Джордж Буш был подарком для Путина (4)

Культура | 28 января 2009 года, 18:01

О. ЖУРАВЛЁВА: Спасибо большое. По Интернету мы получили достаточное количество вопросов к Вам, не как к музыкальному обозревателю, а как к человеку, который живёт в обществе, интересуется новостями, и как-то на них реагирует. И в частности, событии последних дней у нас были, в том числе, и трагические и очень страшные. И Дмитрий, менеджер из Москвы, спрашивает: «Честно говоря, после случаев с Бекетовым, а вот теперь и Маркеловым во мне возникает паника, которая вспыхнула однажды при убийстве Владислава Листьева, но затем как-то пропала, оставив чувство тоски. Скажите, Вам сейчас не страшно?»

А. ТРОИЦКИЙ: Ну… Дело в том, что я, конечно, многих раздражаю, но не до такой степени. Я думаю, что для того, чтобы журналиста убить, или адвоката, или любого другого человека такой гуманитарной публичной профессии, которому свойственно наступать на любимые мозоли, он должен наступить на что-то серьёзное. Вот скажем, Аня Политковская занималась серьёзными делами. Она могла людей посадить, она могла лишить людей каких-то огромных выгод, из-за неё кто-то мог чем-то серьёзно поплатиться. То есть, Аня была серьёзным инструментом.

Точно так же адвокат Маркелов тоже занимался делами, за которые имело смысл…

О. ЖУРАВЛЁВА: …для кого-то.

А. ТРОИЦКИЙ: В кавычках хвататься за оружие. Что касается меня, то меня тоже заказывали некоторые известные эстрадные бонзы. И было это в 90-е годы. Но тогда было время такое, что на самом деле можно было убить человека только за то, что он тебе не нравится, или за то, что он по телевидению в кадре тебе что-нибудь очень малоприятное и нелестное о данном персонаже сказал. Но, в общем-то, тогда пронесло. Что касается теперешнего времени, то я боюсь, что, к сожалению, я не настолько опасен, как Политковская или Маркелов, или…

О. ЖУРАВЛЁВА: Но здесь же была ещё и другая история.

А. ТРОИЦКИЙ: …другие люди, которые пали жертвой своей бесстрашности.

О. ЖУРАВЛЁВА: Вы говорите, что время и ситуация изменились. И убийства случайные – это уже не то время, не то, что было в 90-х. Или, может быть, возвращается ситуация, как некоторые говорят?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что во многом ситуация 90-х уже вернулась. Но она вернулась скорее в плоскости, которая касается уличной преступности, бытовой преступности, т.е. огромное количество уволенных ЧОПовцев, этих дармоедов, которые сидели раньше десятками в каждом подъезде, в каждом офисе, в каждом бутике, сейчас их начинают потихонечку выметать. А что им ещё делать, этим охранникам? Им делать нечего. Здоровые мужики, привыкшие к хорошей жизни, не умеющие ничего, кроме как носить «шмайсер» в кармане и им пользоваться. Так что, с одной стороны это, с другой стороны гастарбайтеры, уже невостребованные на наших этих криминальных стройках. С третьей стороны братки, которые возвращаются, отсидев по 10-12-15 лет в 90-е годы.

В этом смысле у нас будет хуже, чем в 90-е. Но если говорить о политической ситуации, то мне кажется, что тут стало чуть поспокойнее, хотя то, что сейчас произошло, в общем-то, наводит на мысли очень грустные.

О. ЖУРАВЛЁВА: И в продолжение этих мыслей, такое заявление. «Российский МИД недоволен попытками политизировать гибель журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой, которая была рядом с адвокатом и тоже погибла в результате ранения. О том, было ли направлено покушение на неё, тут пока никто не говорит, но случайна гибель или не случайна, но такое заявление последовало. Потому, что смерть журналиста всегда вызывает в мире бурную реакцию. Реакции нашего руководства не было ни на смерть Маркелова, ни на смерть журналистки. Как Вам кажется, политизирована ли гибель этих людей? Её действительно не стоит политизировать? Может это какая-то история, которую мы слишком болезненно восприняли?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что даже если подоплёка этого дела реальная, какая-то неполитическая, экономическая, я совершенно не исключаю того факта, что это связано с известным делом в Химках, с Химкинскими лесами, с уже измордованным журналистом Бекетовым и тамошним Химкинским мэром, как его, Стрельченко, что ли… Я думаю, что его надо заметать уже сейчас и сажать, и допрашивать. В любом случае. Я имею в виду по делу Бекетова. То есть, я не исключаю, что подоплёка этого дела тоже Химкинская, или какая-то ещё. Во всяком случае я практически на 100% уверен, что это убийство не имеет отношения к делу Буданова. Я думаю, что эти хитроумные ребята, которые это убийство заказали, они специально сделали так, что выпустили Буданова, будановская пресс-конференция, и тут же будет очень легко это свалить на Буданова.

Я думаю, что тут или Химки, или дела, которые сейчас вёл Маркелов в Страсбургском суде, он же оформлял огромное количество этих файлов, досье, исков по поводу похищений людей в Чечне, убийств и т.д. Там повсюду огромные штрафные выплаты. Даже если окажется, что это всё имеет вот эту Химкинскую неполитическую подоплёку, то всё равно это политическая история, потому, что это история, которая говорит о том, что в современной РФ творится абсолютно гнусный, свинский, совершенно нецивилизованный беспредел. И что беспредел этот, в общем-то, невозможен в странах, которые себя называют не то, что демократическими, а даже и цивилизованными. Это африканщина.

Это как демократическая республика Конго, Индонезия, где можно всё. Вот у нас можно всё. Естественно, если какие-то люди на Западе говорят, что как же так, как же такая страна вообще может считаться демократической и цивилизованной, то это уже заявление политическое, и поэтому и нервничают эти наши МИДовские блюстители.

О. ЖУРАВЛЁВА: Они остались как бы в заглавных в этой ситуации. Потому, что кроме МИДа никто официальных заявлений не делал, только следствие говорит.

А. ТРОИЦКИЙ: Да. На самом деле, это очень прискорбно. Наши вот эти начальнички, они, конечно, иногда могут делать просто такие спокойные, простые, лёгкие и даже не особо обязывающие жесты, которые как-то были бы уместны, красивы, милы. Они даже этого не делают. То есть, про Путина я уже давно ничего хорошего и думать не могу, но что касается Медведева, то здесь, перефразируя нашего бывшего премьера, известного Черномырдина, то можно сказать, что иногда хочется думать о человеке как лучше, а всё равно получается, что думаешь о нём как всегда. То есть, он мог что-то сказать, он мог бы посочувствовать хотя бы, извиниться, как-нибудь пообещать, что приложит все усилия, возьмёт под контроль… что-нибудь такое сказать, что создало бы ему какой-то элементарный, человеческий ореол. Нет, ни фига…

О. ЖУРАВЛЁВА: Как Вы думаете, почему? С чем это связано? Мы не интересуем власть? Что люди думают о власти? Их это не волнует или у них какая-то более глобальная жизнь, какие-то другие идеи?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что, во-первых, все эти наши высшие чиновники, они находятся в окружении каких-то референтов, советников, консультантов, которые им подсказывают, что делать хорошо, а что делать плохо. В данном случае я думаю, что камарилья из этих придурочных советников сказала, что лучше пока не высказываться, дело не понятное, дело не ясное, непонятно, какая там ещё будет окраска политическая или уголовная, да и вообще, это не Владислав Листьев, это люди, не особо публичные, неизвестно, как наше общественное мнение это воспримет, может оно воспримет это очень даже позитивно, типа того, что «хватит этим журналюгам разевать свою пасть…»

О. ЖУРАВЛЁВА: И адвокатам защищать неизвестно кого.

А. ТРОИЦКИЙ: …и чернить нашу страну. И адвокатам защищать каких-то олигархов или чеченцев или каких-то ещё малоаппетитных персонажей».

О. ЖУРАВЛЁВА: Как Вам кажется, есть какое-то общее настроение у общества в целом? Нелюбовь к журналистам, адвокатам, любовь к власти. Или нет такого единого настроя?

А. ТРОИЦКИЙ: Я так думаю, что плевать на общество. В любом обществе надо оставаться человеком, в первую очередь. И какие у нас сейчас настроения? Ну, если говорить об адвокатах и вообще о юристах, то их не любят нигде, и на эту тему имеется много анекдотов. Если говорить о журналистах, то их у нас очень не любит власть, причём, конкретно не любят журналистов честных и талантливых, вот бездарных, поддакивающих и подвякивающих – к ним и относятся как к милым, домашним шавочкам. А хороших журналистов у нас власти не любят. Что касается народа, мне трудно сказать, я сам народ. И будучи народом, я тоже не люблю юристов, и не хотел бы, чтобы у нас было в этом смысле, как в той же Америке, где юристы всё что угодно могут поставить с ног на голову, как в известном деле Ой Джей Симпсона.

К журналистам я отношусь хорошо. Но в любом случае я думаю, что было бы просто по-человечески правильно, если бы наше большое начальство хоть как-то на эту трагедию отреагировало. Тем более, что трагедия имеет к ним самое прямое отношение. В каком-то смысле и президент, и премьер-министр несут ответственность за жизнь своих граждан. И то, что им на это дело, вроде бы, плевать, по-крайней мере в последние дни, это красноречиво говорит о том, как им плевать на нас всех.

О. ЖУРАВЛЁВА: Хорошо… Ничего хорошего, конечно. Но перейдём к другим темам, которые возникли в последние дни. Всё вполне ожидаемо. Прошла инаугурация американского президента Обамы. Уже вчера обсуждали это в нашем эфире неоднократно. И наши слушатель вдруг неожиданный такой, специально для Вас подобрал контекст для этого. Игорь с Украины, кстати, может быть зритель, может быть слушатель. Он говорит о том, что нынешний российский и украинский руководители, которые платят за «музыку», заказывают фуфло, - как пишет Игорь, - которое слушалось ещё на партийных съездах, на современное официальное мероприятие. Вот концерт в честь инаугурации Обамы обошёлся без Иосифа Кобзона и Аллы Пугачёвой.

Для него это признак. Выбор музыкальный – признак вкуса и качества власти. Как Вам самому показалось, Обама действительно необычный? Как шоу вообще Вам показалось? Это же и шоу в том числе.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, это, конечно, милая метафора, смешная аналогия. Но я не отношусь к этому серьёзно. Потому, что Арета Фрэнклин, которая пела на инаугурации Обамы…

О. ЖУРАВЛЁВА: Тот же Кобзон.

А. ТРОИЦКИЙ: Это не Кобзон, но это Алла Пугачёва американская на сто процентов. Кобзон – это у них там был тоже такой мафиозный Френк Синатра, но он уже давно помер. Кстати, если бы жил до сих пор… А, нет! Он был республиканцем, консерватором заядлым. Я думаю, что это мало влияет, на самом деле. Потому, что когда у нас объявился президент Медведев, то только ленивый мне не задал вопроса о том, вот у Путина любимая группа «Любэ», а у Медведева «Black Sabbath». О чём это говорит? Я в этом случае говорил, что в принципе, это говорит о том, что у них несколько разные вкусы, и что вкус Дмитрия Медведева гораздо ближе к моему, чем вкус Владимира Путина.

Но как показали дальнейшие события, хоть Дмитрий Медведев и слушает «Black Sabbath», «Deep Purple» и «Led Zeppelin» и прочий классический английский рок, но что-то я не заметил, что любовь к «Black Sabbath» как-то сильно отмежевала его от вкуса Владимира Путина. В общем, спелись эти ребята не хуже, чем дуэт Бори Моисеева и Люси Гурченко. Так что всё у них в этом смысле в полном порядке, и музыка тут абсолютно не при чём.

О. ЖУРАВЛЁВА: А если вернутся к инаугурации Обамы. Вы наблюдали за ней? Смотрели речь, тексты? Что-то такое Вам понравилось, или наоборот, это безразлично.

А. ТРОИЦКИЙ: Вы знаете, я смотрел какие-то выжимки из всего этого дела. Не такой я американофил и обамафан, чтобы это смотреть от начала до конца. Смотрел какие-то отрывочки, репортажики и прочее. Естественно, всё было здорово, грандиозно, и надо сказать, что на самом деле ситуация в Америке при Обаме, она совсем иная. То есть, я регулярно в Штаты езжу читать лекции, в среднем раз в год. Последний раз я там был в марте прошлого года. И должен сказать, что в это время, кстати, шли праймериз как раз, что меня Америка поразила. Я никогда не был таким большим фанатом Америки. Я всегда любил американскую культуру, в частности, американскую музыку. Считаю, кстати, в отличие от Дмитрия Медведева, что она гораздо лучше чем английская. Англичане хорошие исполнители, они хорошо всё доводят до совершенства. Но все идеи музыкальные последних 50 лет, от Элвиса Пресли до техно и хауса – всё это придумали американцы.

Но я о другом. При том, что американская музыка и культура мне во многом близка и мила, и профессионально я на ней около 40 лет паразитирую, но американский образ жизни и американская гордыня мне всегда были очень неприятны. На самом деле американцы всегда кичились вот этим своим имперским мышлением. Причём, там это массовые явления, просто у интеллигентов это имело какой-то характер, более деликатный и аргументированный, у простых американцев просто «мы номер первый, мы лучше и круче всех, и что хорошо для Америки, то хорошо и для всего мира». Мне это никогда не нравилось.

И впервые за 20 с лишним лет своих поездок в Штаты, в прошлом году, я обнаружил какой-то могучий сдвиг в американском менталитете. Не только у университетских профессоров, но и у простых ребят. Я человек общительный, общался со всеми подряд. Я впервые увидел, что американцы стали самокритичными, впервые увидел, что американцам как-то неловко за самих себя, и за то, что они делают в мире. И естественно, как следствие из этого, огромное желание как-то измениться, стать другими. Вот это желание перемен, на гребне которого Обаму и внесло в Белый дом. Я не сомневался ни секунды ещё с прошлой весны, что президентом будет он.

Просто за ним стояла и до сих пор стоит такая могучая энергетика этой молодой, динамичной, правильной Америки, что её сломить было просто невозможно. И сейчас ему будет очень сложно. Я думаю, что будет определённый период разочарования, потому, что начинается для Обамы рутинная работа. То есть, всё, дискотека закончена, инаугурации, балы и пламенные речи. Надо уже делать дело. А это, с одной стороны, скучно, муторно и долго, с другой стороны ещё неизвестно, как он с этими делами справится. И насколько эффективна его команда. Так что сейчас, естественно, будет скучнее. Я думаю, что некоторое разочарование и отток абсолютно неизбежны, но я очень надеюсь, что он справится, потому, что я, в отличие от наших многих аналитиков, считаю, что было бы хорошо, если бы Америка снова стала нормальной страной.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но какой? Как что? Как кто?

А. ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что Буш-младший загнал Америку в совершенно невероятную задницу, так что гордые собой и кичливые, чванливые американцы уже стали самих себя стесняться. Такого, я думаю, не было никогда. Потому, что Америка, она и внутри страны у них развалы и разруха, и во внешней политике тоже они наломали дров, мало не покажется. Я просто связываю вот это всё с некомпетентностью американской прежней Администрацией, и личным идиотизмом президента Джорджа Буша, и если у них будет умный президент, нормальная команда, дееспособная Администрация, то уже будет очень хорошо.

Это будет очень хорошо для всего мира. Я, скажем, лично себя считаю, в первую очередь, жителем планеты Земля, во вторую очередь – европейцем, в третью очередь – россиянином. И то, что обамовская Америка будет лучше для всего мира, это будет очень хорошо и для России тоже. Хотя, с другой стороны я, конечно, думаю, что для нынешней нашей российской Администрации Обама, конечно, будет гораздо более сложным партнёром, чем Джордж Буш.

О. ЖУРАВЛЁВА: Странно. По-моему, очень многие аналитики говорили о том, что на Обаму тоже возлагали какие-то надежды именно в контексте взаимоотношений с Россией.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, это говорят о политике. А на самом деле политика – это не главное. А есть какие-то вещи, которые потоньше и поглавнее, чем политика. Скажем, я считаю, что Джордж Буш, будучи идиотом, антихаризматиком и человеком, которого ненавидели во всём мире, был огромным, просто бесценным подарком для Владимира Владимировича Путина. Причём, по самым разным причинам. Начиная от того, что именно благодаря Джорджу Бушу и войне в Ираке взвинтилась цена на нефть…

О. ЖУРАВЛЁВА: Да и просто на его фоне можно было выглядеть умным и красивым.

А. ТРОИЦКИЙ: И то, что антиамериканизм, что у нас всегда очень приветствовалось, стал глобальной нормой жизни. И то, что на фоне такого придурка, как Джордж Буш, любой такой… как его звали? Добби? Любой Добби, типа В.В. Путина, выглядел относительно не самого последнего разбора чувачок.

О. ЖУРАВЛЁВА: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Мы прервёмся ненадолго. Никуда не уходите, мы скоро вернёмся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЁВА: Ещё раз здравствуйте. В программе «Особое мнение» мы продолжаем разговор с Артемием Троицким. Ещё раз добрый вечер.

А. ТРОИЦКИЙ: Привет.

О. ЖУРАВЛЁВА: Артемий, Вы заговорили об Обаме, и так пламенно выступаете на эту тему. Вас поддерживает Фидель Кастро. Он тоже верит в искренность заявлений Барака Обамы, сделанных им в инаугурационной речи.

А. ТРОИЦКИЙ: Я счастлив.

О. ЖУРАВЛЁВА: Это говорит о том, что мир един?

А. ТРОИЦКИЙ: Фидель Кастро – это мой герой, это великий человек, один из величайших деятелей ХХ века. И на самом деле, ХХ век закончится только со смертью Фиделя Кастро. Это будет последняя точка. Кастро гений. И он чувствует в Обаме талантливого, мощного человека и сильную личность. Естественно, таланты как-то притягиваются. У них есть рыбацкая интуиция друг на друга. Я, кстати говоря, не сомневался, что Фидель Кастро, человек не зашоренный, страстный, что ему Обама понравится.

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, в этом смысле мировые перспективы как-то посветлели с приходом Обамы?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что да. Но я повторяю, что для нашего руководства с ним будет очень сложно, потому, что на фоне Джорджа Буша, в общем-то, нашенские выкрутасы бездарные выглядели более-менее съедобными.

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, как тот советский принцип «А у вас негров вешают», всегда можно было сослаться на что-то другое.

А. ТРОИЦКИЙ: Да. В том числе и это. Что касается до теперешней ситуации, то конечно, уже всё, у нас же этой ситуации, типа Гуса Хиддинка, не будет. Я просто считаю, что Путин – это везунчик, типа Гуса Хиддинка. На ровном месте, ни из чего, просто человеку везёт. В данном случае так везти уже не будет, потому, что на фоне таких двух мощных людей, из которых один супер-мощный – это Обама, а второй, я считаю, тоже сильный дядечка, реальный лидер нынешней Европы – Николя Саркози. Вот на фоне этой динамичной парочки наша парочка будет выглядеть примерно как Брежнев с Громыко на фоне Рейгана и Тэтчер. То есть, будут им очень сильно проигрывать во всём.

Для того, чтобы соответствовать, надо как-то меняться. Надо или советников новых набирать, или самим как-то навострять мозги. Потому, что очень сложно будет действовать в каких-то таких взаимоотношениях, в каких-то играх, контр-играх с талантливыми партнёрами и талантливыми соперниками. А у Джорджа Буша талантов, как известно, не было. У Обамы есть. И я думаю, недюжинные.

О. ЖУРАВЛЁВА: Во всяком случае, многие в это верят. У нас есть и другие интересные пары на международной политике. Все с интересом наблюдали за делёжкой газа, открытием, закрытием вентилей, прилётами и улётами Тимошенко и прочее. В посольстве России в Киеве удивлены заявлениями украинских чиновников о безусловном победе Украины в газовых переговорах в Москве, которые состоялись на прошлой неделе. И местным чиновникам напоминают, что переговоры по газу – это не вид спорта, поэтому говорить о безусловной победе правительства Украины и непосредственно премьер-министра Юлии Тимошенко, нельзя. Как Вы считаете, можно ли говорить о такой победе и, действительно, как вид спорта, как Вам нравится эта газовая история?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что на спортивные состязания это было похоже. В спорте тоже цифры всё решают, какие-то голы, очки, секунды и так далее. В данном случае были денежки. Все знают, если кто-то не знает, то узнают сейчас, что Газпром – это, в первую очередь, огромная кормушка для нашей элиты. Это как бы какая-то наша национальная и общероссийская и прочая, прочая народная монополия. На самом деле прибыль от этой народной монополии уходит в абсолютно конкретные карманы. Одним из инструментов отчисления прибыли куда надо, была посредническая компания, она называлась РосУкрЭнерго, зарегистрированная то ли в Швейцарии, то ли в каком-то оффшоре.

Была такая хорошая компания, абсолютно поддерживаемая властями, основном смысл существования которой, был, как я полагаю, не будучи экономистом, но, будучи человеком, обладающим здравым смыслом, был как раз в правильном распределении великих Газпромовских доходов. Юлия Тимошенко эту компанию уничтожила. Я считаю, что это главная победа Украины, России, и вообще всех, кроме российской элиты.

О. ЖУРАВЛЁВА: Всех людей доброй воли?

А. ТРОИЦКИЙ: Да, да. Всего прогрессивного человечества. На мой взгляд Тимошенко была абсолютной победительницей всей этой истории. Она как Елена Исинбаева на Олимпиаде, просто красавица, рекордсменка, и никого рядом с ней нет. Вот точно так же Юлия, как там её по отчеству, не помню…Тимошенко. Эта её пресс-конференция с Путиным, бледная Тимошенко, в чёрном платье с буклями и Путин рядом с ней какой-то нервненький, суетящийся, и особенно когда они отходили от микрофонов, и вот этот вот план: идёт наш косолапенький и Юлия Тимошенко, талия, бёдра, эти букли на плечах, и сзади эта молния, простроченная белой ниткой… Супер! Так и хочется её расстегнуть. Потрясающе! Просто гениально! Тимошенко просто великая женщина. Это реально лучший политик и вообще, самая сильная политическая личность на всём постсоветском пространстве.

Я ещё раньше писал, года два назад, когда у нас только начались эти передряги. Я писал, что Юлия Тимошенко и Владимир Путин соотносятся примерно так же, как певица Мадонна и певец Дима Билан. Вот к этому мне прибавить нечего.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но, тем не менее, Вы считаете, что так как выиграла Юлия Тимошенко, то Россия выиграла в другом, в том, что открылась эта история с РосУкрЭнерго. Проиграли руководители, но выиграла страна.

А. ТРОИЦКИЙ: Я считаю, что страна выиграла в первую очередь потому, что эта грязная и позорная история, что перекрыли газ в Европу, что она закончилась. В этом смысле я считаю, что выиграла и Россия, и Украина, и Европа. Потому, что если бы это тянулось и тянулось, то начали бы громить российские посольства в Болгарии, Македонии, Боснии и т.д. И вообще, это всё было крайне некрасиво, а стало бы совсем некрасиво. И некрасиво до такой степени, что невыгодно это было вообще никому, в том числе даже нашей замечательной элите.

О. ЖУРАВЛЁВА: По поводу элиты, я не знаю, можно ли относить к элите… Сегодня возникла история с Евгением Чичваркиным, владельцем… с одной стороны бизнесменом, с другой стороны политиком, потому, что он уже и в политической жизни замечен. Появились какие-то странные сведения о том, что он вроде как уехал на праздники и вроде как не вернулся. И стали поговаривать об эмиграции. Впрочем, адвокат Евгения Чичваркина не считает, что его подзащитный скрывается за границей, у него нет основания беспокоиться из-за следствия по уголовному делу против сотрудников «Евросети». Как Вы считаете, при Вашем знании, при Вашем представлении о том, что происходит в стране, есть у Чичваркина такая вот возможность?

А. ТРОИЦКИЙ: При моём знании и при моих представлениях, я могу сказать, что если бы я был Чичваркиным Евгением… А он такой, очень весёлый, модный парень, любит пожить, не особо жадный, любит всяческие авантюры, я думаю, что лучше бы ему за границей остаться. Ещё лучше ему сделать какую-нибудь пластическую операцию и свалить в Южную Америку, и прекрасно там среди местных знойных женщин прожить остаток жизни. У нас же не только бизнес любят отобрать, а любят ещё и потоптаться. То есть, я так понимаю, что его бизнес процветающий, компанию «Евросеть», в которой я всегда оплачивал свои телефонные счета, что бизнес у него уже отобрали. Уголовное дело продолжили, т.е. не то чтобы он откупился своим бизнесом, что было бы логично, нет.

И бизнес отобрали, и дело продолжили. Ну а в таких случаях, что ему ещё тут ловить? Политическим деятелем становиться в какой-то безнадёжной, идиотской партии каких-то либеральных гомункулусов? Как она там, «Правое дело» называется? Какие-то придурки там, псевдолиберальные собрались, и пусть даже не псевдо, всё равно. Это позорище, и совершенно не место для Евгения Чичваркина, который, я так думаю, человек достаточно талантливый и яркий. В нашей политической жизни, где преуспевают одни серые крысы, такому персонажу, как Чичваркин, делать абсолютно нечего.

О. ЖУРАВЛЁВА: К сожалению, Артемий Троицкий, нам с Вами больше нечего ловить в этой студии, потому, что наша программа закончилась. Я приношу свои извинения, что пламенный спич прерван. Тем не менее, программа «Особое мнение» на этом закрывается. Всем спасибо. У нас в гостях был Артемий Троицкий.

А. ТРОИЦКИЙ: Не замерзайте.

Комментарии 4
гудбай8 лет назад
помоему тут циники комментаторы)
только у вас даже с грамотностью проблемы
8 лет назад
Личность,тяготеющая к эстетству,заумным псевдо-интеллигентским разглагольствованиям и самолюбованию
Тина8 лет назад
Мне Артемий Троицкий ужасно не нравиться. Противный и циничный. Может он иногда и говорит разумные вещи, но на честного и благородного никак не катит.