ППЦ есть, а слова нет (36)

Калейдоскоп | 29 января 2010 года, 18:13

фото

Что-то в последнее время мату стало уделяться чересчур много внимания. Ну я понимаю, если бы там впереди светил какой-нибудь Фестиваль русского мата, его нужно было раскручивать, чтобы все билеты продать. Но ничего такого не наблюдается. А потому довольно странно.

Все кругом очень натурально возмущаются. Рижский мэр нашептал вице-мэру на ушко пару слов – ужас, давайте замочим Ушакова. Настучим на него в соответствующие инстанции.

Учебник с матом для латышских школ выпустили – все пропало, катастрофа, да как это вообще возможно. Латвияс авизе, естественно, разразилась негодующей статьей на первой (!!!) полосе своего издания. Газета обижается, правда, в своем духе – да что ж такое, почему мы должны использовать чуждую нам ненормативную лексику, когда у нас свои достойные слова есть. Например, cūka (свинья, то есть) – чем не замена?

Хочу выступить в защиту мата. Хоть это и ненормативная лексика, а все ж таки пласт языка. Тем более, эта лексика давно поселилась среди нас и не замечать этого – как не видеть в упор соседа по комнате. А тут получается, что вроде бы у нас и нет мата. Все белые и пушистые, никто не матерится и слов таких не знает.

Во-первых, что касается злополучного учебника. Как-то все забыли упомянуть, что он совсем не обязателен к изучению в школах, как некоторые СМИ пытались преподнести. И издан он на деньги издательства, как выяснили журналисты радио Baltkom 93,9. На свои частные деньги можно издавать хоть учебник китайского мата, и рекомендовать его (подчеркиваю – рекомендовать!) для изучения. Каждая школа сама решит – использовать его или нет.

Я не хочу сейчас обращаться к теме экспериментов над образованием и вообще его уровню в Латвии – это отдельный разговор, не самый веселый.

Я именно о мате. Все в теории знают, что ругаться плохо и почему-то заявляют, что употреблять такие слова нельзя. И когда маленькие дети приносят нам из детского садика первые матерные слова, мы испуганно восклицаем – это слово плохое, его произносить нельзя! Некоторые еще импровизируют: рот у тебя искривится, или там – не вырастешь. Такое объяснение вполне может устроить 3-5 летнего ребенка. Но оно уже не устроит подростка. Что-то не видно у нас на улицах засилья карликов с кривыми ртами.

Тем не менее, большинство родителей и педагогов не затрудняет себя поисками более взрослых объяснений. А ведь у подростков постоянно возникают вот эти «почему». Включая и то, что «почему можно мэру, а нельзя мне». Да что там несчастный мэр – почему можно Пушкину? Маяковскому? Многим современным, вполне достойным писателям. Или вот свежий вопрос – «Почему в словаре есть, в учебнике есть, – а говорить нельзя».

Что интересно, большинство взрослых сами употребляют эти слова и понимает прекрасно, что материться можно. И сами для себя определяют, где, как и сколько.

Между прочим, объяснить ребенку, как и где допустимо употреблять нецензурные выражения, а где нельзя, не только нужно, но и полезно. Если вы хотите, конечно, уберечь его от неприятностей. Например, за мат в общественном месте можно попасть на штраф за мелкое хулиганство, а в некоторых компаниях – например, среди бывших зэков вообще надо быть аккуратнее с выражениями.

Поэтому изучение мата, уместности его употребления и ответственности за это мне лично представляется вполне целесообразным. И не только в латышских школах, но и в русских, и в любых других.

Разумеется, педагог при этом должен быть талантливым и лишенным ханжества. Я вспоминаю свою учительницу по биологии в советской еще школе – когда подошло время изучать анатомию и мы дошли до параграфа о строении человека, его половых органов, учительница задала этом параграф на дом – сами почитайте.

Конечно, от этого никто не умер. Учебник по анатомии мы изучили еще первого сентября, когда нам выдали книжки. Другое дело, что взрослый человек, учитель не нашел в себе духу поговорить о том, что детей очень волновало. Видимо, это казалось ей пошлым.

Мало кто из взрослых объясняет детям, что такое пошлость и чем она отличается от мата. Почему-то многие употребление матерных слов называют пошлостью, а использование затасканных штампов, глупость или умение унизить человека, женщину, нахамить пошлостью не считается. Потому что при этом не используется нецензурщина?

Мне кажется, пару уроков использования такой лексики в школах совсем бы не помешали. Например, вместо уроков труда, которые превратились в школах черт знает во что – мальчики и девочки клеят на уроках какие-то фигурки – кому это нужно, простите? Причем, на уроках (которые – да, пожалуйста, могут быть чем-то вроде факультатива или спецкурса) совершенно не обязательно даже называть эти слова. Есть масса других способов. Хороший учитель придумает, как провести такой урок и интересно, и полезно, и без пошлости.

Мы, и в первую очередь, родители и учителя, лицемерно уходим от проблемы. Запретить и сделать втык проще. Ну и соответственно дети ищут сами ответы на вопросы – как умеют. И уж конечно, не в книгах. А потом все морщатся, когда юные создания матерятся на всю улицу или троллейбус, как грузчики. Когда они в чатах без разбору «мальчик-девочка» несут такое, что уши вянут.

Если мата не бояться, а просто рассматривать как одну из сторон нашей жизни, возможно, он перестанет быть для ребенка таким уж сладким запретным плодом. И вряд ли стоит опасаться, что, попав в учебник, мат превратится из ненорматива в норму. Мат в норму превращается, когда становится единственным возможным способом выражения эмоций в этой жизни. Если другим способам не учить, он перестает быть спонтанным.

А когда жизнь вот такая как сейчас – фактор риска налицо. Это как в анекдоте – «ну надо же – жопа есть, а слова такого нет!».

«Жопу» можно заменить – на ваше усмотрение.

фото

фото

фото

фото

фото

фото с сайта miljons.com

Комментарии 36
Руслан7 лет назад
"Матерщина, разлитая в воздухе, - это символическая травма, наносимая российским обществом самому себе. Ведь мы не просто этими словами ругаемся, мы ругаем то, что они обозначают. Когда все самое мерзкое посылается на х... и в п... - то они под этой свалкой отрицательных эмоций рушатся: один, простите, загибается, другая зажимается. И это не просто фигура речи. Человек - символическое животное, он живет и управляется символами, прежде всего словесными. И когда его органы непрестанно символически унижаются, смешиваются с грязью, они перестают работать. На уровне индивидов это действует по-разному, а в масштабах общества превращается в грозную социально-демографическую закономерность. Это и ответ на вопрос, почему с таким обилием мата здесь так мало рожают детей." (с)

http://www.chas-daily.com/win/2010/01/05/g_001.html?r=32&
IZJA (EAZY)7 лет назад
Ага, секс это тоже такая грязь. (c)Юльчитай

Каг я обожаю эту грязь!!!!!!!!!!!
Из письма Наполеона к Жозефине: - Кончяй мыться - еду! :))))))

ПЕЛОТКЕ! НЕ ДАВАЙТИ "мущщинкам", НЕ ЗНАЮЩИМ ХОТЯ БЫ 42 ЛАСКОВЫХ СИНОНИМА СЛОВА ПИ...ДА! ВОТЪ! С такиме ваша жызнь буит пресной и скучьной, шопесец! Воть! :)) - Это типичьные "клоны" из пробирок! Ога!:))
IZJA (EAZY)7 лет назад
+ пиццотмильёнов! - Добавить нечего! А после: - "Идите вы наххх, мама! (это к свекрови) - Ваще, валялсо! Спасибо, DSS! :)))))