Обама - это американский Горбачев (2)

В мире | 7 апреля 2009 года, 16:47

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, в программе «Особое мнение» наконец-то у нас в гостях Александр Проханов.

А.ПРОХАНОВ: Я тоже счастлив видеть вас, Оля.

О.ЖУРАВЛЕВА: вы пропустили предыдущий свой эфир по уважительной причине.

А.ПРОХАНОВ: Я манкировал.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я напомню всем, кто нам писал по интернету, что они соскучились, рады и все такое - вы можете задавать свои вопросы по номеру 970-45-45. А мы начнем с главной темы - в Лондоне происходит встреча "Двадцатки» - буквально наш эфир закончится, и они начнут встречаться. Но уже есть массовые волнения, акции глобалистов, и самое главное – произошла, наконец, встреча президентов России и США – первая встреча этих конкретных президентов, этих конкретных людей. Вы уже слышали в наших новостях, и может быть, еще какие-то источники поднимали – вы что-то ждали от этой встречи?

А.ПРОХАНОВ: Я опасался этой встречи, между нами говоря. Потому что эта встреча прокламировала некие новые отношения Америки и России и даже фигурировало слово «перезагрузка» - это слово связывается со словом «перестройка», а я в ужасе от того, что нам предстоит еще одна перестройка. С одной стороны, я ужасался, с другой стороны, поскольку и Обаму называют американским Горбачевым, я думал – ну, встретятся два Горбачева - «два Горбачева-2» - один американский Горбачев-2, другой русский Горбачев-2. И эта тревога меня по сей день не покидает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вы же слышали, чем закончилась встреча? Ничем принципиально нового.

А.ПРОХАНОВ: Она закончилась одним пассажем, который тоже меня насторожил. Он связан с тем. Что будет заключен новый договор о стратегических вооружениях и уровень этих стратегических вооружений будет значительно снижен - как с американской стороны, так и с российской стороны. Казалось бы, все хорошо. Но дело в том. Что, во-первых, понижение уровня наших стратегических ракет по-существу, или даже повышение этого уровня – он не обеспечит даже безопасность России, потому что, во-первых, у американцев создана система спутникового слежения за нашими объектами, в том числе, ядерными, и информация о передвижении этих мобильных установок, «Тополь-М» или «Тополь», это передвижение в режиме реального времени, времени «он-лайн», передается на американские системы поражения этих целей. Причем, эти цели поражаются не ядерными средствами, а так называемым сверхточным оружием. Оружие, которое несется со скоростью…

О.ЖУРАВЛЕВА: Как во время войны в Заливе, когда в трубу завода попадала ракета?

А.ПРОХАНОВ: Это уже прошлое. Потому что сейчас ускорение в 5-6 раз – такие сверхскоростные ракеты, которые запускаются со сверхскоростных самолетов, таким образом, скорость вообще сумасшедшая у этих систем, и гигантская точность. И эта точность реализуется, осуществляется, с помощью этих космических систем наблюдения и слежения.

О.ЖУРАВЛЕВА: мы не можем тягаться с Америкой в ее военной мощи.

А.ПРОХАНОВ: Мы могли бы тягаться с Америкой только за счет увеличения нашего ядерного потенциала, за счет массовости наших ракет, которые, конечно же, при столкновении будут поражаться, и будут поражаться, повторяю, не ядерными, а сверхточными системами – мы бы могли какую-то часть нашего потенциала уберечь, быть может, и нанести ответный удар. Поэтому понижение и без того низкого уровня наших далеко несовершенных и уже старомодных ракет – потому что «Тополь-М» старомодная ракета, у нас на вооружение уже должны быть приняты ракеты «Синева» наземного базирования и «булава» морского базирования – ни того, ни другого у нас нет. И когда это будет, неизвестно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может быть логично немного вооружений, но уж их-то довести до ума и усовершенствовать?

А.ПРОХАНОВ: какие? Автоматы «Калашникова»? У нас сверхточного оружия вообще нет. Повторяю – меня очень тревожит вот это абсолютно горбачевское стремление еще и еще понижать уровень нашего ядерного вооружения.

О.ЖУРАВЛЕВА: А может, просто всем не до войны, других проблем навалом?

А.ПРОХАНОВ: ну конечно, всем не до войны – все ходят в ночные клубы, занимаются дансингами.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какие ночные клубы? Все приехали на саммит "Двадцатки», сразу же начался скандал.

А.ПРОХАНОВ: Все смотрят на мир как на арену следующей войны. Потому что из кризиса мир выходил через войны. Более того, - перейдем к "Двадцатки». "Двадцатка», которая сейчас собирается, она собирается тоже в очень двусмысленном идеологическом и коце6птуальном контексте. Например, что бросается в глаза, какие противоречия меморандума, с которым мы туда едем, или Казахстан, или Китай? В чем вопиющие противоречия, чреватые, между прочим, войной, как ни странно. С одной стороны мы говорим, что кончился однополярный мир – мы за многополярный мир, мы за многополярный, планета многополярна – с одной стороны. С другой стороны, постоянно говорится, что необходимо прибегнуть к новым глобальным рычагам регулирования. Когда глобальные рычаги регулирования не могут исходить из нескольких полюсов. Глобальные рычаги регулирования предполагают глобальный субъект, который будет регулировать. Значит, по существу, глобальное регулирование предполагает мировое правительство. Только мировое правительство – наднациональное, надгосударственное, и даже над-ТНК - находится в состоянии регулировать сложнейший комплекс экономических, финансовых и прочих политических процедур. Как же может быть мировое правительство и многополярный мир? Это нонсенс.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но еще мировая валюта – у нас все время возникает такая идея.

А.ПРОХАНОВ: Это вторая тема, еще более сумасшедшая, потому что мощь и величие Америки зиждется на доминанте доллара - как единственная, по существу, или почти единственная мировая резервная валюта. Мы говорим о перезагрузке, о начале новых братских и дружеских отношений с Америкой, о любви, о братании. Вот наш президент и американский братаются там. И при этом мы идем с предложением уничтожить доллар.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не только мы, кстати говоря, не только от нас исходит эта идея.

А.ПРОХАНОВ: Да, но мы присоединяемся к Китаю и Казахстану, к великой ядерной державе Казахстан. Мы предлагаем Америке уничтожить доллар. Как только Обама об этом услышал, он выступил мгновенно с дикой, раздраженной отповедью. Потому что, по существу, мы предлагаем уничтожить Америку. И вот такая любовь и дружба с Америкой, «перезагрузка» отношений, происходит на фоне тотального идеологического финансового, политического удара по Америке. Этого не бывает. Как только Америка почувствует, что вдруг реально у нее отнимают доллар, она должна немедленно привести в действие все свои авианосцы, обеспечить массовый взлет авиации и бомбить.

О.ЖУРАВЛЕВА: И уничтожить весь мир.

А.ПРОХАНОВ: Нет, бомбить тех, кто хочет отнять у них доллар. Это все равно, что ограбить Америку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но достаточно большие силы противостоят Америке в этой ситуации.

А.ПРОХАНОВ: какие силы?

О.ЖУРАВЛЕВА: Китай это немало.

А.ПРОХАНОВ: Китайская армия даже еще не сильнее русской армии. Великая американская военная империя, оснащенная флотами авианосными, комическими группировками, новыми системами вооружений, не только сверхточным оружием, но и оружием, связанным с биологической войной, с этническим оружием, черт знает, какое оружие. И мы лезем туда, предлагая Америке саморазрушиться. В этом нонсенс.

О.ЖУРАВЛЕВА: На нонсенсе нам придется прерваться.

А.ПРОХАНОВ: На этом мы тему закрыли как тему «нонсенса».

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. О других чудесах поговорим в следующей части программы «Особое мнение». Никуда не уходите, у нас в студии Александр Проханов.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И еще раз здравствуйте - в программе «Особое мнение» Александр Проханов. Другая глобальная тема, которая обсуждается уже несколько дней и ясности все так и нет, как мне кажется. Во всяком случае, все время противоречивые сведения мы получаем о гибели в далекой стране Героя России Султана Ямадаева, уже второго брата, второго «Героя» в этой семье. Очень много вопросов на эту тему. Ефим из Израиля: «Что с Героем России Ямадаевым, кто посмел?» Александр Ермилин, студент из Москвы: «Покушение на Героя России это не вызов государству Россия?»

А.ПРОХАНОВ: Мне трудно гадать, потому что действительно большое несчастье, горе - два Героя России, два Ямадаева – действительно, это рыцари, это рыцари Чечни и рыцари российского государства, были так страшно убиты – один в Москве, другой в Дубаи. И по этому поводу я скорблю, думаю, что может быть национальный траур по этому поводу. Но подтекст всей этой инфернальной истории – жив он или не жив, похоронили его, или муляж похоронили. Его брат и один из наших очень уважаемых корреспондентов, Джамааль, говорит, что он чуть ли не видел его - вот какая-то «гоголевщина» в этом, что-то связано с «носом» - то он на месте, то бегает в жилетке по Петербургу. Это тайна великая. И это убийство – это элемент какой-то мучительной инфернальной загадки. Но подтекстом, который почему-то никто не называет – может, только правозащитники – подтекст такой, что и тот и другой Ямадаевы были противники Кадырова-младшего.

О.ЖУРАВЛЕВА: Об этом все время говорится – что был некий конфликт.

А.ПРОХАНОВ: И по существу такое направленное психологическое действие именно на президента Чечни, как в свое время.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, их убивают, чтобы воздействовать на Кадырова?

А.ПРОХАНОВ: Как в свое время с Политковской – может быть так его обвинить, как в свое время с Литвиненко – удары, направленные на Путина, такие парапсихологические удары.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это и физические удары – здесь уже не психология.

А.ПРОХАНОВ: Физические, но конечно, в основном политические и парапсихологические удары, которые должны показать всему миру, что вот какой жестокий деспот и сатрап Рамзан Кадыров. Это трогает меня вдвойне, потому что я только что из Чечни, я только что от Кадырова, я только что сделал с ним большую беседу. Я, который прошел две чеченские войны и видел Грозный, превращенный в Луну с кратерами, острыми скалами, и с домами, одни из которых были взрывами фугасов разбросаны на сотни метров, а другие взрывами вакуумных бомб были спрессованы в такие комки бетона – я вместо этого страшного лунного пейзажа с трагическими деревами, которые возносили обломанные руки к небу, я видел прекрасный отстроенный город, восхитительный, такой же точный, кристаллический, осмысленный, как в свое время была столицей Бразилии Бразилиа, построенная знаменитым архитектором Нимейером.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати, он был достаточно нежизнеспособным.

А.ПРОХАНОВ: Он не был предназначен для жизни, он был предназначен для управления, он до сих пор функционирует как столица. И повторяю – ощущение – в одно касание только – я прикоснулся к Грозному, один день там был – на меня это произвело огромное впечатление. Говоря, что это российский бюджет, говоря, что это российские деньги…

О.ЖУРАВЛЕВА: А чей еще бюджет?

А.ПРОХАНОВ: да, но если бы вместо Кадырова был какой-нибудь русский губернатор, он построил бы Грозный не в Чечне, а где-нибудь в Дубаи, построил бы на Лазурном Берегу этот Грозный или в окрестностях Лондона, что и сделано, По-существу. Я был поражен трансформацией, которую пережила при Кадырове-малдшем Чечня. Я услышал чеченские песни, - меня там, в знак уважения, делегации и мне, демонстрировали концерты чеченские. Если бы это были наши певицы из какой-нибудь «Фабрики звезд», эти волосатые, - они бы трясли своими животами, пирсингами, пели бы какие-нибудь полуразвратные идиотские песни. Там целомудренные, красивые, блестящие, прекрасные чеченки пели песни о свободе, о добре, о солнце, о героях-чеченцах, которые защищали Брестскую крепость. Это были мужественные такие зонги, исполненные достоинства, силы и такого патриотизма.

О.ЖУРАВЛЕВА: Прошу прощения. Но уже если об этом говорить, то когда у нас встречают делегации, тоже посылают не «Фабрику звезд», а Ансамбль русской народной песни - целомудренный, поющий о добре и очень хорошо поющий.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, что я пьяница, алкоголик.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это ново для меня.

А.ПРОХАНОВ: Я хотел там выпить пойти. Я не нашел алкоголических заведений. Там Кадыров уничтожил торговлю алкоголем. Кадыров закрыл все игральные автоматы. Почему я говорю об этом? – эти песни поются и по радио, поются и продаются. Кадыров проводит сложнейшую, - может быть даже не Кадыров - в Чечне проводится сложнейшая, многоаспектная политика, связанная с возрождением травмированного, дважды разгромленного чеченского народа. Он поднимает в них дух, духовность, силу – я видел их мечети, я радовался их имама, я видел их интернет-кафе, я говорил с их интеллигенцией, я слышал их два телевизионных канала. То есть, Кадыров, которого, конечно же, терпеть не могут наши правозащитники, наши либералы – потому что он и его отец разгромили тот слой в Чечне, на который те делали ставки - слой чеченского сепаратизма.

О.ЖУРАВЛЕВА: далеко не все так уж ненавидят Кадырова, как вы говорите.

А.ПРОХАНОВ: Из либералов?

О.ЖУРАВЛЕВА: Неоднородное отношение.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что такие матерые либералы как Новодворская, например, или Пономарев, или Ковалев – ненавидят.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сложное отношение к Кадырову, согласитесь.

А.ПРОХАНОВ: У них отношение полной ненависти. И Кадырова не любят русские националисты, читают, что вот это цветение Чечни на фоне трагической России, оно тоже вызывает травму у русских людей.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы русский националист в этой ситуации?

А.ПРОХАНОВ: Я русский имперский политик. И я считаю, что отец Кадырова, Ахмат-Хаджи Кадыров, первую войну воевавший против России, стрелявший в русских людей, во вторую, путинскую войну, проделавший страшную метаморфозу, трагическую для него, он выбрал судьбу народа, который, попав под гигантскую военную машину России, - народ погибал, - там, где проходили войска, особенно войска, которыми командовал Шаманов, - там оставалась выжженная земля. Потому что он был более пластичный политик. И он выбрал судьбу своего народа. Он спас чеченский народ от тотального истребления. Но он спас и Россию, потому что Россия не могла – та слабая, хрупкая Россия, выдержать этой войны. И он, сделав этот выбор, знал, что его убьют. Он шел на этот шаг не для того, чтобы строить себе дворцы и виллы. Он шел для того, чтобы спасти свой народ – как это делал Ганди, Мартин-Лютер Кинг, Нельсон Мандела – он совершил огромный подвиг. Конечно, он любил свой народ, я не могу сказать, что он любил русских или любил русское государство. Он сказал, что – нет, Чечня должна быть в составе России – спасая чеченский народ. И этим самым он стал героем чеченского народа и русской государственности. Вот его сын, Рамзан Ахматович, такой же – он идет тем же путем. Он страшно рискует, он окружен недругами, врагами. Мне говорили, что его дом, вполне импозантный снаружи, он не обставлен там мрамором, бассейнами, мебелью, всевозможными утехами, барами – внутри он похож на осажденную крепость: там стоят пулеметы, охрана, - он готовится к удару и не сворачивает с пути. Поэтому все, что произошло сейчас с Ямадаевым, мне кажется, что это конечно трагедия Чечни, трагедия России, потому что эти люди проливали кровь за Россию, Но валить это все на Рамзана, который, повторяю, является настоящим чеченским лидером.

О.ЖУРАВЛЕВА: А если предположить, что по предположениям Кадырова в этой ситуации невозможно оставить в живых конкретных врагов – допустим, врагов своей страны.

А.ПРОХАНОВ: А если предположить, что по представлению кремлевских лидеров невозможно оставить в живых Политковскую, или, например, оставить в живых Проханова?

О.ЖУРАВЛЕВА: Можно все предположить.

А.ПРОХАНОВ: Можно предположить, что Ольга Журавлева является главным врагом Кремля и за порогом этой студии вас ожидает гранатомет – зачем предполагать? Я просто знаю, что смысл кадыровской политики – консолидация Чечни. Он собирается даже чеченскую диаспору.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, вы хотите сказать, что не было никакого конфликта, о котором все пишут?

А.ПРОХАНОВ: Нет, они могли быть, эти конфликты. Конфликт есть данность политики, но этот конфликт не связан с крушением Чечни, президентского кадыровского правления.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но если один человек любит свою страну, а другой человек этой стране угрожает. Вы же сами говорите, что это повод.

А.ПРОХАНОВ: Я вынес из этой поездки и из беседы с Кадыровым, которая будет в моем следующем номере газеты опубликована, - если бы хоть один русский губернатор любил свой народ так, как Кадыров любит своих чеченцев, у нас не было бы такой страшной деградации губерний. Губернатор приходит и сразу начинает скупать себе леса, долы, долины, нивы хлебные, оседлает бюджет, нефтянку, сажает родственников своих, а народ по-прежнему ходит несчастный и обобранный. Вопрос Кадырова, или проект Кадырова, который я там видел, многоаспектный, в том, что Кадыров, несомненно, любит свой народ. Причем, любит, как и его отец – готов отдать за него жизнь. Не репутацию, не часть своего состояния, а жизнь - самое драгоценное. Как бы я хотел видеть русского губернатора какого-нибудь, который был готов бы отдать за свой народ жизнь. Может быть, я и доживу до этого, а может, меня убьют раньше.

О.ЖУРАВЛЕВА: Чтобы закончить непонятную и таинственную историю с Ямадаевым, вы говорили, что это могут быть некие враги Кадырова, которые его таким образом дискредитируют.

А.ПРОХАНОВ: Может быть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы представляете силы, которые могут таким образом влиять на Кадырова?

А.ПРОХАНОВ: Но по-прежнему же существует подполье, которое еще до конца не ликвидировано – там около 70 или 80 реальных…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, тех людей, которые не любят страну.

А.ПРОХАНОВ: Которые любят свою Ичкерию, «Великую Ичкерию».

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, у них иные представления о судьбе чеченского народа.

А.ПРОХАНОВ: Существует и зарубежное вот это чеченское сопротивление политическое, существует, по-существу – я думаю, что по-прежнему существуют силы, которые готовы взорвать Кавказ и взорвать Чечню. Ликвидация Кадырова или дискредитация Кадырова, или смута в Чечне, которая сейчас стабильная, это даже не Дагестан и не Ингушетия – она на руку тем, кто готов взорвать внутриполитическую ситуацию в России. Почему Кадыров-младший и Кадыров- старший русские государственники, российские государственники? Потому что они добились стабилизации самого грозного, неспокойного и опасного для российской государственности региона Кавказа, Чечни - я перед ними снимаю шляпу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда нужно понять, почему российская официальная элита, официальная власть, за все эти дни, с воскресенья, никак не отреагировала на эту историю. Почему не было поставлен какой-то акцент, какая-то точка - что там, нужно ли там разобраться, или «мы взяли на контроль», или «не позволим посягать на святой» - ну хоть какая-то реакция?

А.ПРОХАНОВ: Мы уже многократно упрекали – не мы, а общественность упрекала нашу российскую элиту в ее некоторой черствости, молчаливости, несвоевременности.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это подозрительно в такой ситуации.

А.ПРОХАНОВ: Вот так устроена наша элита, таков протокол.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ни за Кадырова, ни за Ямадаева никто не сказал ни слова.

А.ПРОХАНОВ: Таков протокол нашей элиты. Сталин вел себя так, Хрущев вел себя иначе. Горбачев, еще не успели никого убить, а он уже всем соболезнования приносил – это просто формы поведения тех или иных властных представителей. А что торопиться? Вылезти с тем. Что я говорю? Ну, считайте, что я говорю от лица Кремля. Считайте, что я делаю кремлевское заявление. Этого довольно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Заканчивается и этот фрагмент программы.

А.ПРОХАНОВ: Давайте еще поговорим – я соскучился.

О.ЖУРАВЛЕВА: наши слушатели тоже соскучились, спрашивают вас обо всем – насколько хрупка власть в современной России, кто будет государем-императором, кто способен на эту роль – видите, сколько прекрасных тем? Но эти темы нам придется осветить после перерыва на новости. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ.

О.ЖУРАВЛЕВА: В программе «Особое мнение», в ее третьей части, Александр Проханов. Еще множество тем, в том числе тех, что прозвучали в недавних новостях – некая группировка взяла на себя ответственность за подрыв памятника Ленину у Финляндского вокзала. Анатолий, инженер из Петербурга, интересуется: «Зачем взорвали памятник Ленину у Финляндского вокзала? Он все-таки занял седьмое место в «Имени России», Царствие ему Небесное».

А.ПРОХАНОВ: Вот видите, какой-то «летучий отряд», который все время летает и все время взрывает какие-то памятники.

О.ЖУРАВЛЕВА: ну, мы раньше не слыхали, чтобы они этим занимались.

А.ПРОХАНОВ: А мои источники в Петербурге, спецслужбы, говорят, что это второе покушение на Ленина, которое совершила праправнучка Каплан. Она мстит действительно Ильичу, - видимо, фамилия, род Каплан, пока он существует, все время будет взрывать Ленина. Но я-то думаю, что это неточный удар. «Летучий отряд» или Каплан, или кто это такое – они нанесли удар просто по постаменту, по истукану, по куску металла.

О.ЖУРАВЛЕВА: По художественному произведению.

А.ПРОХАНОВ: Вырвав у него клок шинели или пальто. Зашьют. Люди зашьют, поставят латку. Если уж взрывать Ленина по-настоящему, то они должны бы пойти взорвать Саяно-Шушенскую ГЭС.

О.ЖУРАВЛЕВА: И все «лампочки Ильича».

А.ПРОХАНОВ: Это вообще памятник Ленину. Эта гигантская плотина имени Ленина, которая является энергетическим воплощением ленинизма, которая питает всю Сибирь своим электричеством. Вот ее надо взорвать. Что взорвали? Взорвали науку советскую, которая имела свое начало в ленинизме.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Мало расстреливаем профессуры».

А.ПРОХАНОВ: Взорвали бесплатное обучение, бесплатное образование – ленинизм. Взорвали Великий ВПК.

О.ЖУРАВЛЕВА: ГОЭЛРО.

А.ПРОХАНОВ: Страну взорвали. То есть, «летучий отряд», который начал свое действие в 19991 г. – мы знали, кто его возглавлял – глава «летучего отряда» был Б.Н.Ельцин, самый летучий, и его окружали все эти летуны из чубайсовской кавалерии – они взорвали почти всего Ленина.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тов.Сталин никак не противоречил ленинизму?

А.ПРОХАНОВ: Тов. Сталин продолжал дело Ленина, создал великую красную империю, ленинскую, он создал все это могущество.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему же он так старых большевиков не любил?

А.ПРОХАНОВ: Там были разные старые большевики. Молотов был не молодой большевик, а старый. Ворошилов тоже был старый большевик – там было много отличных, прекрасных очаровательных старых большевиков, которые даже тов. Сталина пережили. А кто кого не любил? - мало ли кто кого не любил. Важна страна. Он страну сделал, гигантскую империю. А потом стали взрывать Ленина. И вот сейчас взорвали. Я повторяю «летучему отряду». Могу даже дать наводку на эту электростанцию - она на Енисее находится – большая огромная плотина под небеса имени Ленина.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сейчас договоритесь – у нас еще и метрополитен имени В.И.Ленина.

А.ПРОХАНОВ: А он был имени Кагановича? А сейчас имени кого? Он имени Лужкова.

О.ЖУРАВЛЕВА: Безымянный метрополитен.

А.ПРОХАНОВ: Так что Каплан продолжает делать свое дело и взрывает ненавистного ей Владимира Ильича. Ну что, в свое время взорвали Николая Первого, я помню - как только…

О.ЖУРАВЛЕВА: Даже Чижика-Пыжика норовят все время с постамента сорвать.

А.ПРОХАНОВ: Вот Чижика-Пыжика не сметь трогать. Потому что это вещь уже не политическая, а чисто ориентологическая – руки прочь от птиц. За Чижика-Пыжика я сам готов заступиться

О.ЖУРАВЛЕВА: А за голову Русалочки в Копенгагене?

А.ПРОХАНОВ: Ну, видите ли, если я накрою своей грудью голову Русалочки, могут бог знает, что подумать. А Чижика-Пыжика накрою своей грудью – ничего. Скажут, - Проханов за птиц.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. А еще за кого вы интересуются наши слушатели, причем не абы как, а в вопросе о Союзе кинематографистов. Панас из Перми спрашивает: «Как, по-вашему, можно изжить клановость в искусстве, а также в политике и экономике» и «что происходит в Союзе кинематографистов, какие там закулисные игры, какие силы, кого бы вы выбрали председателем Союза», - интересуется гастарбайтер Эмиль Алиев.

А.ПРОХАНОВ: Клановость в искусстве истребить невозможно. Более того, клановость - это форма конкуренции. Искусство – это состязание стилей, направлений, тенденций, эстетик, групп, энергетик, по-существу. Клановость в искусстве, как и в политике, это норма. Без клановости или без направлений нет развития. Что касается случившегося на съезде, я был потрясен этой игрой Михалкова – он настоящий режиссер, действительно. И по-существу, я ему рукоплескал. Вот этот уход его с поста, это напоминало отъезд Иоанна Грозного в Слободу Александровскую.

О.ЖУРАВЛЕВА: Чтобы все прибежали.

А.ПРОХАНОВ: да, потом все прибежали, стали его умолять, а он отказывался, - и правильно делал, - их, этих смердов, надо наказывать, их надо держать в узде, и правильно, что все эти смерды на коленях ползли.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вы за Хуциева на самом деле?

А.ПРОХАНОВ: Вся эта хуциевская братия проголосовала за него. А когда стали выбирать, Иван Грозный предложил избрать царем Курбского, который уже давно был в Ливонии. То есть, Хуциева. Какова режиссура, понимаете? И потом действительно, Никита Сергеевич, с такими адреналинами, полными слез голубыми глазами, он действительно рыдал и плакал – он любит свой Союз, он любит свое кино. И когда весь этот огромный наполненный зал был загипнотизирован, он превратился сразу в кроликов, этот зал, и на трибуне стоял настоящий режиссер.

.О.ЖУРАВЛЕВА: Но он и может быть главой – при таких-то способностях.

А.ПРОХАНОВ: Он настоящий режиссер. Он режиссирует не просто фильмы, он режиссирует эпохи исторические, и поэтому его победа – я считаю, что это победа такого русского ума, русского искусства и русского здравого смысла, которое сумело обыграть все эти бесконечные хитросплетения. Он настоящий витязь, я ему рукоплещу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы следите за событиями, разворачивающимися вокруг нашего любимого города Сочи? У нас там уже масса народа выдвинулась в мэры, там идет какая-то очень сложная перетасовка.

А.ПРОХАНОВ: Я болею за Волочкову.

О.ЖУРАВЛЕВА: Она вчера была у нас в эфире, рассказывала, что хочет сделать.

А.ПРОХАНОВ: Прекрасная, очаровательная. Особенно мне понравилось ее такое самоопределение: «я не просто балерина, я «балерина-плюс» - я думал, что это такое? Может быть, действительно в России «поэт больше, чем поэт», а балерина больше, чем балерина? Да, это балерина-гигант, балерина-Колосс, плюс Волочкова, плюс 45 килограмм лишнего веса – может быть, это имеется в виду?

О.ЖУРАВЛЕВА: Экий вы злой.

А.ПРОХАНОВ: Вообще, если она проиграет в Сочи – это не исключено, - но шансы большие, шансы огромные.

О.ЖУРАВЛЕВА: На проигрыш?

А.ПРОХАНОВ: Они выходят примерно за 15, - это колоссально для Сочи. То, во-первых, она может рассчитывать на место мэра в Нижнем Тагиле – сейчас там встала вся промышленность и черная металлургия, и там с радостью ее примут - тагильцы хотели бы видеть ее мэром – я слышал об этом. И она еще должна знать, что еще выборы не состоялись, но уже злые силы, злые козни, готовят покушение на будущего мэра Сочи – может, это ее остановит? Зачем ей уходить со сцены? Она что, Ямадаев, что ли, какой-нибудь?

О.ЖУРАВЛЕВА: как-то вы очень сложно закрутили - я не разобралась в этом вашем.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, проехали. Тогда еще несколько коротких сообщений на закуску. Знаете ли вы, что в России начался рекордный весенний призыв в армию?

А.ПРОХАНОВ: Знаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас, с одной стороны, демографический провал, а с другой стороны какие-то вероятные цифры заявлены, что мы сейчас столько народу соберем – где возьмут, неизвестно.

А.ПРОХАНОВ: Это потому, что обычным новобранцам наш генштаб – сейчас же грачи прилетели, и они резко увеличили популяцию призывников.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это и есть те иностранные граждане, которых мы будем призывать?

А.ПРОХАНОВ: Это те заморские граждане, да. Они еще не получили права на проживание, но они уже с нами, они уже наши.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, они тут послужат и будут наши.

А.ПРОХАНОВ: Они уже пришли в войска. В основном грачей сейчас берут в ракетные войска и на военно-морской флот.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, вот эта система «Грач» происходит от этого?

А.ПРОХАНОВ: Вы путаете со системой «дрозд».

О.ЖУРАВЛЕВА: Дрозды тоже прилетели? Ну и хорошо. Но на самом деле, если серьезно, как вы считаете, есть шанс у Минобороны собрать столько, сколько они хотят?

А.ПРОХАНОВ: да уже собрали.

О.ЖУРАВЛЕВА: всех? И калечных и увечных?

А.ПРОХАНОВ: да это только так кажется, что калечные и увечные – они все «косят».

О.ЖУРАВЛЕВА: А потом они жалуются, что у них половина с недобором веса и их в армии откармливать приходится?

А.ПРОХАНОВ: Так это хорошо, потому что, скажем, сегодняшние барышни – это я не о вас – они просто умышленно недоедают. Они в детстве насмотрелись на Твигги.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так они и в армию не идут.

А.ПРОХАНОВ: Как? Идут. Сейчас женские батальоны создаются. Это прекрасные, откормленные девахи такие, с крепкими ногами.

О.ЖУРАВЛЕВА: Значит, вы все неправильно рассказали про Волочкову. Волочкова должна тогда не в мэры баллотироваться, а в армию идти генерал-майор была бы.

А.ПРОХАНОВ: да она итак - Старовойтова, когда ее хотели назначить министром обороны, она тогда была в очень хорошей форме, плотная, большая, у нее был крепкий круп. Вот сейчас такой круп у министра обороны Сердюкова. Я считаю, что с министром у нас все в порядке.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда с чем не в порядке? Оказывается, борьба с коррупцией застопорилась – чиновники не могут решить, кто должен проверять их декларации о доходах. Вы верите в то, что мы победим коррупцию в ближайшее время, наконец?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, верю.

О.ЖУРАВЛЕВА: И что декларации о доходах нам помогут.

А.ПРОХАНОВ: Вообще судьба России сегодня не исчисляется закономерностями логическими. Она является предметом верования только, веры. И я верю, что и борьба с коррупцией…

О.ЖУРАВЛЕВА: И Ходорковский победит на суде.

А.ПРОХАНОВ: Я уверен, что Ходорковского мы еще раз увидим в Москве после того, как его опять отправят в Краснокаменск. Вот когда пища заговорит, я буду тогда транслировать ее пророчества. А с коррупцией все равно, рано или поздно, в этом тысячелетии, или в следующем, мы все равно покончим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну и прекрасно. И в заключении поздравляю вас с днем рождения Гоголя сегодняшним – не только с 1 апреля. Когда вспоминаешь о коррупции и прекрасных таких вещах…

А.ПРОХАНОВ: А почему у вас слеза на глазу?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, Гоголь – это святое.

А.ПРОХАНОВ: С первым апреля – это обман. Какая у вас слеза? Вам несвойственно плакать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может, так и есть. Александр Проханов и программа «Особое мнение». Всем спасибо, всего доброго.

Комментарии 2
Прохожий8 лет назад
Америка, оно конешно... Назовите хоть одну войну, в которой США победили. Имеется ввиду война с танками-пушками и т. п.
!8 лет назад
Проханов - это подонок и отморозок.