Желания и возможности (3)

Эксклюзив | 24 февраля 2016 года, 19:33

Министр культуры Латвии Даце Мелбарде, член партии тех, кто до сих пор громче всех кричал, что беженцев никаких нам в Латвии тут не надо, похвалила последних за желание интегрироваться. И тут же не преминула отметить, что их желание порой сильнее, чем желание тех, кто прибыл в Латвию после войны, то есть в советское время.

У меня в связи с этим к г-же Мелбарде ряд вопросов. Ну вот, например – каких беженцев она имеет в виду? Те две семьи, которые уже въехали в Латвию и заполнили собой весь досуг жителей? Надо ж обсудить – кто они, что их аж две, кто они там по профессии и тд. Все общество следит, дай волю – шоу “за стеклом” устроят.

Или министр имела в виду тех беженцев, которые еще только приедут? Тогда откуда ей известно об их желании интегрироваться? Можно предположить, что ей так кажется по аналогии с этими двумя семьями. Возможно. Ведь в целом со стороны ситуация с беженцами напоминает сейчас в Латвии отчасти даже приятную возню, хлопоты вокруг приехавших гостей – помыть, накормить, спать уложить, языку научить. Деньги освоить.

Не обременительно, даже где-то почетно, мы тоже при деле.

Что касается тех злополучных понаехавших после войны и не желающих интегрироваться. В этой связи министром были упомянуты “отдельные лица”, не желающие интегрироваться. Однако если речь действительно шла бы об отдельных лицах, вряд ли это было бы упомянуто госпожой Мелбарде. Не думаю, что она так хорошо знает всех нас поименно. Думаю, глава минкульта какбэ намекает, что это многочисленная масса говорящих на русском языке людей, которая за 25 лет так и не слилась в общую нацию с латышами, а все так же нагло выпирает со своим языком, праздниками, устоями, традициями и школами.

Учитесь, словно говорит им г-жа Мелбарде, кивая в сторону Муцениеки. Люди только приехали, а уже с азартом штудируют азы истории Латвии и госязыка, и их хиджабы становятся все больше похожи на виллайне. А вы до сих пор “неформат”, хоть и живете тут десятилетями.

Тут можно бесконечно долго говорить о русификации советского периода, строптивых, ленивых и нелояльных русских и всем прочем. Но я просто напомню о последних двух с половиной десятилетиях в Латвии.

Как-то не припомню, чтобы через пару дней после восстановления независимости всем, кто не владел латышским, было предложено бесплатное массовое обучение госязыку. Зато помню, что госучреждения захлопнули двери для тех, кто латышским не владел на высшую категорию. Может, это неважно, но беженцам, которые прибыли в Латвию, не надо работать “челноками” или торговать на рынке с высшим образованием продукцией твоего закрывшегося завода. Беженцам, больше скажу, вообще не надо работать. Они будут жить небогато, конечно, но им не надо думать ни о еде, ни о досуге, ни о жилье, ни о медобслуживании, ни о получении необходимых знаний, потому что вся Европа следит, как с ними обращаются в Латвии. И все только тревожатся – а можно ли жить на такое крохотное пособие?

Вот у моей мамы почему-то никто не спросил, может она жить на свою пенсию такого же примерно размера.

А вот что сказано в новости про желающих интегрироваться беженцев: "Министр напомнила, что принят план действий, предусматривающий меры по интеграции иммигрантов - освоение языка, истории страны, культуры, юридическую, психологическую помощь, помощь в поиске жилья и работы".

Чего ж тут не интегрироваться-то?

Кто-нибудь помнит похожий план в начале 90-х? Зато помним "круглые" печати в паспортах, квартиры, которые нельзя было приватизировать, почетный статус негражданина, квоты и еще много чего. Ладно, это все уже пройденный этап, и я хорошо понимаю, что в приличном обществе сегодня говорить о негражданах распоследний моветон. У них же были "все условия", "у нас самый лояльный закон о языке" и еще много всякого...

Не об этом я даже сейчас. Мне просто кажется, что наша министр традиционно смешивает два понятия – адаптацию и интеграцию. Человек ко многому привыкает, адаптируется, приспосабливается к тем условиям, в которых ему предстоит жить, если он принял такое решение. Да, неприятно, да, через “не могу”, но ничего - жизнь наладится. А интеграция все же подразумевает под собой некое удовольствие от процесса, добрую волю, желание. Так вот, когда тебе все эти годы члены партии министра Мелбарде дают понять, кто тут главный, а кто второй сорт, которому они милостиво позволяют жить с собой рядом, а члены других партий да и большая часть общества молчаливо с этим соглашаются, то какая уж тут интеграция.

Пальцем о палец не ударившая в отношении интеграции латвийских русскоязычных Мелбарде сотоварищи может теперь наслаждаться вовлечением в латвийские реалии желающих вовлекаться беженцев. Женщине вполне можно иметь какое-то безобидное хобби.

А мы выпьем за то, чтобы их желания совпадали с их же возможностями.

Комментарии 3
juka1 год назад
отлично!спасибо.
Tan Tin1 год назад
Хуторяне реальные расисты. Помимо денег, которые они хотят скомуниздить, их идея такова: " все люди как люди, даже беженцы. И только русские не люди - не интегрируются, понимаешь!"
А чо , хуторяне выбирают хуторян.
фамилия имя1 год назад
"Пальцем о палец не ударившая в отношении интеграции латвийских русскоязычных. . . . "
Блииин, ну вы это серьёзно? Ну это тоже уже каккой то "вековой стон" про не интегрированных русских. Прям какой то особенный народ эти "не интегрированные русскоязычные". Как то не comme il faut.