Выступление на Генассамблее ООН

В мире | 24 сентября 2009 года, 11:57

23 сентября 2009 года
Штаб-квартира ООН
г. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

Господин председатель, господин Генеральный секретарь, уважаемые делегаты, дамы и господа, мне выпала честь впервые обратиться к вам в качестве сорок четвертого президента Соединенных Штатов. Предстаю перед вами со смирением перед той ответственностью, которую возложил на меня американский народ; памятуя об огромных вызовах переживаемого нами исторического момента; твердо настроенный на смелые и коллективные действия во имя справедливости и процветания у нас в стране и за рубежом.

Я занимаю свою должность всего девять месяцев, хотя иногда кажется, что гораздо дольше. Мне хорошо известно, сколь велики ожидания всего мира в отношении моего президентства. Эти ожидания не относятся конкретно ко мне. По моему убеждению, в их основе кроется недовольство текущим положением дел, которое позволяет нам все больше ассоциировать себя с нашими разногласиями и запаздывать в решении наших проблем. Но в них есть и надежда – надежда на то, что реальные перемены возможны, и на то, что Америка станет лидером в осуществлении этих перемен.

Я вступил в должность в момент, когда многие в мире стали относиться к Америке со скептицизмом и недоверием. Отчасти это было обусловлено неправильными представлениями и неверной информацией о моей стране. Отчасти – неприятием определенных политических решений и мнением о том, что по некоторым ключевым вопросам Америка действовала в одностороннем порядке, не считаясь с интересами других. И это подпитывало почти рефлективный антиамериканизм, который слишком часто служил оправданием для нашего коллективного бездействия.

Как и все вы, я обязан действовать в интересах моей страны и моего народа, и я никогда не буду извиняться за то, что защищаю эти интересы. Но, по моему глубокому убеждению, в 2009 году больше, чем когда-либо прежде в человеческой истории, страны и народы объединяют общие интересы.

Религиозные убеждения, которые мы храним в наших сердцах, могут создавать новые узы между народами или отрывать нас друг от друга. Технология, которую мы осваиваем, может озарить путь к миру или затмить его навсегда. Энергия, которой мы пользуемся, может сохранить нашу планету или уничтожить ее. Исполнение надежды одного единственного ребенка, где бы он ни находился, может обогатить наш мир или разорить его.

В этот зал мы приехали из разных стран, но у нас общее будущее. Мы больше не можем позволить себе потворствовать нашим разногласиям в ущерб работе, которую мы должны проделать сообща. Я пронес это послание от Лондона до Анкары, от Порт-оф-Спейна до Москвы, от Аккры до Каира, и именно об этом я буду говорить сегодня, потому что миру пора двигаться в новом направлении. Мы должны войти в новую эпоху отношений, основанных на взаимных интересах и взаимном уважении, и наша работа должна начаться немедленно.

Мы знаем, что будущее будет определять дела, а не просто слова. Одних речей не достаточно для решения наших проблем – для этого потребуются упорные действия. Поэтому тех, кто сомневается в характере моей страны и деле, за которое она выступает, прошу посмотреть на конкретные действия, которые мы предприняли всего за девять месяцев.

В первый же день своего пребывания в должности я запретил – полностью и однозначно – применение пыток Соединенными Штатами Америки. Я распорядился закрыть тюрьму в Гуантанамо, и мы занимаемся нелегкой работой, создавая основу для борьбы с экстремизмом в рамках законности. Каждая страна должна знать: Америка будет жить в соответствии со своими ценностями и силой примера вести за собой других.

Мы поставили перед собой четкую и конкретную цель: вместе со всеми членами ООН работать над тем, чтобы сорвать деятельность «Аль-Каиды», демонтировать и разгромить ее и ее союзников-экстремистов – сеть, которая уничтожила тысячи людей самых разных вероисповеданий и национальностей и планировала взорвать то самое здание, в котором мы находимся сейчас. В Афганистане и Пакистане мы и многие представленные здесь страны помогаем правительствам обрести способность повести других за собой в этих усилиях, одновременно работая над расширением возможностей и безопасности для их народов.

В Ираке мы ответственным образом завершаем войну. Мы вывели американские боевые бригады из иракских городов и определили крайний срок – август следующего года – для вывода всех наших боевых бригад с иракской территории. Я также недвусмысленно дал понять, что мы поможем иракцам перейти к полной ответственности за свое будущее и выполним наше обязательство полностью вывести американские войска к концу 2011 года.

Я изложил всеобъемлющую программу достижения поставленной цели – мира без ядерного оружия. В Москве Соединенные Штаты и Россия объявили, что мы будем добиваться существенного сокращения наших стратегических боеголовок и средств доставки. На Конференции по разоружению мы согласовали рабочий план переговоров об окончании производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия. А на этой неделе государственный секретарь США станет первым высокопоставленным американским представителем на ежегодной Конференции участников Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Вступив в должность, я назначил специального представителя по мирному урегулированию на Ближнем Востоке, а Америка последовательно и настойчиво работает над продвижением дела двух государств – Израиля и Палестины, – в которых укоренятся мир и безопасность и будут соблюдаться права и израильтян, и палестинцев.

Для противодействия изменению климата мы инвестировали 80 млрд. долларов в экологически чистую энергетику. Мы существенно повысили наши стандарты топливной эффективности. Мы ввели новые стимулы для энергосбережения, создали энергетическое партнерство по всему Западному полушарию и перешли от позиции стороннего наблюдателя к роли лидера на международных переговорах по климату.

Чтобы преодолеть экономический кризис, который затрагивает все уголки мира, мы провели со странами «Большой двадцатки» работу по подготовке согласованных международных мер, предусматривающих стимулы в размере свыше двух триллионов долларов для того, чтобы отвести мировую экономику от края пропасти. Мы мобилизовали ресурсы, которые предотвратили распространение кризиса в развивающихся странах. Совместно с другими мы выделили 20 млрд. долларов на глобальную инициативу по продовольственной безопасности, которая позволит протянуть руку помощи тем, кто больше всего в ней нуждается, и помочь им создать свой собственный потенциал.

Мы также возобновили взаимодействие с ООН. Мы погасили наши долги. Вступили в Совет по правам человека. Подписали Конвенцию о правах инвалидов. В полном объеме приняли «Цели развития тысячелетия». И мы занимаемся работой по приоритетным направлениям здесь, в этом учреждении – например, завтра в Совете Безопасности я возглавлю работу на совещании, посвященном вопросам нераспространения ядерного оружия и разоружения, это делается и при рассмотрении вопросов, которые я освещу сегодня.

Вот что уже проделано нами. Но это – только начало. Некоторые из наших действий привели к прогрессу. Некоторые заложили основу для будущего поступательного развития. Но не надо заблуждаться: этой работой не может заниматься только Америка. Те, кто прежде бичевал Америку за то, что она действует в мире в одиночку, не могут теперь стоять в стороне и ждать, когда Америка в одиночку решит мировые проблемы. Мы стремились – на словах и на деле – к новой эре взаимодействия с миром. И теперь пора всем нам взять на себя свою долю ответственности за глобальное реагирование на глобальные вызовы.

Говоря по чести, следует признаться, что мы не выполняем этой ответственности. Посмотрим, на каком пути мы окажемся, если не справимся с текущим положением дел: экстремисты сеют террор в очагах по всему миру; затяжные конфликты раскручиваются все сильнее и сильнее; вершится геноцид и массовые злодеяния; множится число стран с ядерным оружием; тают ледники и разоряется население; сохраняются хроническая бедность и пандемические заболевания. Говорю об этом не для того, чтобы посеять страх, а для того, чтобы констатировать факт: масштабы наших проблем еще не соизмеримы с масштабами наших действий.

Эта организация была основана на убежденности в том, что страны мира смогут решать свои проблемы сообща. Франклин Рузвельт, умерший раньше, чем он смог увидеть, как воплотилось в жизнь его представление об этом учреждении, высказался на этот счет так: «Структура мира во всем мире не может быть делом рук одного человека, или одной партии, или одного государства… Она не может быть миром больших или малых государств. Она должна быть миром, который зиждется на совместных усилиях всего мира».

Совместные усилия всего мира. Эти слова еще более актуальны сегодня, когда не просто мир, а само наше здоровье и благополучие находятся в общих руках. Однако нам известно и то, что в состав этой организации входят суверенные государства. И, к сожалению, хотя и не удивительно, эта организация нередко становится форумом, на котором сеют раздор, а не вырабатывают общую платформу; местом, где играют в политику и раздувают старые обиды, а не занимаются решением проблем. В конце концов, совсем не трудно подняться на эту трибуну и начать указывать на других, подливая масло в огонь разногласий. Легче всего винить других в наших бедах, снимая с себя ответственность за наш выбор и наши действия. Это может сделать кто угодно. Ответственность и лидерство в 21-м веке требуют большего.

В эпоху, когда у нас общая судьба, сила перестает быть игрой с нулевой суммой. Ни одна страна не может и не должна пытаться господствовать над другой. Никакой мировой порядок, возвышающий одну страну или группу людей над другой, не увенчается успехом. Никакой баланс сил между странами не сможет долго продержаться. Традиционное разделение между странами юга и севера бессмысленно во взаимосвязанном мире. То же самое относится к ориентации стран, уходящей своими корнями в расщелины давно минувшей «холодной войны».

Настало время осознать, что старые привычки и старые споры не имеют отношения к вызовам, с которыми сталкиваются наши народы. Они побуждают страны действовать вразрез с теми самыми целями, которые они, по их утверждению преследуют, и голосовать – нередко и в пределах этой организации – против интересов собственных народов. Они возводят стены между нами и будущим, к которому стремятся наши народы, и пришло время обрушить эти стены. Вместе мы должны создавать новые коалиции, преодолевающие старый раскол, – коалиции людей разной веры, севера, юга, востока, запада, людей с черной, белой и коричневой кожей.

Выбор за нами. Нас могут запомнить как поколение, которое предпочло растягивать споры 20-го века в 21-ом столетии, которое откладывало непростой выбор, отказывалось смотреть вперед и отстало от жизни, поскольку руководствовалось тем, против чего выступало, а не тем, что поддерживало. Или мы можем стать поколением, которое предпочитает видеть берег за лежащими впереди бурными водами, которое сплачивается, чтобы служить общим интересам человечества и, наконец, придать смысл обещанию, воплощенному в названии этого учреждения: Организация Объединенных Наций.

Вот какого будущего хочет Америка – мирного и благополучного будущего, которое достижимо лишь в том случае, если мы осознаем, что у всех государств есть и права, и обязанности. Только при такой договоренности все получится. Это должно стать руководящим принципом международного сотрудничества.

Сегодня позвольте мне выдвинуть четыре опоры, имеющие, по моему мнению, основополагающее значение для будущего, которого мы желаем своим детям: нераспространение и разоружение; укрепление мира и безопасности; сохранение нашей планеты; глобальная экономика, создающая возможности для всех людей.

Во-первых, мы должны остановить распространение ядерного оружия и стремиться к миру без него.

Эта организация была основана на заре атомного века, отчасти в связи с необходимостью обуздать смертоубийственные возможности, оказавшиеся в распоряжении человека. Десятилетиями нам удавалось избежать катастрофы даже в условиях противостояния сверхдержав. Но сегодня масштабы проблемы распространения разрастаются и усложняются. Дальнейшая неспособность к действиям приведет к повсеместной гонке ядерных вооружений и перспективе войн и терактов, масштабы которых почти недоступны воображению.

Этому страшному исходу преграждает путь хрупкий консенсус – а именно, фундаментальная договоренность, оформленная в виде Договора о нераспространении ядерного оружия. Она гласит, что все государства имеют право на использование ядерной энергии в мирных целях; что государства, обладающие ядерным оружием, обязаны стремиться к разоружению, а государства, не владеющие таким оружием, должны отказаться от попыток им обзавестись. События ближайшего года могут сыграть определяющую роль в том, укрепится ли этот консенсус или постепенно сойдет на нет.

Америка намерена выполнять достигнутые договоренности. Мы будем стремиться к заключению с Россией нового соглашения о существенном сокращении арсеналов стратегических боеголовок и средств доставки. Мы будем двигаться к ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и совместно с другими государствами добиваться вступления этого договора в силу, чтобы навсегда запретить ядерные испытания. Мы завершим Пересмотр ядерной политики США, открывающий путь к дальнейшим сокращениям ядерных вооружений и к снижению их роли. Мы также призовем другие страны начать в январе переговоры по договору о прекращении производства расщепляющихся материалов оружейного назначения.

В апреле будущего года я проведу саммит, участники которого подтвердят, что каждое государство несет ответственность за охрану ядерных материалов на своей территории и за оказание помощи странам, которые не в состоянии выполнять это обязательство, ибо мы ни в коем случае не должны допустить, чтобы хотя бы одно ядерное устройство попало в руки воинствующего экстремиста. И мы будем укреплять институты и инициативы для борьбы с ядерной контрабандой и воровством.

Все эти меры должны способствовать укреплению режима Договора о нераспространении. Государства, отказывающиеся выполнять свои обязательства, должны отвечать за последствия. Позвольте пояснить – речь не идет о наказании отдельных государств, речь идет об отстаивании прав всех стран, которые выполняют свои обязательства. Потому что в мире, где страны пытаются избежать инспекций МАГАТЭ и игнорируют требования ООН, все люди и все государства чувствуют себя менее защищенными.

Своими действиями правительства Северной Кореи и Ирана тянут нас вниз по этому опасному склону. Мы уважаем их права как членов содружества наций. Я уже говорил об этом ранее и повторю еще раз: я сохраняю приверженность дипломатии, направленной на повышение благосостояния и укрепление безопасности обоих этих государств, при условии, что они выполнят взятые на себя обязательства.

Но если правительства Ирана и Северной Кореи решат проигнорировать нормы международного права; если они будут стремиться обзавестись ядерным оружием в ущерб региональной стабильности, безопасности и будущему своих собственных народов; если они будут закрывать глаза на опасность гонки ядерных вооружений в Восточной Азии и на Ближнем Востоке – в таком случае их следует призвать к ответу. Мир должен сплотиться, чтобы показать, что международное право – не пустые обещания, и что положения договоров подлежат выполнению. Мы должны настаивать на том, что будущее не принадлежит страху.

Это подводит меня к вопросу о второй опоре нашего будущего: борьбе за мир.

В основу Организации Объединенных Наций была заложена вера в то, что люди всей планеты могут мирно жить, воспитывать детей и улаживать свои разногласия. Тем не менее мы знаем, что во многих частях света этот идеал остается абстракцией, недостижимой мечтой. Мы можем либо принять существующее положение как данность и смириться с неизбежностью постоянных катастрофических конфликтов, или же признать, что стремление к миру универсально, и вновь преисполниться решимостью положить конец конфликтам во всем мире.

В основу этой кампании должна быть положена непоколебимая убежденность в том, что никогда нельзя мириться с убийством ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей. Другого мнения быть не может. Воинствующие экстремисты, разжигающие конфликты, искажая в своих целях постулаты веры, дискредитировали и изолировали себя. Они несут лишь ненависть и разрушения. Бросив им вызов, Америка создаст прочные партнерства, чтобы выслеживать террористов, обмениваться разведывательными данными, координировать работу правоохранительных органов и обеспечивать безопасность нашего народа. Мы не допустим, чтобы «Аль-Каида» обрела убежище и базу для своих атак в Афганистане или в любой другой стране. Мы будем стоять плечом к плечу с нашими друзьями на передовой линии, подобно тому как завтра мы вместе со многими другими государствами выступим в поддержку пакистанского народа. Мы будем проводить политику позитивного взаимодействия в целях наведения мостов между религиями и создания новых партнерств во имя будущего.

Наша деятельность на благо мира не может, однако, ограничиваться борьбой с экстремистами. Ибо самое мощное оружие в нашем арсенале – это надежда, это вера людей в то, что будущее принадлежит не тем, кто хочет разрушать, а тем, кто хочет строить, уверенность в том, что конфликты прекратятся и наступит новый день.

И поэтому мы будем расширять поддержку эффективному миротворчеству, прилагая усилия, чтобы предотвращать конфликты, пока они не разгорелись. Мы будем добиваться прочного мира в Судане, оказывая поддержку населению Дарфура и добиваясь претворения в жизнь Всеобъемлющего мирного соглашения, сулящего заслуженный мир суданскому народу. А в странах, разоренных конфликтами, – от Гаити и Конго до Восточного Тимора, – мы будем трудиться рука об руку с ООН и другими партнерами во имя прочного мира.

Я также намерен и впредь добиваться справедливого и прочного мира между Израилем, Палестиной и арабским миром. Мы будем продолжать работу в этом направлении. Вчера я провел конструктивную встречу с премьер-министром Нетаньяху и президентом Аббасом. Мы добились определенного прогресса. Палестинцы укрепили меры безопасности. Израильтяне расширили свободу передвижения для палестинцев. В результаты этих усилий с обеих сторон на Западном Берегу началось экономическое оживление. Но нужно добиться большего. Мы по-прежнему призываем палестинцев прекратить кампанию подстрекательства к насилию против Израиля и в то же время повторяем, что Америка не признает законности расширения израильских поселений.

Пришла пора возобновить без каких-либо предварительных условий переговоры по вопросам постоянного статуса: об обеспечении безопасности израильтян и палестинцев, о демаркации границ, о положении беженцев и статусе Иерусалима. Цель ясна: два государства, существующие бок о бок в мире и безопасности, – еврейское государство Израиль, в котором всем израильтянам будет обеспечена подлинная безопасность, и жизнеспособное, независимое палестинское государство в непрерывных границах, появление которого ознаменует прекращение оккупации, начавшейся в 1967 году, и позволит реализовать потенциал палестинского народа.

Стремясь к этой цели, мы также добиваемся установления мира между Израилем и Ливаном, между Израилем и Сирией, а также более широкого мирного урегулирования между Израилем и многими его соседями. В стремлении к этой цели мы намерены, наряду с двусторонними переговорами, также предпринимать региональные инициативы многостороннего характера.

Нет, я не страдаю наивностью. Я знаю, что достичь этого будет нелегко. Но мы все – не одни только израильтяне и палестинцы, а все мы – должны решить для себя, серьезно ли мы настроены в отношении мира или же только говорим о нем. Для того, чтобы сломать сложившиеся стереотипы и вырваться из порочного круга подозрительности и отчаяния, мы все должны публично заявить то, о чем до сих пор говорили только в частном порядке. Соединенные Штаты оказывают Израилю плохую услугу, отказываясь увязать нерушимую приверженность его безопасности с требованием, чтобы Израиль признал законные требования и права палестинцев. Со своей стороны, некоторые государства-члены ООН оказывают палестинцам плохую услугу своими гневными нападками на Израиль, вместо того чтобы проявить конструктивную готовность к признанию его легитимности и права на мирное и безопасное существование.

Мы должны помнить, что не мы платим самую дорогую цену в этом конфликте. Ее платит израильская девочка в Сдероте, которая закрывает глаза в страхе, что ночью погибнет от ракеты. Ее платит палестинский мальчик в Газе, который лишен чистой воды и страны, которую он мог бы называть своей родиной. Все они – дети Божьи. И если отставить в сторону все политические маневры и риторику, речь идет по сути о праве каждого человека на достойное и безопасное существование. Таков урок, которому учат три великие религии, появившиеся на свет на этом крохотном клочке планеты, называемом Святой Землей. Именно поэтому, невзирая на неизбежные провалы, срывы и тяжелые дни, я буду непоколебимо идти к поставленной цели – к миру.

В-третьих, мы должны признать, что в 21-м столетии не будет мира, если мы не возьмем на себя ответственность за сохранение нашей планеты. И я благодарю Генерального Секретаря за то, что вчера он провел саммит по проблеме изменения климата.

Невозможно отрицать опасность, сопряженную с изменением климата. Соответствующие меры должны быть приняты безотлагательно. Если мы будем и впредь двигаться нынешним курсом, каждому государству, представленному на данной сессии Генеральной Ассамблеи, предстоит увидеть в своих границах необратимые перемены. Наши попытки положить конец конфликтам будут оттеснены на задний план войнами из-за беженцев и ресурсов. Засуха и голод остановят развитие. Земли, на которых люди обитали тысячелетиями, исчезнут. Оглядываясь назад, грядущие поколения будут недоумевать, почему мы бездействовали, почему не сохранили для потомства окружающую среду в том виде, в каком мы ее унаследовали.

Поэтому прошли те времена, когда Америка сидела сложа руки, ничего не предпринимая в этой области. Мы будем вкладывать деньги в преобразование нашей энергетики, одновременно создавая стимулы для обеспечения доходности чистой энергии. Мы резко сократим вредные выбросы, выйдя на рубежи, поставленные на 2020-й, а затем и на 2050-й год. Мы будем и впредь поощрять использование возобновляемых энергоносителей и энергосберегающих технологий, делясь ими с другими странами мира. И, сотрудничая со всем миром, мы не упустим ни малейшей возможности для прогресса в борьбе с этой угрозой.

А богатые страны, причинившие так много вреда окружающей среде в 20-м веке, должны принять наше обязательство вести за собой других. Но ответственность на этом не заканчивается. Хотя мы признаем необходимость дифференцированного подхода, к любым мерам по ограничению углеродных выбросов должны быть подключены быстро развивающиеся страны – источники выбросов углерода, которые могут активнее бороться с загрязнением воздуха, не сдерживая своих темпов роста. И если не помогать беднейшим странам как адаптироваться к проблемам, уже сейчас вызываемым изменением климата, так и встать на путь экологически чистого развития, любые усилия будут обречены на неудачу.

Трудно менять столь глубоко укоренившиеся привычки, как наш подход к энергопользованию. Я это знаю. А в разгар глобальной экономической рецессии это сделать еще сложнее. Конечно, соблазнительно сидеть сложа руки и ждать, когда другие сделают первый шаг. Но мы не сможем проделать этот путь, если не двинемся вперед все вместе. Направляясь в Копенгаген, давайте задумаемся о том, что может сделать каждый из нас ради нашего общего будущего.

Это подводит меня к последней опоре, на которой мы должны строить наше будущее: глобальной экономике, открывающей возможности для всех.

Мир пока не оправился от самого серьезного экономического кризиса со времен Великой депрессии. В Америке мы видим, что двигатель роста уже начинает набирать обороты, но многие по-прежнему не могут найти работу или расплатиться по счетам. Во всем мире мы наблюдаем обнадеживающие признаки, но у нас нет большой уверенности в том, что нас ждет впереди. И слишком много людей в слишком многих странах переживают ежедневные кризисы, которые оскорбляют нашу общую человечность: отчаяние пустого желудка, жажду из-за нехватки питьевой воды, несправедливость в виде смерти ребенка от поддающейся лечению болезни или гибели матери при родах.

В Питсбурге мы будем вместе с крупнейшими экономическими державами мира намечать курс для сбалансированного и устойчивого роста. Это значит – проявлять бдительность и не успокаиваться, пока наши люди не вернутся к работе. Это значит – обеспечить восстановление спроса, чтобы оздоровление глобальной экономики было устойчивым. А это значит – установить новые правила ведения бизнеса и ввести более эффективные меры регулирования для всех финансовых центров, с тем чтобы положить конец алчности, излишествам и злоупотреблениям, которые привели нас на грань катастрофы, и предотвратить повторение подобного кризиса в будущем.

В эпоху такой взаимозависимости мы заинтересованы, однако, в более широком как моральном, так и прагматическом подходе к вопросам развития, которые существовали еще до наступления кризиса. И поэтому Америка продолжит свои исторические усилия, чтобы помочь людям прокормить себя. Мы выделили 63 млрд. долларов на то, чтобы продолжить борьбу с ВИЧ/СПИДом, положить конец смертности от туберкулеза и малярии, искоренить полиомиелит и укрепить системы общественного здравоохранения. Вместе с другими странами мы поставляем Всемирной организации здравоохранения вакцину против гриппа H1N1. Мы объединяем все большее количество стран в систему глобальной торговли. Мы будем поддерживать Цели в области развития, сформулированные в Декларации тысячелетия, и подойдем к саммиту будущего года, имея глобальный план по их реализации. И мы поставим задачу искоренить крайнюю нищету еще в наше время.

Сейчас настала пора всем нам выполнить свой долг. Рост не будет устойчивым или повсеместным, если все страны не отнесутся всерьез к возложенной на них ответственности. А это значит, что богатые страны должны открыть свои рынки для большего количества товаров и протянуть руку тем, кто беднее, и что при этом необходимо реформировать международные институты, чтобы больше стран могли играть более значительную роль. Развивающиеся страны должны искоренить коррупцию, которая является препятствием на пути прогресса, – ибо никакие возможности не откроются там, где люди испытывают гнет, а бизнесы вынуждены давать взятки. Поэтому мы будем поддерживать честность органов правопорядка и независимость судей, гражданское общество и динамично развивающийся частный сектор. Наша цель проста: глобальная экономика, обеспечивающая устойчивый рост и возможности для всех.

Перемены, о которых я говорил сегодня, будет нелегко осуществить. И для их реализации недостаточно того, чтобы такие лидеры, как мы, собирались на форумах, подобных нынешнему, при всей их полезности. Ибо, как и в любой ассамблее стран мира, реальных перемен можно добиться только усилиями людей, которых мы представляем. Вот почему для того, чтобы заложить основу для достижения прогресса, мы должны усердно работать в наших столицах. Именно там мы будем строить консенсус, чтобы положить конец конфликтам и применять технологии в мирных целях, изменить характер энергопользования и стимулировать устойчивый и всеобщий экономический рост.

Я считаю, что народы мира хотят именно такого будущего для своих детей. И поэтому мы должны отстаивать те принципы, которые обеспечат отражение правительствами воли народа. Эти принципы не могут носить второстепенный характер: демократия и права человека важны для достижения каждой из целей, о которых я сегодня говорил, поскольку правительства народа и для народа более склонны действовать в широких интересах своего собственного народа, а не узких интересах власть имущих.

Мера эффективности нас как руководителей – не в том, чтобы подпитывать старые страхи и ненависть среди наших народов. Эффективность руководителей не измеряется способностью к подавлению инакомыслия, к запугиванию и преследованию политических оппонентов внутри страны. Народы мира хотят перемен. Они не будут долго мириться с теми, кто идет наперекор истории.

Устав нашей Ассамблеи обязывает каждого из нас «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин». Среди этих прав – свобода выражать свои мнения и исповедовать любую религию, обещание равенства для представителей всех рас и возможностей для женщин и девочек по реализации своего потенциала, способность граждан участвовать в управлении государством и уверенность в справедливости судебной системы. Ибо как ни одна страна не должна подвергаться тирании со стороны другого государства, точно так же ни один человек не должен подвергаться тирании со стороны себе подобных.

Я как афроамериканец всегда буду помнить, что я не стоял бы здесь сегодня, если бы в моей стране не было неуклонного стремления к достижению более совершенного союза. И поэтому я убежден в том, что, какая бы тьма ни стояла вокруг, те, кто встает на путь справедливости, непременно добьются коренных перемен. И я обещаю, что Америка всегда будет с теми, кто готов отстаивать свое достоинство и свои права, – со студентом, который рвется к знаниям, с избирателем, который требует, чтобы его голос был услышан, с невиновным, который хочет быть свободным, и с угнетенным, который жаждет быть равным со всеми.

Демократия не может быть навязана извне ни одному государству. Каждое общество должно искать свой собственный путь, и совершенных путей не бывает. Каждая страна будет идти по пути, который коренится в культуре и традициях ее народа. И я признаю, что Америка слишком часто подходила избирательно к распространению демократии. Но это не ослабляет нашей приверженности, а только укрепляет ее. Существуют базовые принципы, которые являются универсальными; есть определенные истины, которые являются очевидными – и Соединенные Штаты Америки никогда не перестанут прилагать усилия в защиту права людей всего мира самим определять свою судьбу.

Шестьдесят пять лет назад усталый Франклин Рузвельт обратился к американскому народу со своей четвертой и последней инаугурационной речью. После долгих лет войны он попытался обобщить уроки ужасающих страданий и огромных понесенных жертв. «Мы научились, – сказал он, – быть гражданами мира, членами человеческого сообщества».

Организация Объединенных Наций была построена такими же людьми, как Рузвельт, собравшимися со всех концов Земли – из Африки и Азии, Европы и Америки. Эти архитекторы международного сотрудничества являлись идеалистами, но отнюдь не были наивны – корни их идеализма лежали в трудных уроках войны и мудрой убежденности, что народы могут отстаивать свои интересы, действуя сообща, а не порознь.

Теперь эта ответственность ложится на нас: этот институт будет таким, каким мы его сделаем. Организация Объединенных Наций продуктивно трудится на благо всего мира, стремясь накормить голодных, ухаживая за больными, восстанавливая разрушенное. Но при этом ей не всегда удается добиваться выполнения своих решений и оставаться верной идеалам, заложенным ее основателями.

Я считаю, что подобные несовершенства – не повод для отхода от этого института: они означают, что нам нужно удвоить свои усилия. Организация Объединенных Наций может быть местом, где мы либо препираемся по поводу застарелых обид, либо находим точки соприкосновения; местом, где мы ищем то, что нас разделяет, или то, что нас объединяет; местом, где мы потворствуем тирании или черпаем нравственные силы. Короче говоря, Организация Объединенных Наций может превратиться в институт, отгородившийся от всего того, что важно для жизни наших граждан, или она может быть необходимым механизмом продвижения интересов людей, которым мы служим.

Мы достигли поворотного момента. Соединенные Штаты готовы открыть новую главу международного сотрудничества – главу, в которой признаются права и обязанности всех государств. И поэтому, будучи уверены в правоте нашего дела и привержены нашим ценностям, мы призываем все страны присоединиться к нам в построении будущего, которого так заслуживают наши народы. Благодарю вас, большое вам спасибо.

Перевод с сайта посольства США в России

Комментарии