Откройте архивы - и будем дискутировать! (1)

В мире | 5 июня 2009 года, 13:38

И. ВОРОБЬЁВА: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», как всегда в это время у нас гость Виктор Шендерович, писатель, журналист.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте начнём с совершенно сенсационного утверждения Минобороны, которое сегодня появилось на сайте, цитирую по «Комсомольской правде»: «Все, кто непредвзято изучал историю Второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии». Этот материал подписан начальником отдела института военной истории Минобороны Сергеем Ковалёвым. Так что, Польша начала войну?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, ясное дело, кто же… Все здравые люди, все люди доброй воли теперь знают, что Вторую мировую войну начала Польша! Это немножко Оруэлл, конечно: вчера воевали с Евразией…

И. ВОРОБЬЁВА: Корректировка истории.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, и ничего другого никогда не было! В общем – да. Такое фамильное проклятье: от майора Ковалёва, гоголевского, ушёл нос, но это не худший случай, потому что от полковника Ковалёва ушли мозги, просто в полном составе... Штука в том, что эта версия, подробно изложенная на сайте под его подписью, это в точности версия г-на Риббентропа. Министра иностранных дел гитлеровской Германии. Ровно эта версия. Риббентропа, правда, повесили, и он не может порадоваться тому, что у него в Министерстве обороны РФ нашлись последователи; такая незадача – повесили! Выяснилось, что его версия не правильная - и его повесили. Слава богу, что ничего не пропадает; риббентроповская версия… кстати недавно… - видимо, г-н Ковалёв просто образованный человек, - недавно мемуары Риббентропа были переведены на русский язык, и появились здесь… Видимо прочёл, понравилось. Замечательно!

И. ВОРОБЬЁВА: Минобороны, я цитирую РИА НОВОСТИ, говорит, что разместила статью как дискуссионную. Какую дискуссию предполагает подобная статья, как Вы считаете?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Дискуссия о том, во всём ли виноваты поляки - или за пределами Польши осталась какая-то историческая вина? Дискутировать можно. Понятно, сейчас они будут делать хоть какую-то мину при этой отвратительной игре. Думаю, про Риббентропа им уже кто-то рассказал, кто-нибудь нашёлся, надеюсь… не я первый. И сейчас они будут делать вид, что у нас такая свободная демократическая дискуссия. Свободная демократическая дискуссия – дело хорошее, но для начала надо открыть архивы, не валять дурака. И посмотреть, что там в архивах написано! Потом, когда все участники… когда карты таким образом открыты, то можно дискутировать. Это как шахматисты будут обсуждать позицию, которая неизвестна. Из 64 клеток 48 закрыты, и мы будем дискутировать о позиции! Как-то странно. Давайте открывать архивы, не валяйте дурака! Нет уже ничего секретного в том, что касается обстоятельств начала Второй мировой войны. Да и её окончания. Нет ничего секретного. Давайте, открывайте архивы, и после этого - давайте дискутировать. Всё это идиотизм в лёгкой форме:% нормально, ничего нового…

И. ВОРОБЬЁВА: Виктор Шендерович, писатель и журналист сегодня в «Особом мнении». Я напоминаю, что вы можете присылать смс-ки на телефон +7-985-970-45-45. Ещё одна тема, которая немного подвёрстывается под эту новость. Сегодня пришла новость о том, что неизвестные запретили показ антифашистского фильма в Москве. Этот фильм «Россия-88» режиссёра Павла Бардина. Его должны были показывать вчера в кинотеатре «Синефантом». Туда, по словам администрации кинотеатра, пришли два человека, представились сотрудниками ФСБ и местный участковый. Они сказали, что показа не будет, что его отменяют.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Так это не неизвестные отменили. Неизвестные могут отменить показ, только позвонив и сообщив, что заложено взрывное устройство. Так неизвестный может отменить показ фильма в Москве. А люди, которые представляются… - надеюсь, что их фамилии записали... Или только увидели щит и меч и сразу упали в обморок, нет?

И. ВОРОБЬЁВА: Я подозреваю, что щит и меч и тоже не показали, просто представились, что мы из ФСБ,

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Просто интересно. Завтра мы с тобой придём на показ фильма, чтобы далеко не ходить – «1612» или просто «12». Представимся сотрудниками ФСБ и скажем, что мы отменяем показ, и уйдём. Вот интересно, его отменят или нет?

И. ВОРОБЬЁВА: Не знаю как меня, но Вас-то точно в лицо узнают, не прокатит.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Хорошо, ты придёшь с мужем. Надо проэкспериментировать. Глупость это всё, эти неизвестные... В этой истории интересна её легальность. Меня в этой истории заинтересовала – легальность! Это не то что какое-то давление стыдливое. У меня отменяли концерты - трубы прорывало, электричество гасло в Астрахани, срочно назначался ремонт капитальный, которого вчера не было…

И. ВОРОБЬЁВА: Это у многих политиков.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Гарри Каспаров – вообще источник техногенных катастроф в России, аэропорты закрываются к его приездам. Но тут всё-таки попытка, хотя все понимают, о чём речь, внешне соблюсти какие-то приличия. Здесь - они перестали соблюдать, перестали делать вид! Довольно давно перестали делать вид. Приходят, представляются и закрывают. Мне интересно другое: что администрация не посылает их на три буквы. В смысле, в ФСБ обратно… А отменяет показ. А что бы администрации сказать: «А вы, собственно, кто? У фильма есть лицензия, мы его показываем. Идите в баню!» Они этого не говорят, потому что понимают, что в баню пойдут они, что у них будет СЭС, пожарная охрана, налоговая инспекция или просто трубой по голове. Причём, всё это прекрасно есть в арсенале замечательного ФСБ и близлежащих преступных структур.

И. ВОРОБЬЁВА: Я правильно понимаю, что администрация поступила разумно?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Она поступила разумно. И разумно поступили бы россияне, если бы после этого, после такого случая, как только это становится известно, был бы большой политический скандал. Но его не будет, потому что никому дела нет. Пока к нему не придут лично - тогда начнёт охать. Это банальная история. Точно так же, как замечательные кинематографисты, которых я поодиночке чрезвычайно люблю и уважаю, (без всякой иронии, великие имена)… Но где они все были? Когда дошло до их профессионального союза - тогда письмо, и обращение к президенту. А где все эти великие люди были, когда сажали Ходора? Когда был Норд-Ост, Беслан и дальше через запятую по алфавиту. Нигде никого не было. Что же они думают, что сейчас вся Россия встанет на защиту их законных требований, их понятного человеческого крика? Всем так же по барабану, как и им, собственно говоря...

И. ВОРОБЬЁВА: Кстати говоря, о методах. Вы сказали, что перестали стесняться. Как лучше, чтобы просто внезапно в кавычках прорывало трубу, или чтобы приходили сотрудники, не скрываясь, и говорили, что этот фильм не будет показываться.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Честно говоря, такой открытый вариант - он давно наступил, но это такая новая фаза, разумеется, фаза обнагления… это ближе к финалу, это не может продолжаться вечно... Но текущая фаза болезни, конечно, мерзкая и очень острая. Кстати, в тему того, что перестали стесняться, в журнале «Нью Таймс»… Я историю с Бардиным не знал, когда шёл сюда, но - просто абсолютно в масть! Нижегородский районный суд отклонил жалобу правозащитника Шумоволоса, который пришёл в суд с тем, что за ним следили. Интересное решение суда: суд, конечно, отклонил, но отклонил не потому, что Шумоволос не доказал, что за ним следили, а судья… вот цитата – «Суд полагает, что учитывая общественную деятель заявителя, ГУВД по Нижегородской области имела право его внести в базу данных «Сторожевой контроль».

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, у нас по закону это разрешено делать?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вот об этом и статья в «Нью Таймс», что судья Татьяна Баженова (народ должен знать своих героев) легитимизировала на территории России политическую слежку. Опять-таки, не то что: «а вы докажите!» Вот у меня щёлкает в трубке; конечно, я могу остаток жизни потратить, чтобы доказать, что меня слушают…

И. ВОРОБЬЁВА: Но потом Вам скажут, что у Вас мания преследования.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Разумеется. Но здесь нет такой коллизии. Здесь суд говорит: «Да, за Вами следили. А потому что Вы правозащитник! Они имели право». То есть, судья, ссылаясь на закон о милиции, какую-то статью сомнительную… она эту статью ставит де-факто выше Конституции РФ. Это прецедент. Теперь нельзя жаловаться: есть прецедент судебный! Они имеют право за нами следить. Без санкции суда, просто так, потому что им показалось. На том замечательном основании, что это - правозащитник, человек социально опасный! Всё это делают люди, которые прошлёпали Норд-Ост, Беслан и так далее, через запятую, всё, что угодно, Басаева… тысячу раз! Но Шумоволоса, правозащитника, который собирался посмотреть, как соблюдаются права человека в Нижегородской области, не прошлёпали, молодцы.

И. ВОРОБЬЁВА: Приближаясь к политическим новостям. Вчера стало известно, что партийная школа «Единой России» может появиться в МГУ уже осенью.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Слушайте, мы как сговорились с Вами.

И. ВОРОБЬЁВА: Реакция однозначная.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Весёлая. Реакция связана вот с чем. Как раз в этом же номере «Нью Таймс»… Ей богу, мы не сговаривались!

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите рекламировать издание.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Почему же не рекламировать хорошее издание, тем более, что как раз просто - совсем по теме. Вот! По поводу этой школы, по поводу этого бесстыжего возвращения к советским временам, по поводу того, что нечего скрывать - дивное признание! Большая цитата будет. Нет, я буду популяризировать не журнал, я буду популяризировать движение «Молодая Гвардия Единой России», я буду цитировать их активистов. Алексея Леонидова, заместителя руководителя исполкома отделения партии «Единая Россия», он уже большой активист. «Мы проводим мероприятия, - пишет он под диктофон в журнал...

И. ВОРОБЬЁВА: Это не какое-то расследование…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Какое расследование! Этот юный замечательный оболтус под своей фамилией выступает. «Могут позвонить ночью и сказать: «Завтра устраиваем митинг возле грузинского посольства. Прикольные мероприятия. Моя официальная зарплата — всего 8 тыс. рублей. Но на каждое мероприятие ты составляешь смету: 10 тыс. по смете, на 5 тыс. ты все закупаешь, 5 тыс. оставляешь себе. В нашей стране больше никак нельзя заработать деньги». Ну, правильно: кто у нас руководит партией? Правильно человек всё понимает: попилить! Просто начальники пилят страну, а ему дали 10 тыс., он их пополам распилил, как страну. Замечательно! И дальше, по поводу школы.

«Сейчас я уже гораздо больше понимаю в политике , - пишет оболтус Леонидов, зам. руководителя исполкома отделения партии «Единая Россия», - и чувствую: то, что нам говорят преподаватели в Государственном университете управления, где я учусь, очень созвучно тому, что я понял за время работы в «Единой России». Конец цитаты.

И. ВОРОБЬЁВА: Ага! То есть, в других ВУЗах она действует вовсю.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Конечно! Кончаем валять ваньку! Его правильно научили. Десять взял, пять отпилил. Кстати, я напомню, по поводу «10 взял, 5 отпилил» - я напомню, что Хинштейн, Леонтьев и другие прогрессивные журналисты много лет отсыпались на премьере Касьянове, у которого была кличка «Миша 2%». Подчёркиваю тут не «Миша», а – «2%». Это давно устаревшее число. Сто процентов. Ну, пятьдесят то есть. Половина отпиливается. И это - тихий Алексей Леонидов, восемнадцати лет. И это норма партийная, государственная норма. Так что с двумя процентами – это к нам не подходите даже.

И. ВОРОБЬЁВА: Вам кажется, что это бич «Единой России» и всех её активистов, или это в стране в принципе? Люди сейчас скажут: «Ну что Вы, Виктор, глаза нам открываете, мы это всё знали».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Коррупция была, есть и будет. Коррупция, наверное, есть даже в Норвегии. Вопрос в условиях для коррупции - и в условиях борьбы с коррупцией. Условия для коррупции у нас как в тропиках… как для мух в тропиках – то есть, все условия! А вот условия для борьбы с коррупцией… Щекочихин писал про дело о «Трёх китах»… Люди, которые про это пишут, подвергаются смертельной опасности. А люди, которые это делают, говорят об этом в открытую, называя свою фамилию. Конечно, этому оболтусу дадут по шапке за потерю некоторой бдительности. Вот - интересно проследить. Если дадут по шапке, это будет означать, что в них, по Бабелю, ещё квартирует совесть, они испытывают хоть какое-то чувство неловкости. «Воруй, но что ж ты рассказываешь?» Воровать можно, но говорить не надо, под своим именем.

И. ВОРОБЬЁВА: Боюсь, что в молодёжных движениях такая ситуация, что если даже ему дадут по шапке, мы это не узнаем.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Узнать можно, если захотеть. Но Ваня Демидов во главе – что мы хотим!

И. ВОРОБЬЁВА: Перейду к ситуации, которая сложилась в многострадальном городе Пикалёво Ленинградской обл. В первых новостях эта ситуация, когда люди, доведённые до отчаянья, выходят перекрывать трассу. И в ответ на это начинают двигаться какие-то государственные машинки, приезжать чиновники, выделяться деньги. И вот сегодня приехал туда премьер-министр страны Владимир Путин.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Помогло Пикалёву, что он приехал?

И. ВОРОБЬЁВА: Пока неизвестно. Сейчас он там. Он приехал со словами: «Что вы тут устроили? В помойку превратили завод!»

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это слова Путина?

И. ВОРОБЬЁВА: Да.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: То есть, жители города Пикалёво провинились перед Владимиром Владимировичем, судя по интонации?

И. ВОРОБЬЁВА: Завод, как минимум.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Он им сделал выговор, с чем и уедет. Денег не привёз?

И. ВОРОБЬЁВА: Деньги были выделены ещё до этого.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, а никто не спросил у него: «Вот Вы там 4,5 млрд. давали Дерипаске, хозяину этого самого, доведённого завода… они где? Вы не интересовались, Владимир Владимирович, где 4,5 млрд. долларов? Потому что у нас здесь, в Пикалёво, мы их не наблюдаем». Никто не спросил?

И. ВОРОБЬЁВА: Боюсь, что будет ответ – в «Норникеле», где-нибудь ещё, на что-то целевое выделялось.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, не знаю уж. Забавно… Было бы смешно, если бы не было так грустно. Никто ведь не начнёт разговаривать с премьером тем голосом, которым премьер разговаривает с ними. То есть, приехал боярин, и есть шанс, что этот главный боярин, в прошлом царь-батюшка, что он денег привёз. Что он как-то поможет.

И. ВОРОБЬЁВА: Я Вас перебью, две минуты назад пришло сообщение, что Путин поставил задачу уже сегодня погасить все долги по зарплате. «Должны быть погашены все долги по зарплате. Срок – сегодня». Сказал, как отрезал!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Молодец!

И. ВОРОБЬЁВА: Что будет теперь с жителями Пикалёво? Даже не так. Что делать другим жителям других моно-городов?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ваш вопрос риторический. В нём есть ответ. Значит, за неимением в стране политической системы, единственной, где проблемы не накапливаются в такой степени, что заканчивалась бы жизнь в городе, и люди выходили бы голодные на трассу… за неимением политической системы, где все эти вопросы решаются постепенно, по мере накопления проблем, и где правительство не отпиливает близким олигархам миллиарды в ситуации кризиса, спасая родные бизнесы и близких классово людей, а не экономику... В странах, где есть политика, свободная пресса, суды, парламент, где всё это есть, там до такого просто не доходит, не может дойти, потому что на гораздо более ранних этапах проблемы будут решаться. Я не говорю, что будут полностью решены, но до острой фазы не дойдёт.

Вот вывод. Значит только так. Но ещё спасибо, что не ОМОН прислали.

И. ВОРОБЬЁВА: Прислали. Но бить не стали. Отгородили людей на всякий случай.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вдруг чего… Ну нет! По случаю Путина могли и превентивный атомный удар нанести, это понятно! В принципе, конечно, подсказана технология. Значит, надо перекрывать, надо доводить до полной нищеты - и перекрывать дороги. Вот тогда… А откуда деньги? В бюджете дыра на треть бюджета (как пишут в том же журнале, название которого говорить не буду, квоту на рекламу исчерпали...) Треть бюджета – дыра. Вопрос в том, что либо будем затыкать дыры, либо будем менять политическую систему. Менять технологию принятия решений. Потому что это затыкание дыр... В прошлый раз мы помним, когда по поводу монетизации миллион вышли на улицу - тут же залезли в кубышку, но тогда была кубышка неиссякаемая. Сейчас кубышка иссякает.

И. ВОРОБЬЁВА: Некоторые эксперты говорят о решении, которое предлагала «Единая Россия» вчера. Она говорила – давайте национализируем эти заводы, которые встали. Им говорили, что не хватит денег по всей стране всё национализировать.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Когда они говорят, что национализируют, они, видимо, имеют в виду – распилим между своих. Надо понимать их язык птичий. Национализация - зачем? Чтобы рабочий жил лучше? чтобы у него были деньги, зарплату платили, завод работал? Да ни фига подобного! Это просто перекрышуется; это просто уйдёт... - я не знаю, остались там ещё обиженные в кооперативе «Озеро» - или уже все не обиженные? Уйдёт кому-то из классово близких. Под это дело можно вынуть из рук Дерипаски, можно вместе с руками отпилить (пока что-то не хотят). Вопрос о перекрышевании идёт. Это две разных проблемы. Проблема российской экономики - что с ней делать, а вторая проблема – как перекрышевать. Это две разные проблемы.

И. ВОРОБЬЁВА: Осталась у нас буквально одна минута. Возвращаясь к смс-кам. Георгий из Екатеринбурга пишет: «Все активисты всех партий так пилят деньги. Я часто участвовал».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, мои поздравления.

И. ВОРОБЬЁВА: Речь идёт не только о «Единой России».

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я не знаю, как пилят деньги, я в лесорубы не пошёл, и поделиться опытом не могу. Но, разумеется, есть понижение уровня гигиенического, да… Оно распространяется вокруг, мы живём не на Марсе... «Не по чину берёшь» – сказано в классической комедии! Значит нужно брать по чину. Там просто суммы другие, но пилят так же. А дальше вопрос, извините, персональный. Я знаю в правительстве пару приличных людей - даже в правительстве! Поэтому - это вопрос персональный. Кто-то пилит, кто-то нет.

И. ВОРОБЬЁВА: О других проблемах мы поговорим с писателем Виктором Шендеровичем в программе «Особое мнение» после Новостей и очень короткой рекламы.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЁВА: ещё раз здравствуйте. Я напоминаю, это программа «Особое мнение» В этой студии у нас гость – писатель и журналист Виктор Шендерович. Вчера пришла такая новость, мне показалось, что Вам будет очень интересно. Карельскую газету раскритиковали за перевод статьи о Медведеве. Это «Лента.ру» сообщает, что губернатор Карелии Сергей Катанандов раскритиковал Петрозаводскую газету «Искра» за публикацию перевода канадской газеты. Канадская газета написала, что за год правления Дмитрий Медведев всё бездарно провёл, ни власти, ничего у него не появилось. На что Катанандов обвинил журналистов ни много, ни мало, в… я просто процитирую, чтобы не путаться. Катанандов сказал: «Боюсь, что местные так называемые оппозиционные журналисты в пылу череды кампаний очернительства местной власти потеряли всякие ориентиры, утратили патриотизм, забыли о своем долге перед Родиной и согражданами». Конец цитаты. Вот такая вчера новость пришла. Действительно, что же петрозаводская газета «Искра» делает!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Она делает свою работу, работу журналиста – делиться с читающей публикой информацией. Довольно важной информацией. Мнение в мире, сложившееся о нашем президенте, без лица и запаха. Это мнение сложилось, оно - такое. Его можно как-то менять самому президенту, его подчинённым... А можно наезжать на газету - «Искра» называется? Надо уходить в подполье. Я думаю, что…. - по поводу потери ориентиров - что этот карельский феодал сам потерял всякие ориентиры. К вопросу о стыде. Если бы он был чуть поумнее, или чуть образованней он бы понимал, что он проговаривается… Наезд на газету за перепечатку другой газеты, мнения другой газеты - это демонстрация того, что у нас даже не ночевала, в Петрозаводске точно, не ночевала свобода слова. То, что он вслух это говорит. Быть недовольным – да, позвонить, пробурчать, я ещё понимаю. Тоже не очень умно, но понимаю. Но тут ведь дальше… - я эту историю знаю, там есть развитие! Там рекламодатели отказались от сотрудничества, некоторые торговые точки перестали брать газету.

И. ВОРОБЬЁВА: Может просто испугался г-н Катанандов за себя?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Разумеется. В гробу он видел Медведева и всё остальное, и репутацию Медведева. Он понимает, что ему сейчас будет звонок из Москвы, скажут: «Что за мать-перемать! Вы что там!» Превентивный удар нанёс, чтобы в случае чего – уже все наказаны». Уже ими не торгуют, уже рекламодатели все… А кто позвонил рекламодателям? Сами сообразили?

И. ВОРОБЬЁВА: Вам в голову не приходит, что г-н Катанандов искренне вступился за президента?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не вступился. В нём чиновничий рефлекс сработал на уровне… Когда мы говорим об искренности - это ж человеческое чувство. А у животных есть условные рефлексы. На лампочку – удар током. Значит, надо как-то заранее готовиться. У них рефлексы чиновничьи есть. Этот - вертикаль за девять лет выработала очень крепкий. Сидят наверху только те… Более того, Катанандов же у нас… - его же искали в Португалии, когда там была Кондопога, и не могли дозвониться. Видимо, вне зоны связи был. Поэтому он-то понимает, что ему уже «ай-яй-яй» делали, а тут такое! Он уже в памперсах руководит, и понятная реакция, очень понятная. Тут ведь интересно… - бог с ним, с Катанандовым! - интересно, что всё это как в вате происходит.

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, ухнет, и никто не знает.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И тишина! Сейчас съедят эту оппозиционную газету, а может даже не очень оппозиционную, просто нормальную. Когда мы говорим «оппозиционную», мы имеем в виду - нормальную. Это же не Каспаров со своих шахматных заработков содержит редакцию «Искры». Это просто журналисты, которые и работают журналистами, а не пропагандистами. Они делают свою журналистскую работу! Сейчас их съедят, и никто не почешется даже, никто не заметит, не узнает даже. Ну, кто-нибудь поворчит…

И. ВОРОБЬЁВА: Что нужно было сделать жителям? Выйти на митинг перед Администрацией?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Очень полезно, - я уже цитировал про эффект остранения толстовский. Посмотреть со стороны, представить себе любую европейскую страну, от Норвегии до той же Португалии, где губернатор наезжает публично… говорит, что журналисты забыли всякий стыд, перепечатав плохую статью о президенте республики. И после этого рекламодатели и торговые точки отказываются принимать эту газету! Представляете, что будет, если это представить? Да ни один рекламодатель не откажется, а только дороже станут расценки в этой газете! Потому что начальник сделает дополнительный промоушен таким заявлением. Это круто! Газета, на которую наезжает дурак начальник – это круто. Там будут дороже расценки. Вот что будет в соседних странах. Я не Белоруссию имею в виду.

И. ВОРОБЬЁВА: С Белоруссией всё сложнее.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, там всё проще. Это прискорбно, потому что - комментировать Катанандова смысла нет, а вот комментировать полную, абсолютную «вату» как среду общественного резонанса… Это печальная история.

И. ВОРОБЬЁВА: Очень коротко хотелось бы попросить прокомментировать то, что будут создаваться в Москве Гайд-парк, в котором все, кто хочет митинговать, пожалуйста в парк Горького.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это Лужков придумал?

И. ВОРОБЬЁВА: Точнее – пожелал Медведев, придумал Лужков. Он нашёл на карте Москвы место в парке.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: В Лондоне к Гайд-парку прилагается парламент, который выбирают сами англичане; независимые СМИ и независимый суд, да? Гайд-парк в Лондоне для чудаков, Гайд-парк для тех, кто не вписался ни в одну партию, ни в одно направление. У человека острая потребность сказать, залезть на скамеечку и сказать. С точки зрения психиатрической – это правильное место. Такое место должно быть, конечно, я не против. Но только не вместо парламента, не вместо свободной прессы, не вместо независимого суда.

И. ВОРОБЬЁВА: Но если все митингующие будут собираться там, это нормально?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, извините! Там, в Гайд-парке, собираются странные люди. Хочется человеку сказать – пришёл, сказал, и три человека гуляющих его послушали, поаплодировали или посвистели по английской традиции. Это не место нормальной общественной жизни! А демонстрации в Лондоне ходят не по Гайд-парку, они ходят просто по голове чиновникам, а не чиновники по голове населения. Я на прошлой программе рассказывал, там какая-то коррупция смешная по нашим цифрам, там какие-то десятки тысяч долларов… два лорда впервые со времён Кромвеля выгнаны из Палаты лордов! Там скандал огромнейший. Огромный скандал по поводу Гордона Брауна: казна была вынуждена дважды оплатить счёт от водопроводчика! Неделю возили по столу лицом Гордона Брауна. Поэтому Гайд-парк хорошо, но не вместо всего остального.

И. ВОРОБЬЁВА: Очень хочется успеть много всего. Домохозяйка из Москвы Жаклин спрашивает: «Виктор, считаете ли Вы, что борьба за человеческое будущее Сашеньки Зарубиной, той девочки, которую из Португалии привезли, закончилась, не успев начаться?» Нет юридических перспектив, а люди молчат. Действительно люди молчат, или общество всколыхнулось? Что делать в этой ситуации?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Прискорбная история. Говоря по-русски, девочке поломали жизнь. Её взяли из семьи, где она жила, где её любили, и отдали этому биологическому объекту, которому была совершенно по барабану судьба этой дочери предыдущие годы, и пока её не депортировали за пьяные пляски на крыше автобуса и за другие подвиги… Она не вспоминала, что у неё есть дочка! А сейчас - Родина на страже… Я бы хотел, чтобы тот чиновник, наш дипломат, который выступал на том суде и обещал, что девочке будет обеспечена достойная жизнь, достойное воспитание... - и наивный, как ребёнок, португальский судья ему поверил и отдал девочку… - я бы хотел, чтобы этот чиновник остаток жизни провёл в Ярославле среди водки и тумаков, и добился бы, чтобы у Саши Зарубиной было достойное детство и достойное образование получила... Надеюсь, что Саша Зарубина вырастет, ей кто-то расскажет, и она уедет к любящим её людям. Я надеюсь, что ей поломали жизнь не окончательно! Но урок презрения к человеку был дан очень серьёзный. Потому что надо очень не любить… Вот, есть с одной стороны престиж РФ и крики о том, что - наш ребёнок, вот мы сейчас!.. А с другой стороны – сам этот ребёнок, который живёт среди водки и тумаков, и унижения.

И. ВОРОБЬЁВА: Каждый раз в Вашей передачи мне хочется резюмировать вот этой историей из любой глубинки, где люди говорят, что живут плохо, но при этом голосуют за нынешнюю власть. Это же действительно так!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Байка. Закончим на этой байке. Когда Саша Кабаков встретил в подъезде старушку-зюгановку, перед выборами 1996 года… Мужик тащил ей «Самсунги» и «Филипсы»; Саша спросил: «Чего вдруг «Самсунги» и «Филипсы»? Она ответила: «Саша, так наши ж придут, ничего ж не будет». Дивная логика!

И. ВОРОБЬЁВА: На этой замечательной истории мы заканчиваем программу «Особое мнение». Я напоминаю, что в гостях у нас был писатель Виктор Шендерович.

Комментарии 1
Изя8 лет назад
Ищо один позор "Эха"...Но каг старательно гранты Сороса отрабатывает, шопесец! И каждый раз Ходора зашищщяет, паходу от него тожы бабло капает...
И веть, хад, знает жы, скока за Ходором и Невзлиным трупов! Но бабло надо отрабатывать, а то сам трупом станет!
И чота заткнулсо, нащщот Френкеля, а ить тожы надо бы высрать в его защиту...Сцыкатно стало? Иле не заплатили? Ога!