Особое мнение

В мире | 30 декабря 2008 года, 13:51

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер и добрый день. Это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. С особым мнением сегодня шеф-редактор журнала "The New Times" Евгения Альбац.

Е.АЛЬБАЦ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: У нас сегодня одна из центральных тем, конечно, у нас и в мире, это ситуация на Ближнем Востоке. Ну, я сразу перейду к вопросам слушателей и зрителей, потому что они тут это формулируют только двумя способами, хотя вопросов очень много. Например, Анатолий из Питера спрашивает: «Почему Израиль применяет такой неадекватный вооруженный ответ против почти безоружных палестинцев?» А человек из Ашкелона спрашивает: «Как вы считаете, правильно ли действует Израиль в секторе Газа или нужно было сидеть и ждать, пока какой-нибудь отморозок не кинет на голову ракету?» И так далее.

Е.АЛЬБАЦ: Во-первых, про безоружных палестинцев. Сегодня безоружные палестинцы выпустили 20 «катюш», и ракеты долетели до Ашдода, это примерно километров двадцать от Газы. Это что касается безоружных палестинцев. Тут все-таки надо, наверное, на несколько лет отступить назад. В августе 2005 года Израиль вывел все свои поселения из Газы. Все ушли. Это был безумно болезненный процесс. Я была тогда в Израиле, наблюдала за этим. Люди плакали.

О.БЫЧКОВА: Это когда они сворачивали поселения, протестовали.

Е.АЛЬБАЦ: Совершенно верно. Они протестовали, на руках людей выносили оттуда. После этого палестинцы устроили праздник и прочие неприятные вещи в синагогах, которые были оставлены там, и так далее. Тогда, кстати, Эли Визель, знаменитый писатель, человек, переживший Холокост, привел в одной из своих колонок слова из Книги царя Соломона – «Не радуйся при виде поверженного врага». Вот это очень пророческая была колонка Визеля, потому что палестинцы тогда праздновали победы над евреями, которые 35 лет жили в Газе, были сознательным живым щитом на Средиземном море. Так вот, вывели тогда все поселения. Опять начались переговоры о создании палестинского государства. В 2006 году палестинцы избрали в парламент большинством террористическую организацию Хамас. В 2007 году хамасовцы выгнали Фатх Аббаса из Газы и полностью взяли под контроль территорию.

О.БЫЧКОВА: То есть территория радикализируется на глазах.

Е.АЛЬБАЦ: При этом это действительно самая населенная территория мира – 4 300 человек на квадратный километр. После этого Хамас берет полностью контроль над территорией, и начинаются постоянные обстрелы юга Израиля ракетами, которых выпускается до 200 в неделю. Несколько тысяч в 2007 году, в 2008 году. Потом было заключено перемирие. Хамас нарушает это перемирие и опять обстреливает ракетами юг Израиля. И вот в этот момент, как, может быть, многие хорошо помнят, Ципи Ливни, министр иностранных дел Израиля, вероятный премьер-министр Израиля, сказала – «Enough is enough», хватит. Дальше можно посмотреть карты, которые есть в интернете – Израиль прежде всего использует авиацию, свои Ф-16 для уничтожения баз, тренировочных пунктов, мест сбора хамасовцев и так далее. Но, конечно, когда война идет на такой густонаселенной территории, в таком густонаселенном районе, это превращается, как любая война, в человеческую трагедию. Понятно, что Хамас использует палестинцев как живой щит, как их использует не только Хамас, а и многие другие. Вообще поразительно – с 2005 года можно было ожидать, что на Газу, на западный банк прольется золотой дождь из арабских государств, что они начнут вкладываться в инфраструктуру, в создание рабочих мест, в образование…

О.БЫЧКОВА: Так он же проливается.

Е.АЛЬБАЦ: Ничего он не проливается.

О.БЫЧКОВА: Ну как это? Европейский Союз, Россия даже поучаствовала…

Е.АЛЬБАЦ: А между прочим, эта территория окружена богатейшими странами мира – арабскими государствами. Но очевидно совершенно, что палестинцы стали заложниками этой ситуации, они служат живым буфером между Израилем и арабскими государствами. И, собственно, отношение к ним хорошо продемонстрировал сейчас Египет - когда палестинцы побежали из Газы, египтяне открыли стрельбу.

О.БЫЧКОВА: Но это, кстати, не первый раз, когда они закрывают границы…

Е.АЛЬБАЦ: Не первый раз, совершенно верно. Потому что они безумно боятся, что этот исламский радикализм перельется из Газы в Египет и так далее. Но конечно, еще раз повторю, любая война – это чудовищная человеческая трагедия. И то, что сейчас происходит в Газе, это еще один акт уже давно затянувшейся трагедии.

О.БЫЧКОВА: Это затянувшаяся трагедия, и она затянулась именно потому, что реального выхода никто, может быть, не знаю, видит или нет, но по крайней мере не предложил…

Е.АЛЬБАЦ: Есть реальный выход. Это неправда.

О.БЫЧКОВА: Мы об этом поговорим. Реальный выход из этой ситуации. А также, между прочим, позиция России, которая тоже наших слушателей и зрителей в этой связи весьма интересует. Через минуту, после небольшого перерыва в программе «Особое мнение».

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение». Евгения Альбац, шеф-редактор журнала "The New Times" с нами в прямом эфире телекомпании и радиостанции. И мы начали обсуждать ситуацию на Ближнем Востоке. Но давайте вначале – все-таки есть выход из этой истории или нет? Потому что бьются ведь уже не одно десятилетие. Ну, в общем, пол двадцатого века ушло как минимум, не считая всех предыдущих событий, и в 21-м тоже все становится только как-то хуже и жарче.

Е.АЛЬБАЦ: Пол двадцатого века ушло на то, чтобы Народный фронт Палестины, организация Объединение Палестины убрали из своего устава положение, по которому организация должна была биться до полного уничтожения государства Израиль. Вот на это ушло полвека. Это еще удалось договориться или купить это изменение в уставе организации у Ясера Арафата. Дальше встал вопрос о создании двух государств. И, собственно, это и есть решение вопроса – чтобы у Палестины была своя нормальная государственность, чтобы там были работающие структуры власти. И, собственно, они стали создаваться.

О.БЫЧКОВА: Ну вот они ж стали создаваться, и опять…

Е.АЛЬБАЦ: А потом оказалось, что правительство Ясера Арафата было предельно коррумпировано, что деньги, которые должны были идти на образование, на создание нормальной полиции, армейских служб и так далее, уходили неизвестно куда.

О.БЫЧКОВА: Так вот они теперь выбрали некоррумпированные идейный Хамас – кому от этого стало лучше?

Е.АЛЬБАЦ: Между прочим, это неправда, что некоррумпированный.

О.БЫЧКОВА: А так принято считать.

Е.АЛЬБАЦ: Не знаю, как там принято сказать. Это неправда, что некоррумпированный. Я думаю, что в любом случае единственное решение этой проблемы – это создание палестинского государства. Это единственное решение проблемы. Другого нет. И Израиль, очевидно, к этому готов. Они понимают, что другого выхода нет.

О.БЫЧКОВА: Нас спрашивают, конечно, о России. Слушатель из Пскова пишет о том, что Россия предостерегает в ООН Израиль, но забывает, что ее поддержал именно Израиль, когда была война в Чечне. «Россия эту поддержку оценила и всеми силами снабжает и поддерживает Хамас. С чем это связано?» - спрашивает антрополог из Пскова. – «С политикой двойных стандартов или что горбатого могила исправит или что всегда есть желание взвинтить цены на нефть?» А они как раз поднялись очень ловко в эти дни.

Е.АЛЬБАЦ: Ну не, я, честно говоря, не верю во все эти конспирологические теории. Конечно, когда начинается война на Ближнем Востоке, цены на нефть так на это реагируют, но я не думаю, что это будет какой-то долгосрочный тренд. Тренд обратный – там цены будут падать на нефть. Конечно, очень важно, чтобы Россия не продавала оружие ни Хамасу, ни Хезболле. Мы знаем, что во время последней Ливанской войны, как оказалось, одно российское предприятие продало тем не менее ракетные комплексы Хезболле, потом извинялись, говорили о том, что предприятие было в тяжелой финансовой ситуации, и даже было наказано. Я, правда, с трудом представляю себе, как ракетные комплексы из страны минули всевидящее око ФСБ, таможни и так далее. Я, честно говоря, не очень понимаю, как же это так произошло. Хамас утверждает, что у них есть российские эскады. Так это или не так, сказать очень трудно. Но конечно, очень важно, чтобы Россия не снабжала оружием эти террористические организации. Это, прежде всего, не в ее интересах.

О.БЫЧКОВА: А действительно – это реальная политическая поддержка Россией Хамаса? Или на самом деле это такая какая-то легенда, которая возникла из некоей внешней мнимости?

Е.АЛЬБАЦ: Ну как, представители Хамаса сюда приезжали, их принимали в Кремле, их принимал министр иностранных дел. Так что это была такая демонстрация не пойми чего, но тем не менее демонстрировали. Так что, наверное, традиционно всегда Комитет государственной безопасности имел очень тесные связи с Народным фронтом Палестины и так далее, там было много наших агентов, мы финансово поддерживали.

О.БЫЧКОВА: Зачем демонстрировать эту связь с Хамасом, если реально Россия ничего сделать в этой ситуации не может? Или может?

Е.АЛЬБАЦ: Ну как же, мы же встали с колен. Если США поддерживают Израиль, то мы тоже должны кого-нибудь поддерживать обязательно супротив того, что поддерживают США.

О.БЫЧКОВА: По умолчанию?

Е.АЛЬБАЦ: По умолчанию. Но повторю – на протяжении многих десятилетий мы снабжали оружием и деньгами палестинцев. Это была сознательная политика на Ближнем Востоке. Это были наши союзники на Ближнем Востоке.

О.БЫЧКОВА: Но сейчас-то какая выгода? Ведь мы ж ничего не получаем от этого. Политического влияние нет, результатов нет никаких.

Е.АЛЬБАЦ: Понимаешь, беда-то заключается в том, что у России…

О.БЫЧКОВА: Я прошу прощения, денег там тоже много не заработаешь, как я понимаю, от этих поставок.

Е.АЛЬБАЦ: Это для страны в целом не заработаешь, а для отдельных чиновников, которые этим занимаются, очень даже заработаешь. Тем более, понятно, что за спиной Хамаса, как и Хезболлы, стоит Иран, а у Ирана деньги есть, страна вполне богатая, интересы у России в Иране тоже существуют. Так что почему же? деньги заработают. Вообще, как известно, продажа оружия – безумно выгодное дело для тех, кто этим занимается. Так что почему же? я думаю, что проблема заключается в том, что у России по-прежнему уже второе десятилетие нет концепции национальных интересов. Вот у Советского Союза было довольно четкое представление о своих интересах. Можно было спорить с тем, насколько это отражало интересы страны в целом или это были интересы только ЦК КПСС и руководства страны, но у России нету концепции национальных интересов. Отсюда идет бесконечно это шараханье. Отсюда умудрились перепортить отношения со всеми странами СНГ. Отсюда, куда ни кинь взгляд, с белорусами поругались, с украинцами поругались, с прибалтами поругались, узбеки к нам уже как-то даже не приезжают, на все эти встречи СНГ, азербайджанцы, очевидно, малость нас побаиваются и не могут простить, как мы то поднимали цену на газ, то еще что-то такое. Вот куда ни кинь глаз, у нас нету союзников, у нас нету друзей. И это все происходит, мне кажется, от того, что у России нет представления о ее национальных интересах. А нет представления о национальных интересах, потому что интересы страны подменены интересами узкой корпорации под названием Россия Ltd., узкой группы людей, которые прежде всего получают доходы от богатых природных ресурсов России. И поэтому их интересы – это интересы Газпрома, интересы Роснефти. И эти ребята все время путают свои интересы с национальными интересами страны. В этом беда.

О.БЫЧКОВА: Ну, через страны СНГ вернемся к нам домой. Тут еще одна история сегодняшняя, и один из наших слушателей, Escender из Подмосковья, просит прокомментировать проект создания «Национальной обороны ДПНИ», в Нижнем Новгороде это движение против нелегальной миграции предлагает организовать группы народной самообороны, которые будут появляться в каждом районе уже якобы с января будущего года. Ну, и предлагается бороться с безработными гастарбайтерами, которые будут совершать в условиях кризиса все больше преступлений, и им нужно будет противостоять. Народные дружинники будут выходить каждый вечер в составе коренных жителей, конечно же. Ну, и будут вооружаться кто чем может. Чем можно вооружаться не из оружия.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что нам надо срочно отказаться платить налоги. Потому что безопасность – это т.н. общее благо. Это одна из тех вещей, за которые мы, собственно, платим этому государству. Мы отдаем свои налоги, чтобы оно предоставляло нам общее благо под названием безопасность. Как национальную безопасность и защиту от вторжения иностранных государств, так и безопасность внутри страны. Если появляются всякие организации самообороны, то это такое вполне феодальное устройство. Ну, дальше можно Минина и Пожарского призывать. Кто там, Белов-Поткин будет исполнять роль Минина и Пожарского в одном лице? Что это они собираются сделать? Это, конечно, чрезвычайно опасная вещь. Потому что когда одни граждане решают, что другим гражданам здесь не место, то после этого, как правило, появляются ножечки, фимки и прочие холодные и горячие инструменты.

О.БЫЧКОВА: Газовые баллоны.

Е.АЛЬБАЦ: Это еще хорошо.

О.БЫЧКОВА: Но с другой стороны, ведь мы действительно имеем факты. И, например, московская прокуратура сегодня признала, что действительно есть такая история – негативные явления нарастают и будут нарастать. Количество преступлений уличных, в первую очередь, которые совершают вот эти вот приезжие рабочие из стран СНГ, потерявшие работу, оно выросло на несколько процентов. Ну и так далее. То есть, на самом деле, такая проблема специфическая проблема существует реально.

Е.АЛЬБАЦ: Оль, если кое-где у нас порой честно жить не хочет, да?.. то к нам на помощь должна прийти родная милиция, чья зарплата состоит ровно из наших налогов. Вот этой родной милиции не надо бить дубиночками, не надо заниматься не своим…

О.БЫЧКОВА: Да понятно, не надо. Ну а если она все-таки занимается не тем, чем надо, тогда что?

Е.АЛЬБАЦ: Оля, когда мы проводили митинг против цензуры с требованием вернуть Наташу Морарь, то нас там собралось человек 150-200, нас взяли по периметру, приехало четыре машины ОМОНа, два автозака, а милиционеры стояли…

О.БЫЧКОВА: Это чтобы вам было не тесно.

Е.АЛЬБАЦ: Ну да. По периметру Новопушкинского сквера стояли милиционеры. Вот не надо им бесконечно бороться с собственным народом. Надо милиционерам объяснить, что их главная задача, за что им платят деньги, это защищать народ. А нашим милиционерам все время говорят строго наоборот, им говорят – «Вон, видите, гражданин идет по улице? Это ваш враг».

О.БЫЧКОВА: А им кто это должен объяснить?

Е.АЛЬБАЦ: Вообще, их руководство.

О.БЫЧКОВА: Министр Нургалиев.

Е.АЛЬБАЦ: Абсолютно. Министр Нургалиев должен выписать указ. Между прочим, это военизированная структура – там вертикаль подчинения. И сказать – «Я, министр, запрещаю вам видеть в собственных гражданах врагов. Я, министр, приказываю вам защищать граждан».

О.БЫЧКОВА: Но мне почему-то кажется, что министр Нургалиев регулярно выпускает какие-либо распоряжения о том, как надо защищать граждан. Ведь это же происходит…

Е.АЛЬБАЦ: Значит, его надо отправить в отставку. Если он не умеет делать свое дело и принудить свою многомиллионную армию милиционеров… я ни в одной стране мира не видела такого количества милиции на улицах, как в России. Они везде, они постоянно. Другой вопрос, что когда они нужны, их как-то не обнаруживается. Значит, надо уволить Нургалиева и назначить того, кто это сумеет сделать. Вот и все.

О.БЫЧКОВА: У вас есть ощущение некоей опасности, которая в связи с этими экономическими событиями нарастает?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, у меня есть ощущение, что Новый Год, елочки, фонарики. У меня есть ощущение, что счастье будет. Осталось чуть-чуть – два дня, а потом Новый Год, шампанское – ой!

О.БЫЧКОВА: И там люди же будут полторы недели отдыхать, как известно.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, я не собираюсь полторы недели отдыхать.

О.БЫЧКОВА: Нет, к нам это не относится, сказали мы с большим сожалением.

Е.АЛЬБАЦ: Да, «Эхо Москвы», к сожалению, как известно, работает 24 часа в сутки.

О.БЫЧКОВА: Ладно, мы продолжим обсуждение истории с тем, за что мы платим наши кровные налоги российским силовым структурам. Это будет через несколько минут. Евгения Альбац в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». В студии прямого эфира телекомпании и радиостанции Ольга Бычкова. С особым мнением Евгения Альбац, шеф-редактор журнала "The New Times". Ну, продолжая тему силовиков и спецслужб, хотела попросить прокомментировать Евгению Альбац именно это, потому что вы занимались спецслужбами и силовыми структурами, институциями многие годы. Вот такая история. Следственный комитет при прокуратуре хочет обзавестись собственным спецназом, автоматами и гранатометами, то есть укомплектовать вот такими более серьезными вооружениями свой спецназ, поскольку сейчас сотрудники подразделений собственной безопасности имеют только пистолеты и револьверы по нынешним правилам, а между тем трудно обеспечить физическую защиту прокурорских работников и следователей на Северном Кавказе. Генеральная прокуратура, между прочим, выступает против вооружения сотрудников следственного комитета, потому что они считают, что задача следственного комитета – расследовать и раскрывать преступления, а не выполнять боевые задачи, а проблемы в южных республиках – еще не повод вооружать всех. А главное оружие следователя это авторучка, - с большим знанием дела говорят в Генпрокуратуре. Ну, в общем, я не знаю, кто из них, во-первых, победит, и, во-вторых, получается, что еще одна вооруженная структура у нас создается. На наши же, между прочим, налоги, на минуточку.

Е.АЛЬБАЦ: Абсолютно. У нас есть корпоративная армия, у нас есть свои структуры у Роснефти, у Газпрома и так далее. Вообще, это, конечно, очень опасная вещь, когда у нас есть свои военизированные структуры у налоговиков, свои у ФСБ, у таможни и так далее. Вообще, это очень опасная вещь.

О.БЫЧКОВА: Почему это опасная вещь?

Е.АЛЬБАЦ: Потому что там, где люди держат в руках оружие, там должна быть вертикаль подчинения. Должна быть жесткая вертикальная структура.

О.БЫЧКОВА: А что, ее нету разве?

Е.АЛЬБАЦ: Нет.

О.БЫЧКОВА: Люди в погонах – это не кто-нибудь.

Е.АЛЬБАЦ: Да, конечно. Но при этом, когда их много, то, соответственно, много начальников. И не дай бог, если эти начальники начнут друг с другом ругаться. И мы в журнале прописывали эту ситуацию, когда бодались между собою различные силовики публично. Это очень опасная вещь. Но конечно, есть проблема безопасности сотрудников правоохранительных органов на Кавказе. Есть, соответственно, ОМОН и есть внутренние войска, которые должны бы их охранять. Либо руководитель Следственного комитета Бастрыкин признает, что ОМОН и внутренние войска являются неэффективными организациями, то есть когда надо побить сограждан, все хорошо, а когда защищать, не умеют. Ну так надо их научить. Но это такая, знаете, классическая бюрократическая проблема – когда не могут решить проблему, они начинают создавать новые структуры, новых людей набирают, выбивают под них бюджет и так далее. Это классика бюрократического государства. Не умеют иначе решать проблемы. Просто не умеют. Еще одна демонстрация такой абсолютной неэффективности структур власти.

О.БЫЧКОВА: Ну, наверное, вооружатся. Наверное, еще кого-нибудь вооружат. Может быть, в конечном итоге, такое накопление структур перейдет из количества в качество?

Е.АЛЬБАЦ: Да нет, а зачем? Это всегда опасное дело, когда в стране много людей, у которых есть право использовать оружие. Хорошо, если в стране все спокойно. А если в стране начнутся волнения? А если эти волнения… замечательные были публикации в «Новой газете», в «Независимой газете» с форума МВД, когда милиционеры начали обсуждать – а что, если им предскажут стрелять в народ? и совершенно не очевидно, будут выполнять милиционеры такой приказ или сами будут принимать решение, в кого стрелять, а в кого нет, кого бить дубинками, а кого нет. Когда это происходит, это беда.

О.БЫЧКОВА: Я прошу прощения, мы имеем уже прецедент или какой-то такой случай, который можно считать прецедентом, может быть, или каким-то таким особым эпизодом, когда подмосковный ОМОН отправляли на Дальний Восток разгонять там эту автомобильную…

Е.АЛЬБАЦ: Но это же не было решение. Во-первых, это был федеральный ОМОН, «Зубр», просто он базируется в Подмосковье, а во-вторых, это же не было решением руководства этого «Зубра». Это было решение МВД РФ перебросить ОМОН, который базируется в Подмосковье, во Владивосток. Это не было их личным решением. Проблема начинается тогда, когда люди в погонах самостоятельно начинают принимать решения. Понятно, что решение МВД о переброске ОМОНа было согласовано с политическим руководством страны. Тут никаких сомнений нет. Это не они сами решили. Им позвонили и сказали – «Быстро туда подмосковный ОМОН».

О.БЫЧКОВА: Ну, ну правильно. Ну так их потому туда и послали, как я понимаю, хотя, наверное, там свои есть, потому что сомневались, будут ли местные мочить местных.

Е.АЛЬБАЦ: Нет, ну ровно так же, как во время Маршей несогласных сюда свозят ОМОН из Уфы, из Башкирии, которые с удовольствием мутузят этих зажравшихся москвичей, которые требуют еще какие-то там права. Отвратительно, я понимаю, раздражение нескончаемое. Я говорю не об этом. Я говорю о том, что совершенно не очевидно, как в условиях разворачивающегося экономического кризиса, когда проблемы начнутся не только у народонаселения, но и у тех же милиционеров, они вообще-то часть народонаселения, когда там начнутся проблемы с выплатой зарплат, с выплатой льгот. Они, кстати, уже есть. И так далее. Как они себя поведут? Вот в июле 17-го года они не очень захотели защищать власть, и осенью 17-го не очень захотели. И в 91-м году, летом 91-го года стало совершенно очевидно, что силовые структуры не будут защищать руководство Советского Союза, и это одна из причин, почему Союз развалился.

О.БЫЧКОВА: То есть проблемы с мотивацией остаются?

Е.АЛЬБАЦ: Проблема заключается в том, что очень опасно, когда люди в погонах начинают сами принимать решения, как им поступать. Люди в погонах являются инструментами, решения принимает политическое руководство. И когда у вас много разрозненных военизированных структур, всегда есть опасность, что одна из этих структур решит сама, как правильно ей поступать. А если другая военизированная структура решит по-другому, они могут начать стрелять друг в друга. Это уже называется гражданская война. Вот в этом проблема.

О.БЫЧКОВА: Насчет политического руководства, между прочим, и выдавания правильных ориентиров. Леонид из Мельбурна, который упрекает меня в том, что я не обращаю внимания на вопросы из Австралии. «Хотя мы стоим вниз головой, - пишет Леонид, - но мозги у нас такие же, регулярно слушаем, читаем и смотрим». Так вот, Леонид считает, что в России неуклонно растет число преступлений и убийств на расовой и национально-религиозной почве. «А почему Медведев, Путин, Госдума и так далее ни разу не сделали решительных заявлений и не приняли действенных мер?»

Е.АЛЬБАЦ: Ну это неправда, кстати.

О.БЫЧКОВА: Они приняли или не приняли? Они должны были или не должны были?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, кстати говоря, Путин несколько раз говорил о недопустимости межнациональной розни и ненависти. Я не помню, говорил ли что-либо по этому поводу Медведев, но это, собственно, не так важно. А Путин делал несколько раз такие заявления. Равно как, по-моему, какие-то решения на этот счет принимала и Государственная Дума.

О.БЫЧКОВА: Дума принимала, да. Дума что-то объявляла такое.

Е.АЛЬБАЦ: Другой вопрос – есть, безусловно, как показал недавний процесс над скинхедами, радикальные группы, и действительно, ксенофобия, которая существует в обществе, бесконечно растет, но ведь это есть отражение той ксенофобии, которую они бесконечно слышат с экранов.

О.БЫЧКОВА: Может, наоборот?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, не наоборот. Вот тут совершенно очевидна зависимость. Тут довольно известные вещи. Вспомните, когда Кремль поддерживал идею Русских маршей или когда создавал «Родину», раскручивал Рогозина, вдруг у них образовалось большое количество сторонников. А как только Кремль перестал поддерживать Рогозина и его «Родину» и Русские марши, они как-то немножко скукожились. Та ненависть, которая бесконечно выливается с экранов на голову народонаселения, безусловно, порождает агрессию. Если, не дай бог, вы смотрите российские телеканалы государственные, это ощущение, что их просто переполняет – и фильмы, и сериалы, и то, что идет в новостях, и я уже не говорю про выступления отдельных кремлевских пропагандистов, которые просто брызжут слюной и всем остальным с экрана – это просто бесконечная пропаганда идет ненависти ко всем другим, к тем, кто думает по-другому, выглядит по-другому. Так что это абсолютное следствие государственной пропаганды.

О.БЫЧКОВА: Самый последний вопрос. Буквально на три секунды, если можно. Мобильные телефоны известной фирмы с изображением Сталина на корпусе там, где стразики обычно налепляют, на задней крышке телефона, вот там вот Сталина налепили и продают за большие, между прочим, для мобильного телефона деньги в Москве в некоторых салонах, как установили корреспонденты «Эха Москвы». Мобильник со Сталиным вместо стразиков – это прикольно…

Е.АЛЬБАЦ: Привет телеканалу «Россия». Привет замечательному конкурсу «Имя Россия».

О.БЫЧКОВА: А там Александр Невский выиграл.

Е.АЛЬБАЦ: Привет всем этим… да-да, теперь стоит почитать, какие Александр Невский заключал сделки с оккупантами монголо-татарами. Символ России. Это привет всем тем сериалам, в которых товарищ Сталин поднимался на щит. Это привет учебным пособиям господина Филиппова, в которых оправдывается концепция государственного терроризма ради высших целей. И так далее.

О.БЫЧКОВА: Все. Спасибо большое. Это была Евгения Альбац.

Комментарии