого вопроса?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Чей золотой петушок? Я знаю, что содержу его я, что золотом он покрашен на мои и Ваши деньги. А чьи интересы защищает? Тут можно только догадываться.

О. ЖУРАВЛЁВА: Владимир из Чикаго тоже интересуется: «Полиция ОАЭ по горячим следам расследовала убийство (покушение) на Героя России С. Ямадаева. Задержала подозреваемых, определила заказчика и объявила в розыск через Интерпол других подозреваемых. Россия по этому делу объявила розыск других (альтернативных или суверенных) подозреваемых ЗАЧЕМ?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну как…

О. ЖУРАВЛЁВА: Мы и с Арабскими Эмиратами тоже что-то хотим поделить в этой ситуации?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, чтобы не искать тех, надо искать других! Мы же не можем совсем никак не реагировать. Значит, будем искать, как в том анекдоте пьяный - под фонарём, потому что там светлее. «Под фонарём» нет ни Делимханова, ни Кадырова; мы там будем их искать, убийц каких-то... Это забавно, если тут может быть что-то забавное. Я уже говорил: вот две страны; одна Великобритания называется, другая – Арабские Эмираты. Ничего общего между ними нет, кроме того, что одна страна и другая страна по обвинению в убийстве разыскивают депутатов Государственной Думы Российской Федерации.

О. ЖУРАВЛЁВА: Как-то уже мы выясняли, из чего состоит парламент.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Мне интересно; тут две версии есть основные. Либо они все сговорились вокруг, либо что-то другое. Я думаю: то ли они сговорились как-то специально и ищут наших доблестных депутатов... И никакой реакции от нас. С моей точки зрения... я не говорю, что Россия не должна защищать своих граждан! Пожалуйста, проведите расследование, опровергните доводы. Как и внутри, в случае с Ходорковским. Никто же не говорит, что он не виновен. Есть какие-то доводы - опровергните! Нет… Просто не рассматривается. Просто - проходится мимо. Либо Арабские Эмираты - то, что они представили в ходе расследования… либо там есть какая-то… может быть там вообще, страшно сказать, телефонное право в ОАЭ? Может им кто-то заказал наших депутатов? эмир какой-нибудь…

О. ЖУРАВЛЁВА: Они просто в нашей стратегии национальной безопасности занимают какое-то особое место.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да. Может быть, им кто-то «заказал»! Давайте опровергнем их! Но мы просто делаем вид, что «так и было».

О. ЖУРАВЛЁВА: Ещё есть вопрос. К сожалению, он слишком долгий для того, чтобы мы сейчас успели его обсудить до перерыва. Тогда не очень долгий вопрос. Интересуется у Вас вопросом по поводу перестановок в руководстве ГИТИСа. «Не кажется ли вам, - пишет Андрей, преподаватель из Москвы, - что это абсолютное неуважение к профессуре и студентам уважаемого ВУЗа?» Сначала сообщения были вообще странные, что убрали одного, назначили другого. А теперь последнее ,что мне удалось найти в агентствах, учёный совет РАТИ соберётся в ближайшие дни в связи с досрочном освобождении от должности ректора ВУЗа Марины Хмельницкой, - сообщила учёный секретарь учреждения Екатерина Иванова. Не говорится о том, что всё назначено. Они соберутся и что-то будут делать. Вы имеете отношение к этому ВУЗу.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я - имел. Я когда-то преподавал в ГИТИСе, имел честь… Это ещё был ГИТИС, а не РАТИ. Очень странная история. И появление фамилии Шерлинга как претендента на должность ректора кажется мне, скажу очень мягко, странным.

О. ЖУРАВЛЁВА: Исполняющего обязанности.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Странно. Откуда взялось? Кто принёс эту бумажку? Это очень интересные вопросы. Каким образом? Откуда взялось? Вот я надеюсь, что они на этом учёном совете эти вопросы зададут. Потому что всё это - просто противно, сама такая технология противна… А во-вторых, не худо бы исследовать эти вот номенклатурные пути неисповедимые... Каким образом появляется эта фамилия на этой бумажке? Чья подпись стоит? Откуда взялось?

О. ЖУРАВЛЁВА: Агентство собирает некоторые сведения. И говорят, что за последние несколько месяцев в крупных учреждениях культуры страны сменился руководящий состав. И были заявления министра культуры Александра Авдеева о том, что глава Росгосцирка Мстислав Запашный не справляется с обязанностями, и всякие другие интересные вещи. Занялись культурой! Окультурились.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, тут надо только коротко заметить, что культура в данном случае – это ещё недвижимость и большие материальные ценности.

О. ЖУРАВЛЁВА: У нас в студии большая, хотя и не очень материальная ценность. Скорее духовная.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не очень большая.

О. ЖУРАВЛЁВА: Виктор Шендерович. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва. Никуда не уходите. Мы скоро вернёмся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение». Виктор Анатольевич, очень много Вам вопросов приходит разнообразных, и реакций на Ваши предыдущие слова. В частности, пишут, например, наши слушатели по поводу того, что Вы говорили о депутате Морозове и так далее. «А даст ли Господь г-ну Морозову с его смелыми прогнозами и его начальникам высоких цен на нефть до 2018 года? А ну как не даст!» - спрашивает Сергей.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это откуда вопрос, не от Господа?

О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, это из Барнаула. Действительно, какая-то связь между этими перспективами и нефтью прослеживается.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я уже не говорю о том, что - как сказано в том анекдоте: хочешь рассмешить Господа – расскажи ему о своих планах. Эти ребята благополучно существуют при власти, только при высоких ценах на нефть.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но сейчас-то они уже не высокие.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они уже не спокойно существуют, уже нервничают немножечко. Видели, как стояли во время парада?

О. ЖУРАВЛЁВА: Я слышала, как говорил во время парада Медведев.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вот эти две головы нашего орла. Как они друг на друга не глядели, как на гербе…

О. ЖУРАВЛЁВА: А как Вы считаете, там действительно есть внутренний конфликт? Когда Медведев вдруг выступает с заявлениями, которые явно говорят о том, что Путин с чем-то не справился.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, разумеется, там, внутри, по объективным обстоятельствам возникает напряжение, потому что никакой дуумвират… Там же ещё есть аппараты! - появляется вне зависимости от желания, появляется напряжение... Об остальном можно только гадать. Я не хочу гадать. Но, разумеется, если всё будет таким колом идти вниз в смысле экономики, кризиса, то понадобится компетентное руководство. Потому что одно дело руководить страной при 140 долларов за баррель, другое дело – при других цифрах. Там нужна уже компетентность. А её нет и быть не может в отсутствии конкуренции. Конечно, я бы до 2018 года я не загадывал.

О. ЖУРАВЛЁВА: Спрашивают, чем кровная месть по Скайпу отличается от секса по телефону? Да ничем! Но шутка хорошая. Стас из Иркутска сообщает, как наш корреспондент фактически, что оказывается, губернаторы Иркутской области провожать насильно отправляли бюджетников. Прощание в Иркутске. Похоронили сегодня губернатора в Москве. Оказывается, отправляли насильно народные массы.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Скорбеть, да… Ну, как положено.

О. ЖУРАВЛЁВА: Игорь из Москвы интересуется, почему многие люди так хотят вернуть СССР? Нет, не из Москвы… Ну, сами были моложе, и вокзал был ближе к дому. В этом тоже есть причина.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Но я не устаю цитировать замечательного Дмитрия Орешкина, который как-то сказал по поводу очередных волнений, что все хотят Сталина… Он сказал: «Все хотят Сталина для других. Для себя никто не хочет Сталина». Тем, кто хочет СССР, сказать: «Отлично! Только ты в Анталию больше не едешь, парень». Выездная комиссия, треугольник…

О. ЖУРАВЛЁВА: И в твоём магазине мы быстренько проведём ревизию.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не просто ревизию, а оставим соль, спички и томаты - и гуляй! Не знаю, захочет ли он… Он хочет СССР, чтобы у нас танки стояли в Европе, и чтобы все боялись! Вот это да. Этого они хотят.

О. ЖУРАВЛЁВА: А зачем, чтобы все боялись? Какой в этом смысл?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не знаю. Для меня - нет никакого смысла. Но многие называют это: гордость!

О. ЖУРАВЛЁВА: А потом приезжать с курорта и говорить: «Нас там не любят».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да. В том-то и дело. Ностальгия по СССР – штука, сильно преувеличенная.

О. ЖУРАВЛЁВА: А как же то, что Парфёнов вдруг обнаружил этот ренессанс, эта наша античность невероятная, когда стали эти помпезные люстры вешать, мраморы…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ты сама вспомнила, что - мы были моложе... Мне самому приятно вспомнить, какая-то ностальгия... Но вернуться? Чтобы ты продрал глаза, вышел на улицу, и застал 1983 год? Не знаю, кто захочет этого для себя. Не знаю. Я таких людей не знаю.

О. ЖУРАВЛЁВА: Тогда давайте перейдём на личности. Самое время перейти на личности. Катерина, Краснодар: «Требуем возврата плавленых сырков голодающему в кризис населению!»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ой…

О. ЖУРАВЛЁВА: Это один вопрос из пятнадцати.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Катерина, как на духу, я уже говорил про это. Не вернусь я обратно в эту реку. Дело в том, что «Плавленый сырок»… во-первых, интонация изменилась. Когда это всё начиналось - «Итого», «Куклы»… - было весело шутить. Был какой-то сюжет весёлый. Я иногда шутил весело, иногда злобно, иногда сарказм был густой, иногда посветлее, пожиже, но как-то ещё было весело в эпоху Ельцина и Черномырдина. Знаете, как когда-то какой-то поэт сказал, что после Освенцима нельзя писать стихи. [Теодор Адорно]. Бойко шутить после Беслана - не получается. Интонация изменилась. Всё, что я про них думаю, я уже сказал. Разница между нами в том, что они могут повторяться, а я права такого не имею. Они делают одно и то же - эта защита соотечественников (из числа палачей по преимуществу), это патриотическое воспитание, это воровство... Они повторяются. Я это всё комментировал пятнадцать тысяч раз! Разными словами, разными образами. У меня больше нет…

О. ЖУРАВЛЁВА: Вы отошли от сатиры.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, просто в какой-то момент желчи становится больше; это перестаёт быть смешным, с моей точки зрения. Я просто уже не могу про это шутить. И потом, если кто-то соскучился по моей оценке - возьмите, это опубликовано, три тома этих самых «Плавленых сырков», называется «Монолог с властью» в издательстве «Амфора», три толстых тома, на любой странице открываете, за любой год…

О. ЖУРАВЛЁВА: Многие пишут, что читают и перечитывают.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И вы получаете мою оценку того, что произошло на этой неделе! По тому, о чём мы сегодня с Ольгой разговариваем, по этим пунктам, уже всё по пятнадцать раз написано. А они всё повторяются и повторяются.

О. ЖУРАВЛЁВА: «Открою Кодекс на любой странице, и не могу, читаю до конца».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да.

О. ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда возникает другой вопрос. Евгения Лебедева, редактор из Москвы: «Уважаемый Виктор Анатольевич! 25 мая концерт в ДК Горбунова в защиту узников совести. Вы в нём участвуете. Что там будет? И чем вызван темы?»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Выбор темы вызван наличием совести у некоторых граждан, которые принимают участие, в частности, в этом концерте - и на него придут. Это Юлий Ким, Александр Филиппенко, Александр Городницкий - надеюсь, что это не последний концерт такого рода… Я уже знаю, есть замечательные имена, не буду их называть, чтобы не рассекречивать…

О. ЖУРАВЛЁВА: Что будет делать Городницкий, я себе представляю.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Он будет петь, и Ким будет петь.

О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Александр Филиппенко будет читать Александра Солженицына. Что-нибудь почитаю и я, и не только из себя. И пришедшие люди… нет, это не будет митинг, это будет концерт! Я думаю, что те, кто придут, не пожалеют.

О. ЖУРАВЛЁВА: Культурно отдыхать будем.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, в том числе. И я надеюсь, что под такую тематику там соберутся очень приличные и симпатичные лица.

О. ЖУРАВЛЁВА: Это действительно называется…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Концерт в поддержку невинно осуждённых. Кстати говоря, после того, как мы это уже объявили, у меня в Живом Журнале… Вдруг пишут мне… Это же не только Сутягин, Данилов, Ходорковский - большое количество имён, которые немножко на слуху... У нас же специфическая страна! Вдруг мне начинают приходить письма: «Помолитесь и за моего сына, его посадили на 10 лет за убийство, которое он не совершал». И я понимаю, что, скорее всего, это правда.

О. ЖУРАВЛЁВА: Сейчас не такая трагическая, хотя трагическая история возникла, когда сначала Райсовет дал разрешение пожениться молодым людям, а потом отца ребёнка и супруга молодой жены, слишком молодой, посадили в тюрьму.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Всё по закону.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но как-то странненько.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, это странненько, и я думаю, что после того, как это стало известно, надеюсь… если не совсем уже в труху превратились мозги, то выпустят этого 17-летнего юного папу к его 15-летней жене. Дай им бог, господи! Но мы прекрасно понимаем, что эта Сухово-Кобылинская процедура узнавания преступника: «Качала режет Шаталу, Шатала…» Сухово-Кобылин жив. Вот уж кто вечно живой! - это Сухово-Кобылин. Те, кто желает понять сегодняшнее судопроизводство – просьба перечитать трилогию. Там всё про это написано. Вот - как живое!

О. ЖУРАВЛЁВА: А Дмитрий Саратовский пишет: «А мы в Анталию не имеем возможности ездить. И Вам не дадим».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Спасибо. Я тоже не езжу в Анталию. Но должен сказать, что тамошние берега сильно засижены нашими соотечественниками, которые, как утверждает социология, страдают по временам СССР.

О. ЖУРАВЛЁВА: Тогда уже совсем распоследний вопрос. Олег спрашивает: «Виктор, Ваше мнение о гей-параде».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Положительное мнение.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вам нравится гей-парад?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Мне не нравится гей-парад, но я считаю, что те, кому нравится гей-парад, должны иметь возможность им пройтись. Я не вижу, чем он хуже военизированного парада… Клубы по интересам! Если есть люди, которые настаивают на этом, да? - они ходят по всей Европе, по всему миру, ничего страшного…

О. ЖУРАВЛЁВА: Недавно в Латвии запретили. Тоже не захотели.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не ходи туда, не принимай участие! Я, например, не пойду, у меня другие интересы - во всех смыслах слова. Но почему надо мешать этим людям? Почему надо ОМОН высылать? Ну, просто мы можем сделать им нечаянно приятное…

О. ЖУРАВЛЁВА: Ну что Вы, ей-богу! Это парад мазохистов, Вы перепутали.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вообще надо оставить людей в покое, всех! Надо дать возможность ходить - под хоругвями, под голубыми… Хотят пройтись под демократическими – на здоровье! Коммунисты, под серпами и молотками? Тоже пускай ходят! По разным маршрутам, не пересекаясь с ОМОНом.

О. ЖУРАВЛЁВА: Прекрасный будет город. ОМОН будет гулять в садике. Виктор Шендерович в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва. Большое спасибо всем, кто писал. Всего доброго.

Комментарии 1
iNgibit8 лет назад
"Я отлично отношусь к народу! Я вообще мизантроп"
Мизантроп как раз людей не очень любит. Чувак имел в виду "филантроп", очевидно.
Не мешало бы подучиться иным прокисшим "аналитикам".