Музыкальная Дум(к)а (8)

Культура | 3 февраля 2010 года, 11:41

Здравствуйте, дорогие друзья!
Говорит Артемий Троицкий.

Радиостанция «Эхо Москвы» попросила меня возобновить программу блогов и намекнула, что было бы неплохо это сделать, откомментировав предложение Владимира Жириновского, лидера ЛДПР, касающееся того, чтобы протащить через Госдуму закон о введении квот на российском музыкальном радио.

Речь идет о том, чтобы ограничить число произведений заграничного репертуара 40 процентами, а чтобы нашего отечественного там было процентов 60.
Ну, естественно, первая мысль, которая приходит в голову при этом – что в очередной раз наши депутаты вместо того, чтобы решать серьезные проблемы находящейся в глубокой кризисной яме, скажем так, страны, занимаются всякой херней. Причем даже не с большой, а с маленькой буквы «х»!

Это с одной стороны.
С другой стороны, конечно, можно сказать, что пусть уж лучше они принимают законы о квотах на музыкальном радио, чем какие-то гораздо более гнусные и опасные законы, вроде закона об экстремизме. В этом смысле – почему бы нет? Чем бы дитя не баловалось, лишь бы по-настоящему жить не мешало.

Область поп-музыки я считаю сугубо малозначительной в нашей жизни, поэтому хоть приняли бы там закон о ее полном запрете и вводе репертуарных ограничений на наших радиостанций таким образом, чтобы там звучали только, скажем, военные марши, или только патриотические песни времен Великой отечественной войны, или только песня Александры Пахмутовой «Нежность» в течение 24 часов, я на самом деле, был бы абсолютно не против.
Я считаю, что наше музыкальное радио исключительно убогое, практически его не слушаю. Что бы там ни происходило, лично мне до этого большого дела нет.

Тем не менее, я берусь рассмотреть этот вопрос с профессиональной точки зрения, тем более что действительно, да, это моя поляна, это поп-музыка, это музыкальные медиа.
И вот что я могу сказать в качестве квалифицированного эксперта.

Для начала: аргументация Жириновского никуда не годится. То есть, это типичная демагогия в его стиле, но я бы сказал, что демагогия уже какая-то банальная, усталая, и бывали, по правде говоря, у Жирика телеги поинтересней. Единственное, что он говорит, так это то, что происходит какое-то «наглое засилье» западной музыки в нашем радиоэфире, и необходимо его остановить, или хотя бы ограничить. На самом деле, никакого «наглого засилья» не происходит.

Я бы сказал, что сейчас, наоборот, происходит засилье, с одной стороны, советской эстрады – все больше и больше станций на нее ориентируются.
А с другой стороны, такой же густопсовой и не менее отечественной попсы. О качестве попсы и говорить нечего. В отличие от советской эстрады, которая местами была исключительно талантлива, некоторые авторы, скажем, тот же Дунаевский или Пахмутова и вовсе люди гениальные, попса-то наша, я думаю, худшая в мире. И это тоже всем давно известно.

Ну, так вот.
Никаких реальных аргументов у Жириновского нет, и меня совершенно не удивило то, что в программе «Народ против» его идея не собрала ни одного голоса «за». Как сказала ведущая Ольга Бычкова, это первый, – абсолютно первый! – случай в истории всей программы «Народ против», когда тот, против кого был народ, не получил ни одного процента поддержки. Думаю, что в Госдуме Жириновский, естественно, проценты какие-то получит, хотя бы от своих собачьих депутатов. При этом уверен, что и часть людей из «Единой России» и даже коммунистов, которые люди тоже от музыки бесконечно далекие, зато к политической демагоги бесконечно близкие, они, разумеется, могут за этот законопроект проголосовать. А могут даже и принять. Как я уже намекнул, если они его примут, то на моей личной жизненной фонограмме это никак не отразится.

Теперь возможные реальные аргументы и контраргументы.
Не был бы Жирик таким безнадежным демагогом, он бы, конечно, придумал какие-то причины получше. То есть он сказал бы, что речь идет о том, чтобы сделать наше музыкальное радиовещание более качественным. Эта проблема, действительно, актуальная, поскольку наше музыкальное радиовещание крайне низкого качества. То есть, мы подхватили все худшее, что имеется на западном коммерческом радио, все эти форматы позорные, всю эту ротацию, когда одна и та же песня крутится на радиостанции каждый час – и у нас это, к тому же, еще помножено на всевозможные взятки, откаты, платную ротацию и так далее. В общем, музыкальное радио у нас чудовищно плохое! Хуже даже, чем музыкальное телевидение, как это ни странно. То есть, на музыкальном телевидении у нас есть некоторые каналы, скажем «А One», или «О2», или «Style», на которых можно увидеть вполне себе симпатичные музыкальные видеоклипы. Радиостанций приличного качества у нас почти нет. То есть, есть несколько, но это исключения, подтверждающие правило. Улучшать качество нашего музыкального радиовещание, действительно, в принципе, следовало бы, но уж, конечно, не теми способами, которые предлагает Жириновский.

Вторым аргументом Жириновского могло бы быть улучшение качества современной российской популярной музыки.
Очень странно, что он об этом ничего не сказал, а в качестве аргументации приводил совершенно иные вещи, скажем то, чтобы больше звучало песен советской эстрады, каких-то ВИА, может быть, даже и тех же военных маршей. На самом деле, это все дела прошедшие. Все желающие, разумеется, могут слушать эту музыку кто с дисков, кто с виниловых старых скрипучих пластинок, кто в интернете…

Заполонять наше радио архивным нафталинным материалом, я думаю, мало кому интересно.
А вот говорить о том, что отечественная музыка 21 века в ее популярной части чудовищно убога, вторична по сравнению с западной, бессодержательна, глупа, а главное, дремуче бездарна – вот это, действительно, непреложный факт, с которым, кстати говоря, даже попсовики не спорят! И вот с этим бороться надо. Попсовики, естественно, с этим бороться не намерены, и аргумент у них всего один: «Да, мы полное говно, мы не умеем петь, мы не умеем играть, мы вообще ничего не умеем, но… пипл хавает» и «Встретимся у кассы». Вот, собственно говоря, и все, что вы можете услышать из уст Игоря Крутого, Максима Фадеева, Игоря Матвиенко и кучи более мелких продюсеров, а также их подопечных.

Теперь вопрос: сможет ли помочь радио-квотирование качеству нашей музыки?
Утверждаю, что нет. Напротив – оно может качество только ухудшить. Поскольку сейчас на тех радиостанциях, где российские хиты звучат бок о бок с западными, скажем радиостанциях «Европа-Плюс» или «Радио Максимум» или даже «Авто-Радио» - на этих станциях наши записи должны хоть как-то конкурировать, хотя бы по качеству звучания, хотя бы по какой-то, пусть и примитивной, но актуальности, должны конкурировать с западным продуктом, который не намного лучше, прямо скажем, но в каких-то отношениях дает фору нашим «блестящим», «жасминам», «биланам» и так далее. Естественно, если репертуар подвергнется этому самому квотированию, западных записей станет гораздо меньше, конкуренция среди отечественных продюсеров и артистов, соответственно, тоже завянет, в освободившийся от западного засилья эфир сможет попадать любая доморощенная лабуда, и это, само собой разумеется, никакому качеству не поспособствует.

Кроме того, и это уже вещь, которую Жириновский в плане своей медийно-музыкальной дремучести, я думаю, просто не знал, имеется энное количество небольших, не особо рейтинговых, так называемых, «нишевых» радиостанций, по которым отечественная музыка практически не может звучать в силу той банальнейшей причины, что в нашей стране эта музыка вообще не производится.
Я имею в виду, скажем, джазовые станции, которые практически на 100 процентов работают на американском джазе с небольшими вкраплениями французского, немецкого и скандинавского. Я имею в виду станции электронной музыки в диапазоне от «Релакс-ФМ», настроенческой станции «для взрослых», до станций типа «Мегаполиса» - клубно-танцевальных, весь репертуар которых построен почти исключительно на зарубежном материале, в силу отсутствия отечественного. То есть, эти радиостанции, надо полагать, просто-напросто закрываются. И вот это, кстати, было бы обидно, поскольку, если уж говорить о качестве музыкального материала, то тот же «Релакс-ФМ», на мой взгляд, даст фору любому другому музыкальному радиоканалу.

Ну, и под конец я хотел бы кинуть пару постскриптумов.
Дело в том, что практика квотирования музыкального вещания в нескольких странах существует. Она существует во Франции уже довольно давно, она существовала, по крайней мере, несколько лет, в соседней Белоруссии. С Белоруссией в по этому поводу связан ряд анекдотов. Дело в том, что местной музыки для заполнения квот там катастрофически не хватало, поэтому белорусов стали выискивать повсюду. Скажем, белорусской группой оказалась наша «Машина времени».

Спросите, почему?
Оказывается, потому что было высказано предположение, что Андрей Вадимович Макаревич - какой-то там дальний этнический белорус. В смысле, фамилия «Макаревич», она вполне может быть белорусской. Соответственно, на волнах белорусского радио звучала в огромном количестве музыка «Машины времени». Ну, и точно так же были еще каким-то образом извлечены на белый свет какие-то фиктивные, или полуфиктивные, или же весьма сомнительные белорусы.

Точно так же, я помню наше советское время, когда квотирование музыкального репертуара тоже существовало.
Существовало, правда, не на радио, и не на телевидении – там, разумеется, и так вся музыка, за исключением поздне-ночных «Мелодий и ритмов зарубежной эстрады» была наша советская – а существовало квотирование в дискотеках. В 70-е годы были приняты постановления – я уже даже не помню, какими такими инстанциями – по-моему, то ли профсоюзами, то ли ЦК ВЛКСМ - о том, что в молодежных дискотеках должно быть не менее 75 процентов отечественной музыки, 20 процентов музыки из так называемых братских стран, то есть соцлагеря, и оставшиеся то ли 5, то ли 10 процентов – музыки западной (ради которой, как вы понимаете, все на дискотеки и приходила).

При этом происходили опять же абсолютно анекдотические вещи. Я просто помню репертуарные листки этих дискотек. Они мне попадали на глаза, поскольку в то время я работал в Институте истории искусств и писал кандидатскую диссертацию на тему «Социальная эффективность дискотек». Так вот, там, в этих репертуарных листках, например, значилось: «композитор Бах Иоганн Себастьян (ГДР)», а под ним: «композитор Бетховен Людвиг Ван (ФРГ)».

Почему так? – спросите вы.
А потому что Бах родился где-то в Саксонии, в Айзенахе, по-моему, то есть, на территории бывшей Восточной Германии, а композитор Бетховен, как известно, родился в Бонне, который в то время был аж столицей Германии западной. Вот так вот Бетховену в советских дискотеках не повезло! Значит, долой «аппассионату», да здравствует «батяня комбат»! Дольче вита – не забыта!

Комментарии 8
djigjaus2a4 года назад
Thank you for the good writeup. It in fact was a amusement account it. Look advanced to far added agreeable from you! By the way, how could we communicate?

safari mercurial
messi f50 adizero
DSS7 лет назад
В маловысокоутончённости.
Демагог7 лет назад
"Я считаю, что наше музыкальное радио исключительно убогое, практически его не слушаю" и "И вот что я могу сказать в качестве квалифицированного эксперта" как-то не вяжется друг с другом. Похоже начинается раздвоение личности.