Люди-alien's (38)

Эксклюзив | 23 августа 2012 года, 15:26

"Теоретически у латышей была возможность бороться за свою независимость с оружием в руках. Это привело бы к кровавым столкновениям. Гораздо разумнее выглядел другой путь — попытаться легальными средствами проникнуть в существовавшие в то время структуры власти, а для этого необходимы были голоса — ведь тогда голосовали все жители Латвии. И мы сознательно говорили, что наша цель так называемый нулевой вариант. Но это была сознательная ложь, которая помогла избежать человеческих жертв". А. Пантелеевс, многолетний председатель комиссии Сейма по национальной безопасности и лидер партии "Латвийский путь"

Из последних высказываний про неграждан в эфире радиостанции Baltkom, мне больше всего запомнились слова журналиста Дайниса Лемешонка, директора Института Латвии Карины Петерсоне и евродепутата Татьяны Жданок.

Первый высказался в том духе, что неграждане – это никто. "У них нет политического права. Теперь мне будут рассказывать, что их силой держат, они загнаны в гетто, на них колючая проволока и нет возможности получить гражданство. Возможность есть, весь вопрос в том, хотят ли они получить гражданство", - сказал публицист.

Петерсоне сказала, что проблема негражданства "была создана не Латвией, а историей".

Ну а Татьяна Жданок, делясь впечатлениями по сбору подписей, рассказала, что очень много русскоязычных граждан отказалось идти подписываться, заявив, что это их не касается.

Наверное, можно понять тех, кто сам попал в жернова истории, с трудом получил синий паспорт и теперь не хочет, чтобы с его помощью кто-то получил гражданство бесплатно и автоматически.

Наверное, и тех, кто говорит – мне вообще не интересна эта тема, она меня не касается – тоже понять можно. Ну люди стараются отгородить себя от политики. Ну не стильно это.

Еще много таких: "У нас очень мягкий закон о гражданстве. Пусть идут и сдают".

Есть еще и такая позиция - "Да вы знаете, неграждане сами не хотят ничего менять в своем статуе, им так удобнее в Россию ездить". Считать, что единственное массовое желание неграждан – ездить в Россию без виз, тоже как-то странно. Хотя у каждого есть и такие знакомые.

20 лет прошло, а ничего не изменилось. Все друг про друга лучше все знают и все врут. Ну или если хотите – подменяют понятия, так более политкорректно.

"Долгая память хуже, чем сифилис" – тут с БГ не поспоришь. Но когда тебе твердят про "самый лояльный закон, идите и сдайте", "что мешает", "Латвия не виновата" и тому подобные штампы, очень хочется кое-что вспомнить.

Я хочу просто напомнить некоторые вещи для тех, кто подзабыл, а также рассказать тем, кто помоложе и все эти вещи не проходил. Это не средневековье, не каменный век, а всего лишь 20-летней давности наша с вами страна. Тогда – молодая, очень независимая, желающая стать европейской. Сегодня – европейская, демократическая (в Сатверсме на это указано).

В демократической стране сегодня живет 300 тысяч людей-alien's. Это меньше более, чем в два раза, чем 20 лет назад, но это все равно - чудовищно много. 300 тысяч человек с ущербным статусом. 300 тысяч человек, пораженных в правах. Так решили 20 лет назад их коллеги, соседи по лестничной клетке, друзья. Те, с кем они работали вместе на одних предприятиях, пили вместе водку и кофе, болтали в курилках, ходили в кино и на банкеты.

В декабре 1991-го года была такая процедура – регистрация. И было такое учреждение, наводившее ужас на всех – ДГИ, департамент гражданства и иммиграции. Сейчас он называется УДГМ, Управление по делам гражданства и миграции. Учреждение было переименовано спустя несколько лет для смены имиджа, чтобы оно не ассоциировалась с депортациями, массовыми отказами в виде на жительство, запретом на воссоединение семей и прочими вещами. Так вот, в 1991 году были созданы участки под эгидой ДГИ, куда должны были явиться все жители Латвии для сортировки. Одни в свой тогда еще паспорт СССР получали квадратную печать – это был постоянный вид на жительство в Латвии, а другие – зловещую круглую печать, "черную метку", означающую, что с этого момента их спокойная жизнь закончилась. Бывшие военные и члены их семей, работники режимных предприятий, а также те, кто проживали в домах, построенных Прибалтийским военным округом и даже в общежитиях – решением своих коллег и соседей превратились в "круглопечатников".

Люди с круглой печатью в паспорте в одночасье стали изгоями в стране, где прожили много лет, и даже много десятков лет. От многих, я знаю, даже знакомые начали отворачиваться. Кроме того, никакой приватизации квартиры им не светило. Ну и прочие прелести, о которые вы можете, если кому интересно, почитать в материалах, посвященных теме неграждан в Латвии.

Но и люди с квадратной, а точнее, прямоугольной печатью тоже были двух сортов – одни стали гражданами Латвии, а вторые болтались в непонятном статусе "бывшие граждане СССР, не имеющие гражданства Латвии или другого государства" еще несколько лет, пока их не узаконили под определением "неграждане".

Пока этот статус придумывали, будущие "негры" ходили с паспортами бывшего СССР с квадратной печатью. Но беда в том, что эти паспорта стали в один прекрасный день недействительными для проезда в другие страны и вся огромная масса неграждан (около 700 000 человек) в один момент стали невыездными.

Сейчас трудно такое представить, правда? Но тогда это было реальностью. Всего лишь 20 лет назад.

Негражданам сказали тогда – если хотите, у вас есть право стать гражданами. Но при этом ввели квоты, так называемые "окна натурализации", согласно которым стать гражданином Латвии ты мог только в определенном году. И чем ты был старше, тем позже ты мог получить гражданство... Идеальный механизм торможения получения гражданства.

Только в 1998 году "окна" были отменены под давлением международных организаций и политических сил внутри страны. Кстати, на референдуме большинство граждан Латвии тогда поддержали отмену "окон".

В общем, вот так, очень схематично. Подробностей жизни тех лет – море, у каждого своя история. Одна моя знакомая, например, поменявшись в малосемейку, вдруг оказалась с круглой печатью, приватизировать ее не могла да и сама регулярно подвергалась каким-то угрозам в ДГИ чуть ли не о депортации. Еще одни мои знакомые не смогли перевезти в Латвию больных родителей и они умерли в одиночестве. Очень многие уехали, потому что с "круглой печатью" жить было очень сложно. Ну и так далее...

Сегодня многие латыши в большинстве своем, уже не помнят о том, кто такие неграждане и откуда росли ноги. Им это неинтересно. Молодые латыши вообще считают, что эти люди за что-то наказаны: в одном опросе девушка нам сказала, что "неграждане они потому, что не платят налоги".

Большая часть бывших неграждан натурализовалась, получила синие, а теперь уже красные паспорта и постаралась забыть о своем "фиолетовом" прошлом.

Но от того, что мы забыли, или от того, что мы уже не знаем ничего и знать не хотим про институт негражданства, он не становится менее несправедливым изначально. Это был страх, сознательная ложь и четкий расчет – слишком много русскоговорящих жило на тот момент в стране, да еще и масса военных бывших во вполне дееспособном возрасте 40-50 лет. Поэтому власти пошли на обман, пообещав в своих публичных заявлениях и выступлениях гражданство всем. А потом передумали.

В той самой регистрации, которую все тогда проходили в 1991 году, надо было заполнить анкеты и в самом конце был вопрос – "Вы хотите, чтобы у вас было гражданство Латвии?". Очень многие написали тогда "да".

Написали ли они бы "да" сегодня? Кто знает. Наверняка, есть большое количество тех, кто не примет гражданство Латвии, даже если будет "нулевой вариант". Но это уже другой вопрос – примет-не примет. Пока-то им никто ничего не дает.

Сегодня понятие "неграждане" совсем не такое, как 20 лет назад. Время шлифует острые углы, затушевывает слишком контрастные цвета. Раньше достаточно было рот открыть и становилось ясно – гражданин или нет. Сегодня мы, пока не увидим паспорт коллеги, и не знаем – гражданин он или нет. Он такой же, мы сидим в одном кабинете, пьем кофе вместе, болтаем в курилках, ходим вместе в кино и посещаем корпоративы. Нам нет дела до того, что он не может быть полицейским или депутатом, а мы можем. Просто потому, что мы не хотим быть полицейскими или депутатами. Жизнь в своей колее. Мы к ней привыкли – ведь человек не может жить в состоянии перманентного стресса.

Но 300 тысяч людей-alien's при этом – никуда не делись. Это наша реальность. 21 век на дворе. 300 тысяч не беженцев, не гастарбайтеров – наших соотечественников, зачастую рожденных в одном с нами роддоме. Мы ничем не отличаемся друг от друга, кроме паспорта.

Мы можем упрекать их в том, что они обижены, ленивы или уперты – как угодно. Но, во-первых, мы все разные. Кто-то смог пойти сдавать экзамены, а у кого-то история двадцатилетней давности оказалась настолько чувствительной, что он не смог переступить через себя. Кто-то считает, что ему обещали гражданство, значит, должны были дать! А что, разве политики не призывают им верить? Ну и дело это не такое уж простое - натурализация. Это все равно процесс. Это подготовка, силы, время, деньги. Да кто-то просто не смог выучить язык, в конце-концов. Да, ему достаточно знаний языка, чтобы жить в Латвии и даже вести здесь бизнес, но для экзамена мало.

Не в этом дело. Почему сама эта ситуация не кажется нам пещерной дикостью? Почему мы (а не политики!) так боимся, что этот пересыпанный нафталином закон будет кардинально изменен? Почему не хотим подарить соседу Васе паспорт гражданина? Он же вам унитаз починил и вообще мужик неплохой!

Нет, мы продолжаем уныло талдычить: "Нет, пусть Вася сходит сдаст экзамены" (зная, что Вася не сдаст) или "Зачем Васе паспорт, ему в Россию не съездить будет!".

В общем, за Васю мы решили. А благотворительностью заниматься – это не про нас.

Теперь я знаю, что в Латвии есть больше 10 тысяч человек, которым "не все равно". И это вселяет надежду.

Возможно, многим просто нравится, что в нашей стране есть люди двух сортов. На фоне Васи всегда можно ощутить свое превосходство. Это ведь куда проще, чем посмотреть на многие вещи без провинциальной зашоренности, в хорошем смысле слова, по-европейски, цивилизованно.

Сегодня Латвию можно поздравить - у нас создаются династии неграждан. В 21 веке в нашей стране выросло поколение детей, рожденных негражданами - это дети 90-х годов. И продолжают рождаться неграждане.

А нам при этом не стыдно. Нам стыдно за Путина и Лукашенко, мы впрягаемся за права девиц, которые засовывают себе кур куда ни попадя, готовы пасть порвать за пленников Гуантанамо. Но нам наплевать на Васю. Он все равно придет чинить нам унитаз. Чего ему зря подарки делать?

Комментарии 38
Александр4 года назад
Если верить святым писаниям ,то неграждане в Латвии будут только 40 лет,не надо торопить события.Если бы дали гражданство всем сразу,то Латышский язык русским не был бы нужен.
Аналитик4 года назад
Конечно, во всем виновата... история! Латыши здесь не при чем!
негражданин4 года назад
Господь Бог создал людей разными : и сильными , и слабыми, и умными, и не очень, большими и маленькими и т.д.Некоторые прилично разбираются в политическом хаосе, а многие верят политикам