Евровидение - слепок телевизионной попсовой культуры

Культура | 16 мая 2011 года, 14:30

Эта субботняя ночка, конечно, выдалась интересной и до некоторой степени символичной. Совпало 2 великих события – это Ночь музеев, когда все музеи открыты и бесплатны до утренних часов, и ночь Евровидения, когда проходит финал этого самого конкурса. Соответственно, все городское население Москвы разделилось на контингент Евровидения, т.е. болельщиков попсы и, соответственно, публику молодую и динамичную, интересующуюся современным искусством.

Мне гораздо ближе второй отряд, нежели первый. Но погода была плохой, прямо скажем, было холодно, временами дождливо. Ночь музеев мне пришлось серьезно сократить, хотя в нескольких местах я побывал и был, кстати, удивлен достаточно неплохой посещаемостью и на Винзаводе, и на Красном Октябре, и даже в Третьяковской галерее.

Теперь о Евровидении – я полагаю, что мнение мое об этом мероприятии читателей волнует гораздо больше. Не в первый раз я этот конкурс смотрел – притом, что отношусь к нему, о чем неоднократно говорил, абсолютно равнодушно как профессионал и по-максимальному иронично как человек. Всем хорошо известно, что к реальной качественной современной музыке это событие не имеет вообще никакого отношения, да и интересной современной поп-музыке тоже. То есть, если вы хотите найти что-то действительно стоящее в массовых музыкальных жанрах, то в сторону Евровидения вам точно идти не стоит – лучше идите в клубы, на концерты или в немногие выжившие магазины, где продаются диски.

Евровидение – это слепок именно телевизионной попсовой культуры. Только если обычно мы наблюдаем ее на наших федеральных каналах в виде всяких «Фабрик звезд», «Факторов», «Субботних вечеров» и прочих конвейерных передач по производству попсовых конфеток из сами знаете какого материала, то в данном случае мы имеем примерно то же самое, но в европейском масштабе и, соответственно, сделанное с большим старанием, большим умением и временами чуть более изысканно.

Победила, как известно, песня из Азербайджана, и тут я должен напомнить людям то, что конкурс Евровидение – это именно конкурс песен, а не конкурс артистов. Забывать об этом не стоит, поскольку азербайджанская песня была довольно неплохой сама по себе, притом, что дуэт, ее исполнивший, на мой взгляд, выглядел достаточно беспомощно.

Песня неплохая, сладко-романтичная, с милым припевом. А хороший «цепляющий» припев – это контрольный пакет для того, чтобы зафиксировать если не победу, то, по крайней мере, успех на Евровидении. И если этого нет, то шансов нет тоже. Это, кстати, была проблема нашего участника по имени Алексей Воробьев, который сам по себе парень, по-моему, симпатичный и, что называется, фактурный. Тип нордический, характер общительный, то есть, в принципе, может стать поп-звездой – в этом смысле он сделан из правильного теста.

Проблема только в том, что песня была абсолютно никудышная, хоть ее и написал какой-то расписанный нашими комментаторами всеми красками, как абсолютно выдающийся и великий, американский продюсер. Песня на тройку с минусом, к тому же не в европейском стиле – здесь ценится мелодия, сантименты, а не рок-н-рольный нахрап. Публика Евровидения состоит, как известно, из европейского среднего класса, а также детей, геев и домохозяек, и это надо понимать.

Что могу сказать о том, что мне понравилось? Во-первых, приятно то, что сам формат Евровидения в последние годы довольно серьезно разбавился. То есть пока это был конкурс сытых старых европейских стран – Италия, Франция, Бельгия, Голландия, скандинавские страны, Испания, ну и примкнувшие к ним курорты вроде Мальты или Швейцарии – там все было просто максимально скучно и максимально одноформатно. Стиль этот можно было охарактеризовать одним словом – еврошлягер. Если вы послушаете хиты Аббы и Раймонда Паулса, то, в общем-то, становится понятно, что это такое.

Когда в Евровидение хлынул поток стран из Восточной Европы и с Балкан, то есть всевозможные обломки бывшего СССР и бывшей Югославии, плюс, естественно, Польша, Румыния, Болгария и так далее, тут же все стало намного разнообразнее. Поскольку если старую Европу на Евровидении всегда представляет местная художественная самодеятельность или какие-то замшелые ветераны, ушедшие в расход 20 лет тому назад, то тут из этих голодных новых стран на сцену Евровидения ринулись артисты довольно неплохие, амбициозные, очень часто даже и не вполне попсовые...

Артисты, которые просто решили, что конкурс Евровидения, даже если он им противен по стилистике, стоит того, чтобы в нём поучаствовать – поскольку это для них единственный шанс вообще заявить на всю Европу, да еще к тому же всего-навсего раз в год. Что есть такая-то музыка в Боснии или в Эстонии, или в Армении, или в каких-нибудь еще забытых шоу-бизнесом местах...

Соответственно, наиболее интересные номера были как раз представлены именно такими странами. Плюс, как это ни странно, Италия. Самым приятным, пожалуй, событием этого Евровидения стало второе место итальянца, которого, надо сказать, я впервые видел и слышал. Но это хороший музыкант с отличным ансамблем и симпатичной песней. К стилю Евровидения это не имело никакого отношения – это был высококачественный эмоциональный поп-джаз. И я очень рад, что аудитория Евровидения этот качественный и некоммерческий продукт смогла так высоко оценить.

Второй номер, который мне понравился, это певица, по-моему, по имени Мина из Сербии, которая выступала с девичьим трио и представила милейшую ретро-виньетку в стиле поп-бита или бит-соула середины 60-х годов с соответствующими костюмами и визуальным сопровождением. И надо сказать, что было это сделано с отменным вкусом, темпераментно, весело, да и к тому же я вообще очень люблю эту музыку.

Хотя, пожалуй, главное, за что я уважаю евро-сербов, так это за то, что они на протяжении уже многих лет упорно поют на родном языке, упорно поют по-сербски. Один раз это уже им принесло победу; в этот раз, к сожалению, победа досталась не нашим сербским братьям, точнее в данном случае сестричкам. Но все равно я считаю, что это очень достойно. Я считаю, что для России как раз является позором то, что точно так же год за годом все наши артисты, начиная от убогого Билана и кончая талантливым Наличем, все поют по-английски, при этом насилуют этот язык своим произношением, кто как может.

Я вообще не понимаю всего этого легкого националистического флёра вокруг наших артистов и разговоров насчет того, что это победа нашей культуры, что это триумф для России и так далее (в данном случае вспоминаю успехи Билана), если человек не поет даже на родном языке. Более того, поет песни, придуманные какими-то западными композиторами и записанные западными продюсерами.

Уж если выпячивать великорусскую национальную гордость, то нужно это делать не за счет англосаксов. Если на секунду представить, что я был бы отборщиком русских артистов для конкурса Евровидения, то, пожалуй, первой кандидатурой, которая пришла бы мне в голову, стала бы певица Пелагея, которая и вокалистка мощнейшая, и девушка-красавица, и которая, действительно, поет песни в русском стиле, в русском духе и на русском языке. Может быть, она бы конкурс и не выиграла, но, по крайней мере, это звучало бы достойно и не выглядело бы всей этой постыдной мимикрией.

Что еще симпатичного могу вспомнить? Да, интересная была песня у эстонской певицы, но слишком сложная для восприятия евровидийной публикой. И, естественно, порадовали меня грузины. Представить такой оперный металл на конкурс Евровидения было очень смело. И тем не менее, нетрудно заметить, что грузинский экстремальный рок оказался значительно выше и Алексея Воробьева, и многих других артистов, считавшихся фаворитами Евровидения, в частности, французского корсиканца, который по всем рейтингам (я даже не поленился посмотреть ставки английских букмекерских контор), там повсюду был на первом месте...

Вспоминая прочих фаворитов, мне жаль, что не вошли в тройку смешные ирландские парни со стоячими волосами, которые, по-моему, были исключительно забавны и намного интереснее пошлейшего шведского певца; к тому же показали абсолютно лучшее визуальное решение своей песни.

Комментарии