Эффект чайника с заваренным носиком

Происшествия | 3 июня 2009 года, 11:51

И.ВОРОБЬЕВА: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», как всегда в это время. Меня зовут Ирина Воробьева, и в нашей студии как всегда в этот день гость Михаил Барщевский. Здравствуйте, Михаил.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Здравствуйте.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте поговорим сначала о той ситуации, которая сложилась в Ленинградской области, в Пикалеве, там где люди вышли на трассу и перекрыли федеральную трассу, требуя погасить задолженности по зарплате. Вот что делать людям в России, которые доведены до отчаяния в такой ситуации?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хороший вопрос. Понимаете, если взять формально, сугубо по закону, то они поступили неправильно, потому что перекрывать федеральную трассу они не имели права. Значит, нужно получить согласие местных властей на проведение пикетов, демонстраций и прочего-прочего в отведенном месте, в отведенное время и дальше очень занудно.

И.ВОРОБЬЕВА: Но власти, естественно, не разрешат перекрывать трассу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, естественно, да.

И.ВОРОБЬЕВА: Понятно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Значит, это вот формальная сторона. Неформальная сторона – люди должны иметь возможность выражать свое недовольство. Потому что иначе появляется эффект чайника с заваренным носиком – просто разорвет к чертовой матери все. Я просто помню, когда приняли закон по монетизации льгот, как бабушки перекрыли Ленинградский проспект. Тут же, правда, нашлись конспирологи, которые сообщили, что это происки западных средств – ЦРУ, Моссада, МИ-6 или МИ-5, не помню кого. И что вообще не они сами их организовали. На самом деле, нормальная человеческая реакция. Я очень надеюсь на то, что у власти хватит ума не применять силу для ликвидации этой ситуации.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, ситуация, надо сказать, по последним данным сейчас уже более-менее рассосалась, люди открыли эту трассу, машины поехали.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, просто надо власти научиться с людьми разговаривать. Вот мне недавно Нургалиев рассказывал одну историю. Когда в Москве была похожего рода сходка, вместо того, чтобы устраивать ОМОНы и дубинками разгонять или вручную разгонять, слава Богу наш ОМОН еще не применяет ни резиновые пули, ни слезоточивый газ, ни водометы, как это делается в Европе. Но вместо того, чтобы высылать ОМОН нашли руководителя предприятия, быстро нашли какое-то предприятие, чей народ забунтовал, и выставили его разговаривать. И конфликт был за час погашен. То есть милиция в данном случае выступила в качестве профсоюза, если хотите, такого, профсоюзного деятеля. Вот это положительный пример того, как надо реагировать власти. То есть ни в коем случае не применять силу против людей. Понимаете, здесь есть демонстрация протеста, одни и другие. Вот одно дело, когда, например, торговцы автомобилями выражают несогласие с повышением пошлин – это одна ситуация. И другая ситуация, когда люди выходят на трассу, потому что им 3-4 месяца не платят зарплату, им нечем детей кормить. Это разные ситуации принципиально. И вот у власти должен быть разный подход.

И.ВОРОБЬЕВА: +7 985 970-45-45 – это номер для ваших SMS-сообщений. Задавайте свои вопросы, высказывайте свое мнение о том, что происходит в этой студии. Михаил, я правильно понимаю? Вот смотрите, вот этим жителям Пикалево, которые вышли и перекрыли трассу, сейчас выделяют деньги? Вот, губернатор Ленобласти подписал распоряжение о выделении почти 2 миллионов рублей и так далее. И эти жители, они получают уже не первый раз то, что хотят. Вы не боитесь, что произойдет такой эффект домино? То есть люди увидели положительный пример, и пойдут все сейчас сразу перекрывать все трассы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Значит, 2 ответа. Ну, термин «боитесь» здесь не совсем подходит по любому. Значит, я предсказывал, что в мае-месяце будет довольно сильное социальное волнение, я об этом говорили еще осенью. Слава Богу, ошибся. Не хочу быть Кассандрой, и дай Бог, чтобы и на сей раз ошибся. Да, эффект домино какой-то, конечно, произойдет. Это, вот, первый комментарий. А второй комментарий – что история с Пикалево показывает, прежде всего, что у нас в стране вообще начисто отсутствуют профсоюзы. Ну, я не беру, так сказать, фордовский профсоюз, независимые профсоюзы, потому что они-то как раз работают. А вот профсоюзы традиционные.

И.ВОРОБЬЕВА: Это система профсоюзов.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, система профсоюзов – не работают. Потому что система профсоюзов, на самом деле, является таким буфером, если хотите, между работниками и работодателями, которые, с одной стороны, вот эта система буферов обеспечивает сохранение производства, чтобы не разорилось производство. А с другой стороны, сохранение рабочих мест. То есть, понимаете, они, как бы, умеют найти компромисс между работодателем и рабочими, должны уметь находить компромисс. И в такой ситуации невыплата трехмесячной зарплаты – в принципе, это головная боль должна быть профсоюзов. То есть как первый месяц не выплатили, они должны уже бить в набат, они уже должны вести переговоры с руководством, они уже должны, понимаете, да? Самое страшное в России – это стихийность. Вот то, что происходит сейчас в Пикалеве, это стихийность. А забросать костер деньгами – это... ну, это надо очень много денег иметь для этого. Вот будет нефть 150 стоить за баррель, как в июле, ну, тогда можно любой костер деньгами забросать. А при 68-ми...

И.ВОРОБЬЕВА: Не получится?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. На всех не хватит.

Комментарии