Потом был 37-й год

Общество | 10 июня 2009 года, 14:57

М.БАРЩЕВСКИЙ: Таня, если мы говорим про оружие и про право человека защищать свою собственность, у меня масса аргументов в пользу – я вам напомню только два. В России, даже в Советском Союзе, право на огнестрельное оружие у людей было, на короткоствол даже, до 36-го года. В 36-м году Сталин отменил это право. Потом был 37-й год. Второй пример, который я вам приведу. За 12 лет, когда разрешили длинноствольные ружья, их у населения на руках образовалось 5 000 000 стволов. Вы понимаете, что такое пять миллионов стволов? Количество преступлений с использованием этих стволов за 12 лет выросло на 0,1%, то есть фактически не выросло. Зато количество ограблений загородных коттеджей, дач и так далее сократилось на 80%. Вор не знает, в какой квартире, в каком доме есть ствол, а в каком нету. Раньше не было ни в каком. А теперь может быть в любом. И он не лезет вот так вот ночью. Это были непрофессионалы, кстати говоря. Профессионалы уже на эти вещи не идут, потому что могут получить пулю в лоб. И они это знают. Это превентивная мера. Это вопрос уважения к собственному народу – дать ему такое право или нет. Это уважение к самому себе – буду я защищаться или не буду, или как баран на закланье пойду. Понимаете, кто-то богатые могут нанять охрану, небогатые могут купить ствол и хранить его дома. Да, с лицензией, все правильно, но дайте людям возможность защитить себя от преступников.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У вас много сторонников в этом?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Все социологические опросы колеблются приблизительно в районе 20-80 – 20 за, 80 против. Но очень важно посмотреть, кто эти 80 против…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как вы думаете, почему?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Почему у нас до сих пор нет общества. Есть население, нет общества. Люди хотят от государства, чтобы государство их накормило, желательно еще и напоило, бесплатно полечило и бесплатно защитило. Задайте вопрос такой: почему у нас люди никто не страхуется и не страхует свое имущество?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: На авось потому что полагаются.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Во! То же самое и здесь. Это вопрос самоуважения, восприятия себя как личности. Я знаю людей, кстати говоря, знаю многих офицеров, имеющих право на круглосуточное ношение оружия, которые его не носят, а держат в сейфе. Это право выбора. Кто-то хочет, кто-то не хочет. Понимаете, да? Так что это вопрос личностный.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Посмотрим, как будет меняться расклад отношения к разрешению на оружие в обществе после ваших пламенных речей. Спасибо большое.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Боюсь, что никак.

Комментарии