Жуков превратил в импотентов 40 тыс. русских мужиков

Общество | 8 декабря 2008 года, 13:00

В.ДЫМАРСКИЙ: Вас приветствует программа «Дым Отечества» - сегодня мы обсуждаем цену человеческой жизни в связи с днями рождения Г.Жукова и А.Яковлева – казалось бы, такие разные фигуры из разных эпох, но тем не менее. Наш гость - по телефону из Англии Виктор Суворов, историк и писатель. Мы вас приглашаем как человека, занимавшегося, в том числе, не просто Второй мировой войной, но и личностью Г.К.Жукова, хотелось бы, чтобы вы поучаствовали в нашем разговоре. И начну с вопросам вам – не обсуждая ни Жукова, ни других руководителей советских в качестве стратегов военных, если применительно к нашей теме - цена человеческой жизни, - что для них была цена человеческой жизни? Применительно ли вообще в годы войны говорить о цене человеческой жизни, или это категория, которая в драматические моменты нашей истории вообще не должна учитываться? Ваш взгляд?

В.СУВОРОВ: думаю, что на войне цена человеческой жизни должна подниматься гораздо выше, чем в обыкновенной ситуации, ибо, если бы мы сберегли ту кадровую армию, которая была в СССР до войны, если бы берегли людей. То завершили войну гораздо раньше. И я бы хотел поговорить не только о цене человеческой жизни, но и вообще об отношении к человеку. Однажды меня здесь, в Англии, пригласили на маневры батальона на учениях. И меня поразило то, как они относятся к продовольствию, как кормят солдата. Оказывается, первыми едят в батальоне - там кухня, все как положено, - первыми едят солдаты. После этого кормят сержантов. Офицеры последние и последним в батальоне – это по традиции, которой более 200 лет, - последним в батальоне есть командир батальона. Но если не хватило пищи кому-то – так это офицерам не хватило и не хватило командиру батальона. Меня это настолько поразило - как-то это у них не по советски. И тут я бы сразу хотел привести обратный пример, который достаточно хорошо известен. Во время войны генерал-майор Артенберг был главным редактором «Красной звезды». И вот журналист «Красной звезды» в здании политрук, то есть, старший лейтенант в переводе на понятный всем язык, находится на калининском фронте. Собирается конференция врачей, врачи обсуждают свои вопросы, и корреспондент думал о полевой хирургии, о том, как в морозной землянке или в палатке в мороз 30 градусов - как делать ампутацию ноги и так далее. Но главная тема у врачей на калининском фронте – это борьба с дистрофией. Журналист взял этот листочек, повестку дня, положил себе в карман и поехал в Москву быстренько, передал Артенбургу, главному редактору. А у главного редактора был прямой вход на тов. Сталина и он ему это дело доложил. Сразу же на калининский фронт выехала комиссия в составе тов. Маленкова и других товарищей – приехали, разобрались, отчего дистрофия на фронте. Оказывается, была составлена таблица где-то в Москве – таблица заменителей, то есть, килограмм мяса можно заменить каким-то количеством крупы или количеством чего-то еще - шел яичный порошок из Америки. И этот яичный порошок – он не портится, его хорошо транспортировать, и этим яичным порошком кормили фронт. И главные потери Калининского фронта – четыре армии – зимой с 1941-1942 гг. - были от дистрофии, а не от действий противника. А командующий фронтом, командующий армии, политработники, - они жили хорошо и никто этого не замечал.

В.ДЫМАРСКИЙ: Попробую задать вопрос Виктору – хотел бы вернуться к теме военной и самому Г.Жукову. Известное дело, что у него было много нехороших прозвищ, в том числе, «мясник», и, как известно, хотя кто-то с этим спорит, кто-то не спорит, что число жертв, которые понес СССР во Второй мировой войне - оно… какое бы слово подобрать? – неоправданно, наверное. Их могло быть меньше при другом руководстве. Жукова обозвали «мясником» - это что, он лично такой был, или это была имманентная черта того режима, той власти, которая существовала в тот момент в нашей стране?

В.СУВОРОВ: Дело в том, что система наша резко отличалась от систем в любых других странах. Допустим, провести ядерное испытание с участием десятков тысяч солдат - нигде в мире до такого, конечно, не додумались. Поэтому о войне мы можем говорить разные вещи, здесь можно спорить, но в сентябре 1954 г. Жуков произвел ядерное испытание, где превратил в импотентов 40 тысяч русских здоровых мужиков. Это Тоцкий полигон. Я хотел бы сказать о системе – у немцев солдата положено было хоронить в гробах. И пример - «Красная звезда», 11 декабря 2001 г. рассказывает о Синявинских высотах - здесь похоронено 128 тысяч 390 советских солдат. Но «Красная звезда» говорит, что это маленькая толика, потому что кости остальных разбросаны по округе. Так вот если бы Жукову, который в тех местах воевал – если бы ему сказали, что нужно подвести 128 тысяч гробов, то он бы к человеческой жизни относился несколько иначе. Есть множество кадров, когда показывают немецкие кладбища на советской земле - для каждого солдата – индивидуальный крест. У нас этого не было. И еще пример - «Бои в районе Псковщины были затяжные, - кстати, это цитата из «Красной звезды», - и никто точно не знает, сколько погибло солдат». Официально читалось, что здесь захоронено более полумиллиона, но сейчас, когда открылся доступ к архивам, выясняется, что гораздо больше. Так вот если бы какому-то полководцу сказали - сюда нужно подвезти такое-то количество гробов и такое-то количество фанерных звездочек, то в этом случае люди бы относились как-то иначе. И еще в отношении того же Жукова. Есть знаменитая картина Корина, картина действительно мощная, - не картина, а портрет, где Георгий Константинович восседает – портрет Жукова в орденах, Корин – мощный художник. Однако тот же самый Жуков никогда не удосужился заняться - у него было время после войны – сидеть и позировать в позе – вот, какой я в орденах. Но миллионы солдат лили свою кровь, вернулись домой калеками, где-то лежат десятки тонн орденов и медалей, которые они заслужили, и эта власть – та, советская власть, при Хрущеве, Брежневе, Андропове - при ком угодно – она не удосужилась эти награды вернуть своим солдатам. Я давно говорил о том, что есть очень простой способ решить эту проблему – опубликовать книгу типа телефонной и разослать во все военкоматы: Иванов Иван Петрович, призван в таком-то райвоенкомате, вас ждет «Орден Славы» 3-й степени – пусть каждый придет, пусть каждый себя найдет. Вместо этого эти всякие разнообразные Вучечичи лепили этих гигантских баб. Отчего это? От того, что на возведение этих дурацких монументов, по которым мы побили все рекорды – шли колоссальные средства на это дело, отпускались, люди осваивали там строительные материалы, работала техника, были какие-то бюджеты. А вот ходить по полям и собирать эти кости – на это бюджетов у нас нет. Эти кости как валялись, так и валяются.

Комментарии