Сутки боли (8)

Эксклюзив | 23 ноября 2013 года, 01:49

фото

Это были не сутки, а сплошная боль. С того момента, когда я переступила 21 ноября порог дома с мыслью «надо накормить котов». Я вынырнула только через несколько часов, уже глубокой ночью, когда коты подрались с воем за моей спиной, склоненной за ноутбуком, отчаявшись иным способом привлечь к себе внимание.

Звонок в 18.20 от коллеги: «Наташа, там в Максиме, в Золитуде, что-то взорвалось, говорят, и стенка обрушилась, вроде есть пострадавшие…» - на сутки выбил из обычного ритма жизни. Но даже в тот вечер, когда число погибших уже перевалило за десяток, я и представить не могла, каким ужасом обернется этот звонок.

фото

Латвия давно не видела таких масштабных трагедий. А я вообще не видела никогда. И большинство жителей Латвии – не видели. Maxima уже через несколько часов побила черный рекорд и Алсунги, и Талси.

Самым страшным для меня было включить утром компьютер, и увидеть новую цифру. Это была цифра 18. Потом она только росла, как снежный ком, а с ней росла и боль. Как это всегда и бывает, когда становится больше информации, за цифрами стали вырисовываться люди, их судьбы.

Как будто какой-то безумный сценарист в одночасье убил десятки людей, осиротил детей, вырвал из семей мужей, жен, бабушек, дедушек, братьев, сестер, тетей и дядей, племянников и племянниц. Расставил черные точки в отношениях любимых.

И даже - отправил в приют для животных восемь кошек и двух собак, вмиг оставшихся без любимых хозяев. У меня почему-то так и стоят перед глазами эти злополучные и тоже очень несчастные кошки!

Эфир последних суток радио Baltkom - как кадры из бесконечного страшного фильма. Ты все ждешь, что он закончится, а режиссер все тянет и тянет. И ты понимаешь – хорошего конца не будет уже, но обреченно смотришь.

Звонки, звонки, звонки – десятки, сотни звонков в эфир и сообщений в чате. И рассказы очевидцев, журналистов, родственников, друзей.

фото

Пары, которые ждали своей очереди на опознание близких. Почему пары? Люди не приходили на опознание по одному. Спасатели выносили тело и приглашали очередную пару пройти.

Стайка подростков, которая просто гуляла по Золику в пятницу вечером. Они почему-то как-то прибились к этому горькому месту, их никто не гнал. Там дети как-то так и обитали, увлеченно снимая на телефоны кадры из первой в их жизни настоящей трагедии.

Девочка, которая позвонила в эфир и сказала, что ее мама сейчас под завалами. Девочка дозвонилась до мамы, она очень была рада.

Плачущие в трубку мужчины.

Мертвые развалины и живые телефонные трели оттуда. Батарейки в старых телефонах хорошо держат.

Звонок: «Я тоже немного пострадал сегодня» - «У вас кто-то был в магазине?» - «Да, вот недавно вытащили»…

«У меня сын сегодня там работал на завалах, он спасатель. Сейчас он в больнице. Тяжело было, темно. Работал руками, пока техника не подошла.»

фото

Каждый второй звонок – «почему не позвали на помощь МЧС!», а каждый третий – «кто мог додуматься устроить детскую площадку на крыше?»

«Это мой второй день рождения. Я в последний момент поехал в другую "Максиму».

И страшно было работать от этой боли. Если бы не вы, люди.

Каждый звонок начинался с соболезнований, звонили люди всех национальностей и вероисповеданий. Каждый предлагал помощь. Все хотели одного – быть полезными в этом страшном горе, которое всей тяжестью обрушилось и придавило, не давая дышать. В донорских центрах выстраивались огромные очереди, они были переполнены уже к обеду.

«Мы едем в Золитуде, везем теплые вещи, пледы»

«Мы музыканты. Решили наш концерт сегодня не отменять, но все деньги отвезем пострадавшим»

«Доноры оставляют свои 4 лата, банки для пожертвований полные».

«Я еду в Золитуде, скажите, что там нужно?»

«Везу еду и горячее питье для пострадавших»

«Могу присмотреть за детьми, могу даже взять к себе ребенка погибших родителей».

фото

Создавались целые списки людей, которые готовы возить бесплатно родственников, оказывать юридическую и психологическую помощь.

Я еле смогла прочитать в эфире сообщения от общества людей с ограниченными возможностями Motus Vita. Просто встал ком в горле. Инвалиды готовы отдать пострадавшим коляски, костыли и другие средства, которые могут помочь для реабилитации.

Мои коллеги были не в лучшем состоянии, причем независимо от пола, национальности, языка и прочей ерунды, которая, как выяснилось внезапно, вообще никакого значения не имеет.

К концу первых суток человеческое сочувствие и сострадание вытащило меня из моря невероятной боли. Я поняла, что мы, связанные общей бедой, можем все. Почему она общая? Просто так каждый для себя решил. Спасибо вам за это.

Сейчас впереди у нас три дня траура. Каждый должен побыть наедине с собой, с горем, подумать о многом и многое оценить. Это очень тонкое время. Оно дается для того, чтобы потом трезво и спокойно дать оценку всему, разобраться, понять кто и в чем виноват и вынести уроки, чтобы ничего подобного больше никогда не случилось.

фото

Комментарии 8
Katerina Nevazno3 года назад
Моментами мысли из моей головы. И каждый раз шокирует новая цифра и подкатывает новый ком в горле.
Так сказала пронзительно, до слез!
Da Ki3 года назад
С. Шараева, это жанр жизни оскорбителен, а подача информации адекватная.