Мне не жаль работников Diena

Общество | 9 июля 2009 года, 20:41

Если честно, мне не жаль ни новых хозяев Diena, ни их представителей, ни рядовых работников. Новые хозяева — или их представители, или представители представителей, — в последние дни действительно делают все, что в их силах, чтобы то, что еще осталось от их репутации и торговых позиций, убить по возможности эффективней.

И у них это хорошо получается — кажется, что если бы был жив отец Баронс или еще какой-нибудь собиратель сказаний, они обязательно в своем сборничке записали бы что-то из серии «выворачивается бездарно, как Тралмакс», или «врет так глупо, как Норберг».

Рядовые сотрудники... да, наверное, они себя чувствуют как перед концом света из-за столь туманной неизвестности. Занимаются самовнушением, что все, возможно, хорошо и так будет дальше. За свою бесхарактерность надо платить, так в этом мире устроено.

Ах, да. У меня нет жалости к бывшим шведским хозяевам Diena. О чем жалеть? В конце концов Ингрида Блума нам доказала, как преданно и с каким азартом туземец умеет плясать под дудку заигравшихся шведов.

Вы спросите, какое у меня основание для такого расклада? Я могу ответить: о-о-о-о, в первую очередь то, что я не боялся сказать о Diena и ее вождях, когда еще лев был толстым и зубастым. Во вторых, «прихватизаторы» Элерте, Ашераденс, Раудсепс и Ко тогда украли плоды моей работы — и если кто-то из них хочет, они могут хоть сейчас идти в суд. Времени у них на это, думаю, предостаточно.

Что было — то прошло. Живем мы здесь и сейчас. И здесь, и сейчас мне действительно грустно от того, что уничтожается с концом нынешней Diena. Конечно, газета будет выходить — и обязательно будет выходить еще долго, и на месте конкурентов я бы не радовался произошедшему. Нынешние дрязги будут забыты через месяц, и скорее всего новые хозяева окажутся более заинтересованными в экономическом положении Diena.

Было приятно сознавать, что есть нечто, не продавшееся ни «национальной буржуазии», ни кому-либо еще. Есть нечто, у чего есть принципы, неизменные ни в словах, ни в делах. Diena можно было упрекнуть в чем угодно, но только не в этом.

Комментарии