Сдались на милость победителя (3)

В мире | 8 июля 2009 года, 16:24

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», наш традиционный гость в этот день – Александр Проханов, здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЕВА: И напомню для всех заинтересованных зрителей RTVi и слушателей «Эхо Москвы» номер для СМС - 970-45-45. И кое-какие вопросы по интернету уже пришли. Поразивший меня своей краткостью и емкостью вопрос от Лены из Тель-Авива: «Как вас Гондурас – не беспокоит?»

А.ПРОХАНОВ: Как же не беспокоит? Беспокоит. Это моя мигрень. Потому что Гондурас это страна, где меня чуть не прибили, не пристукнули - лет 25 тому назад, когда шла интенсивная война между Никарагуа и Гондурасом, а я много раз был в Никарагуа, я тогда был сандинистом, и вот это ощущение этой линии фронта, которая проходила по никарагуанско-гондурасской границы, эти постоянные обстрелы, переходы границы то одних, то других, - я не забуду несколько дней, проведенных в пограничном городке Сан-Педро дель Норте никарагуанском, где никарагуанцы тайно переходили границу и углублялись в Гондурас, чтобы через него добраться до Сальвадора и перевезти туда сальвадорским повстанцам оружие, продовольствие, и так далее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но за 20 лет большой прогресс в стране произошел, после войны?

А.ПРОХАНОВ: В Гондурасе? Мы видим, какой там прогресс. Никаких прогрессов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не убили президента. Хотя могли бы.

А.ПРОХАНОВ: Не убили президента? Во-первых, еще есть время для этого, - раз. Потом, если его сейчас свергли, это значит, традиции такого гондурасского авторитаризма сохранились и, смещая такого левого президента они опять восстанавливают традиционной для того времени, 25-летней давности, свой статус - консервативный.

О.ЖУРАВЛЕВА: По-моему, все наоборот - там все очень демократично и замечательно, потому что протесты, которые были - собственно, против чего протестовали люди, которые свергли президента? Против того, что он хотел бы пойти на второй срок, и при этом еще не просто изменить конституцию, а при помощи референдума. Их референдум возмутил.

А.ПРОХАНОВ: Это были не люди, это были военные.

О.ЖУРАВЛЕВА: А военные что, не люди?

А.ПРОХАНОВ: И эта вся демократическая волна была вся в камуфляже с М-16, у них были знакомые мне, очаровательные зверские лица.

О.ЖУРАВЛЕВА: На самом деле давайте посмотрим пошире – Чавес, Америка, - много всяких реакций. Почему это всех так беспокоит? Ну, прогнали своего президента, и бог с ними.

А.ПРОХАНОВ: Потому что латинская Америка находится в динамике потрясающей, латинская Америка левеет, она красная, - вернулся Ортега, Чавес, Кастро не умер, к великому моему счастью, Мексика почти социалистическая - вообще идет смещение Латинской Америки влево. То, что не удалось во времена сандинизма, удается теперь. И Гондурас в этом отношении был страной, которая стояла на очереди – Сальвадор, Гондурас, - они должны стать левыми. И вдруг, в этой левой атмосфере, происходит военный переворот, что, он там хотел изменить Конституцию? Он же не хотел вырезать своих противников, как это сделал Пиночет. Он хотел провести референдум, вынести эту проблему на обсуждение народа. Ну, народ же, по-существу, управляет страной, он главный законодатель, его мнение нужно слушать. Если, допустим, действительно народ бы захотел, то мы оставили бы Путина на третий срок. Но народ наш не захотел, и вот мы имеем теперь президента Медведева. Гондурас – он вернется еще в красное поле, в левое поле. Потому что у Латинской Америки нет другого пути, она вся кипит, - призрак коммунизма он через Европу переселился в Латинскую Америку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Насчет «левизны» не знаю, потому что и Чавес требует вернуть президента Силаю, и Америка, и вообще все на свете хотят, чтобы Силаи вернулся, - всем он нравится. Такое бывает вообще? Кстати, напомню , что сегодня в эфире «Эхо Москвы», в программе «48 минут» как раз о личности Хосе-Мануэля Силая будут говорить - этому посвящена программа.

А.ПРОХАНОВ: Мне очень дороги мои воспоминания о Гондурасе, о заливе фон Секка - это залив, в котором проходит водная граница между Никарагуа и Гондурасом, встреча никарагуанских пограничных катеров, которые поставлял СССР, скоростных, и гондурасских кораблей, обмен очередями – это была прекрасная пора.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, вы желаете Гондурасу еще раз к этому вернуться.

А.ПРОХАНОВ: Я хотел бы очутиться там в то время, а может быть, и в это. Еще раз вдохнуть этот терпкий, едкий, наполненный тропической пыльцой и жаром воздух латиноамериканской революции.

О.ЖУРАВЛЕВА: Латиноамериканкой революции пока вроде бы не произошло.

А.ПРОХАНОВ: Как - не произошло? Я не знаю, где вы провели свой отпуск – пока вас здесь не было, бездна всяких событий произошло, в том числе, латиноамериканская революция – она развивается.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Есть еще одна тема, которая очень волнует наших слушателей. Есть вопрос о визите президента Обамы, который вот-вот сейчас нагрянет. И, например, Николай Макаров из Рыбинска интересуется – «Как вы относитесь к визиту президента Обамы в Москву, что нам плохого от него ждать?» - ждете плохого?

А.ПРОХАНОВ: Только плохого. Визит Обамы в Москву может кончиться катастрофой для России. Все, что происходит вокруг этого визита, все заявления наших политиков и Медведева говорят о том, что Медведев начинает повторять путь Горбачева, затевая новую либеральную Перестройку, он начинает с разоружения. Разоружаться России нельзя. Потому что уровень наших ядерных вооружений критически мал. Американцы, разоружаясь параллельно с нами, наращивают свои ПРО – три позиционных района ПРО уже существуют, четвертый остается в Европе. Достигается такой критически малый уровень русских ракет, который не проникает сквозь американские ПРО. Поэтому американские ПРО удерживают русские ракеты в их ответном ударе по Америке, и оказываются безнаказанными. Недаром эти три знаменитых американских физика в журнале «Форен Эфеарз» говорили, что Россия приближается к такому состоянию, когда США могут безнаказанно нанести по ней ядерный удар. Боюсь, что это может произойти и здесь, в Москве. Я знаю повадки…

О.ЖУРАВЛЕВА: Когда сюда приедет Обама?

А.ПРОХАНОВ: Они же будут переговариваться.

О.ЖУРАВЛЕВА: И мы на все согласимся.

А.ПРОХАНОВ: И мы как всегда на все согласимся.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все сократим?

А.ПРОХАНОВ: Ну, потому что у нас «перезагрузка» и перестройка.

О.ЖУРАВЛЕВА: А это реальная «перезагрузка»?

А.ПРОХАНОВ: Вот если это произойдет, это реальная перезагрузка мы сдаемся на волю победителя. Ну, как еще мы можем?

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы можем упереться и не соглашаться.

А.ПРОХАНОВ: Это мог сделать и Горбачев. Но все, о чем сейчас говорят наши либералы, которые группируются вокруг Медведева, говорит о том, что мы опять вступаем в очередной фазис сдачи наших геостратегических позиций – это очень больно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы продолжим обсуждать темы последних времен и темы дня, в том числе. В программе «Особое мнение» Александр Проханов. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение» и мой гость, Александр Проханов. Александр Андреевич, вы только что говорили, что Америка набирает силу, все страшно, мрачно, и сейчас нас на всё уговорит, и мы останемся слабенькими и беззащитными. Но у Америки тоже есть свои проблемы – она, такая сильная и замечательная, пришла в Ирак и сейчас выводит войска из городов Ирака. И вроде бы там все не очень радужно и не сильно у них получилось то, что они хотели. Какие перспективы у этой ситуации, что будет дальше в Ираке?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, уход из иракских городов это их поражение стратегическое, потому что главные процессы - военные, политические, - проходят в городах, - именно там происходит противостояние. А дороги - это не более, чем коммуникации, которые питаются, или наоборот, прекращают подпитку городских взрывов, боев и городской военной политики. И уход их из городов говорит о том, что они, по существу, уменьшают свой контингент – это их прелюдия вывода вообще из Ирака, это переброска контингентов туда, в Бора-Бора, в Афганистан, - у них войск очень мало и проиграв в Ираке, - они проиграли в Ираке и добились того, что резко усилился Иран со своим влиянием на этот регион, - по-существу, они, уничтожив Саддама, резко усилили Иран. И они, американцы, на самом деле питают иранскую, в том числе, ядерную программу, а не русские. И возвышение Ирана в его победной поступи, региональной, может быть, глобальной, повинны сами американцы. Это говорит о том, что они не семи пядей во лбу, эти ребята.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так может, тогда и бояться нечего – если они такие, даже с Ираком не могли разобраться.

А.ПРОХАНОВ: Чем глупее, тем страшнее. Потому что если американская глупость сложится с нашей глупостью, это будет мировая глупость. Если в результате каких-то политических волнений, или сговора элит к власти в России придет какой-нибудь русский Пиночет вместо элегантного, интеллигентного любителя сайтов, любителя африканских жирафов, Медведева, то этот Пиночет может задействовать российский ядерный потенциал, - по крайней мере, пригрозить американцам его применением, - и уж тогда удар последует непременно, - вот что страшно.

О.ЖУРАВЛЕВА: И так страшно, и сяк страшно получается.

А.ПРОХАНОВ: Вообще страшно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Страшно жить.

А.ПРОХАНОВ: Видите, мы сидим и дрожим перед микрофоном. Но американцы, уйдя из городов, конечно, демонстрируют провал своей политики. Они не удержатся и в Афганистане, потому что сейчас борьба перемещается в Пакистан. А Пакистан это такой черный вар миллионов сильных пассионарных людей, и американская армия и разведка там бессильна. Пакистан это действительно новая мусульманская радикальная атомная сверхдержава. «Аль-Каида» получит ядерное оружие.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще один вопрос, который интересует нашего слушателя, «начинающего предпринимателя», Константина из Москвы. Он предлагает несколько вариантов ответов вам на выбор. «Недавний визит Медведева в Африку – это что? Поиск новых союзников, изменение имперской политики на политику колониальной империи, попытка понять психологию Обамы на его исторической родине, или просто отпуск президента и его окружения за счет налогоплательщиков?» У вас есть свой вариант?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, Медведев, поехав в Африку, хочет встроить Россию в семью цивилизованных народов. Он хочет окружить Россию наконец-то настоящими интеллектуалами, настоящими просвещенными нациями и создать для России такую благоприятную, адекватную для ее сегодняшнего уровня, среду. Конечно, России тесно среди европейцев.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мрачных, замшелых.

А.ПРОХАНОВ: Среди традиционной европейской, пережившей этот унылый Ренессанс, эту классику, этот эллинизм и эту римскую пору - вот эта европейская цивилизация, - ему хочется туда, в край непуганых птиц, в эти сельвы, на эти озера, в этот буш. Кстати, меня сегодня все время тянет на воспоминания – когда он был в Намибии и встречался с Сэмом Нуемой, уже отставным президентом, он и теперь, Сэм, выглядит великолепно, - восхитительный огромный великан колоссального роста. Белозубый, с сияющими глазами. А там же, в Африке, живут и пигмею тоже – маленькие люди, народности, которые, видимо, пережили какую-то огромную родовую интеллектуальную катастрофу и этот Сэм. Я никогда не забуду, когда мы с ним - он был тогда моложе, тоже на 25 лет, в камуфляже, мы сидели с ним в блиндаже подземном, пили водку и мы пели песню «День Победы порохом пропах». Это был юг Анголы, юг провинции Кунены, где находились лагеря партизан, повстанцев намибийских. И там, под землей, были госпитали, оружейные мастерские, штабы, казармы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы – романтик.

А.ПРОХАНОВ: И оттуда они, и я вместе с ними, уходили в Намибию, там подрывали водоводы и ЛЭП, ведущие в Инхуку. И он был великолепен.

О.ЖУРАВЛЕВА: А сейчас, с Медведевым – как вам показалось?

А.ПРОХАНОВ: Причем, что меня поразило тогда, - я продолжу, - что такое настоящий вождь, настоящий «отец наций», настоящий президент, который свою власть не находит на дороге как кошелек, а берет ее в сражении, в жертвах – он именно таков, именно такой президент, который взял эту власть одним из последних великих африканцев, который дождался часа своей победы. Это была такая большая, огромная, выжженная солнцем поляна с одиноким деревом, бросавшим легкую тень. Под этим деревом мы сидели с Сэмом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы же до этого сидели в блиндаже?

А.ПРОХАНОВ: А потом мы вышли из блиндажа.

О.ЖУРАВЛЕВА: И сели под дерево.

А.ПРОХАНОВ: Потому что угроза налета "импал" и "канберр" южноафриканских, пропала. И был устроен парад. Был какой-то день Намибии. Это был поразительный парад. Первым на этом параде везли коляски, на которых сидели инвалиды - они только что вернулись из рейда раненые, перевязанные головы, с подтеками крови. Потом шли герои, рыцари гвардии, с автоматами Калашникова, под знаменем. Потом шли женские батальоны - и женщины воевали. Потом шел народ, шли старики, женщины с детьми на руках – это были беженцы, которые символизировали народ в изгнании, народ в походе военном. А потом состоялся танец вот этих нумибийских танцоров, которые перед Медведевым танцевали. Но здесь они танцевали свои «там-тамы» - просто топали голыми пятками по земле, а там они танцевали танцы, в которых изображали, как нужно отбиваться от атаки самолетов атакующих, как нужно минировать дороги – в этих танцах, как нужно перевязывать раны раненым. То есть, они этими африканскими, реликтовыми, древними своими мистериями одновременно обучались.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так же, как и сцены охоты исполнялись.

А.ПРОХАНОВ: там была уже не охота, а была война. И этот великолепный вождь, Сэм Нуема, смотрел на свой народ. Я думаю, он думал, доживет ли он, Сэм, до победы, вернется ли он триумфально в Инхук? Слава богу, что он вернулся – я его очень почитаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: А Медведев не мог напитаться этими «токами»? Может, он за этим ездил?

А.ПРОХАНОВ: Я очень надеюсь. Я смотрел его сайт – он действительно фотографировал львов, жирафов, носорогов, очень хорошо у него выходили обезьяны, которых он фотографировал. И, может быть, вот это общение с первозданной африканской природой, это фото-сафари, конечно, внесло какое-то облегчение в его тяжелую, ужасную работу здесь. Потому что, конечно, в России не до жирафов, он здесь живет среди каких-то троглодитов ужасных, среди крокодилов от бизнеса. И для него это, мне кажется, было отдохновением - я его очень понимаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы про бизнес вспомнили - у нас тут масса всяких бизнес-историй – у нас то Медведев поучит, как нужно вести бизнес, то Путин пойдет, наведет порядок с ценами в магазинах, то еще что-нибудь такое интересное произойдет.

А.ПРОХАНОВ: А что делать, если никто другой не учит? Мы с вами чем занимаемся? Так, лясы точим. Вот я с Кобаладзе здесь подружился у вас, - действительно, хоть колбаской угостил бы. Наверное, рачительный хозяин.

О.ЖУРАВЛЕВА: Путин тоже хотел, чтобы его колбаской угостили, только цены были высоки.

А.ПРОХАНОВ: Хоть образочек бы колбасы преподнес – нет. Вот дождался, что теперь оставили его без колбасы.

О.ЖУРАВЛЕВА: А это вообще какой-то знак? Для чего это делают эти люди?

А.ПРОХАНОВ: Это знак того, что В.Путин начал свою предвыборную кампанию.

О.ЖУРАВЛЕВА: А Медведев чего сделал? Свою предвыборную кампанию начал?

А.ПРОХАНОВ: Он на это время даже может, устранился, уехал в Намибию. Но то, что Путин так мощно и резко начал свою предвыборную кампанию – с Пикалева, где он выдрал Дерипаску, к великому восторгу его будущих избирателей – это было восхитительное зрелище, я сам даже на какой-то момент поверил, что это было все настоящее, а не театральное действие. Потом, конечно, с Черкизовским рынком было просто восхитительно – показать Лужкова и марка Захарова, которые благодарят этого тата азербайджанского, который построил себе дворец где-то в Анталии – это тоже было восхитительно. Народ просто выл от восторга.

О.ЖУРАВЛЕВА: НО Черкизовский рынок может уже и открыться на этой неделе.

А.ПРОХАНОВ: Может. В России все может быть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Говорят, что там сейчас проведут санитарно-гигиенические мероприятия и все откроется. Так кто победит в такой ситуации?

А.ПРОХАНОВ: И казино могут открыться завтра, и более того, их число может увеличиться втрое в Москве. Россия это вам не Намибия, в России может произойти все: сначала все свернуться, все исчезнуть, а потом возродиться в новой красоте и величии. Я, кстати, сейчас ехал мимо казино и заметил, что там вся эта эмблематика, все эти павлиньи перья, эти драгоценные короны – они все становятся еще более роскошными – туда засыпают бриллианты, там больше позолоты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Неправда. Везде по телевидению показывают, как на всех дверях казино написано: «Казино закрыто на веки-вечные».

А.ПРОХАНОВ: Ничего подобного.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет? А вы вообще часто посещаете игорные заведения?

А.ПРОХАНОВ: Когда вас не было, эти две недели, я не вылезал из казино. Я спасался только рулеткой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Проигрались в пух и прах.

А.ПРОХАНОВ: Поэтому я и пришел пустой, без колье бриллиантового для вас.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как обычно. Традиционно. Но если серьезно – такие истории имеют какие-то экономические последствия? Говорят, что налогов не так много казино приносило.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю – мне кажется, что в России любой экономизм связан с политикой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какая политика – закрытие казино? Кому лучше?

А.ПРОХАНОВ: Любая политика связана с президентами. Президент демонстрирует - вчерашний президент, и может быть, завтрашний президент, В.Путин, - демонстрирует волю, заботу о моральном состоянии народа и общества, бьет по самым больным и страшным местам, по кавернам. Ведь Черкизовский рынок это не просто место, где люди заражают друг друга СПИДом, где казнят неповинных бомжей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы уже рассказывали в этой студии о том, что это ад.

А.ПРОХАНОВ: Это инфернальное место, это символ русской беды. То есть, тот, кто уничтожает Черкизовский рынок, он как Георгий Победоносец, он вонзает копье в ухо змия.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы знаете, что Лужков сегодня заявил, что рынок был федерального подчинения, и Москва к нему отношения не имеет? Институт физкультуры сдал в аренду, живет рынок там своей жизнью, и Москва тут совершенно ни при чем.

А.ПРОХАНОВ: Конечно. И то, что Лужков танцевал «Семь Сорок»

С этим татом, это тоже результат давления на него центра.

О.ЖУРАВЛЕВА: А это его личная жизнь.

А.ПРОХАНОВ: Он дико упирался, прежде, чем придти на эту презентацию, как, кстати, и Марк Захаров, который славил этого Тельмана, или ТельмАна, которого сейчас почему-то так называют, как величайшего просветителя, величайшего гения, как Марка Аврелия. Это было восхитительное зрелище. У меня даже есть этот ролик, и теперь, когда я слушаю про Марка Захарова, как ярого анти-сталиниста, я всегда включаю этот ролик и понимаю, что это его кумир. Сталин для него враг, а вот Тельман. Тат для него идеал человечества. И конечно, Юрий Михайлович тоже, под давлением федерального центра был на этом золотом вернисаже. Конечно, все, что ужасного творилось в Москве, включая расстрел Дома Советов в 1993 году – к этому он никакого отношения не имеет. А все прекрасное – все эти концерты Кобзона, памятники Церетели – здесь он тут как тут.

О.ЖУРАВЛЕВА: В общем, вы ни во что не верите.

А.ПРОХАНОВ: Я скептик.

О.ЖУРАВЛЕВА: никаких надежду вас нет, и казино откроют, вы считаете.

А.ПРОХАНОВ: Есть.

О.ЖУРАВЛЕВА: И рынок откроют, и будет нам всем счастье.

А.ПРОХАНОВ: Нет, у меня есть большие надежды - с огромным опозданием, с огромными издержками, В.В.Путин вернется во власть. Не просто вернется, а к тем ценностям, которые он провозгласил в первые два срока своего правления – то есть, имперская политика России будет продолжена.

О.ЖУРАВЛЕВА: Валерий из Бессоновки: «Эх, Александр Андреевич, доведете вы и нас до «там-тамов» - пока вы нас довели только до перерыва - небольшая пауза в программе «Особое мнение», никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение» и наш гость, Александр Проханов. Вы, конечно, большой романтик всяких военных конфликтов, но у нас и на нашей собственной территории тоже все время что-то происходит, и очень похожее на войну, в общем. В частности, громкий теракт в Ингушетии, покушение на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова - сейчас идет постоянный поток, появляются какие-то заявления со стороны следствия, что как кандидат рассматривается лидер чеченских боевиков Доку Умаров и его подчиненные, и все прочие, что происходит вообще? Ингушетия, к сожалению, не единственное место, где происходит вот это самое, вообще весь Кавказ в каком-то очень большом напряжении. Ваши комментарии по поводу покушения на Евкурова?

А.ПРОХАНОВ: Они косвенные. Я сейчас не буду анализировать борьбу элит, кланов, - это все очень тоскливо. Тут меня поразила одна вещь, смотрите - Мурат Магомедович Зязиков, с которым я имел честь вчера познакомиться - он нанес мне визит в редакцию – кстати, я был очарован этим человеком, - блистательный, умница, интеллектуал, историк, доктор наук, офицер, воин и государственник. Кстати, в его роду несколько поколений были награждены Георгиевскими крестами, - они всегда служили империи. Предки и он тоже, он государственник. И смотрите – он был демонизирован либеральной прессой, он был превращен в исчадие ада, как до этого, кстати, и Рамзан Кадыров, а потом к Кадырову смягчились по ряду причин. А Зязиков был демоном, на него сваливали вину за все, - стоит ему уйти, - говорили, - как там восстановится мир. Он ушел, и его предшественника убили через несколько месяцев. Я, кстати, может быть это некорректно, но я поздравил его, сказал, что с ним обошлись ужасно, как с президентом – досрочно, давление страшное, его, по-существу, выдавили из этого кресла федерального центра. Нет худа без добра – он сохранил жизнь для будущих поступков.

О.ЖУРАВЛЕВА: Во-первых, Евкурова еще не убили.

А.ПРОХАНОВ: Но взорвали. Этот заряд мог придтись на Зязикова – кстати, его взрывали, обстреливали, покушались, - он прошел через все это. Значит, не Зязиков виноват во всем этом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но он вам рассказал о том, что там на самом деле происходит?

А.ПРОХАНОВ: Это не расскажешь, это можно только на пальцах показать, как летчики показывают, как в пике все идут и как падают. И я думаю, что возмутителем спокойствия является не Зязиков, там другие силы, там другой реванш. Ведь Ингушетия это республика, которая была базовым районом, питавшим Басаева, впервые русскую колонную, идущую на Грозный, обстреляли в Ингушетии. Оффшорная зона, она была зоной, которая подпитывала боевиков, там отмывались деньги. Недаром Рамзан Кадыров так обеспокоен ситуацией в Ингушетии настолько, что он готов, грубо говор, вмешаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вообще это единый регион по состоянию, настроению, - Ингушетия, Дагестан, Чечня?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Это, конечно, очень разные регионы, чрезвычайно пестрые регионы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сегодня в Дагестане, в Дербенте, совершено нападение на отдел милиции – там тоже все непросто.

А.ПРОХАНОВ: Это регион внутренне конфликтный, там все друг с другом внутренне сражаются, воюют. И только имперская политика – царская, а потом сталинская, - примирила эти противоречия.

О.ЖУРАВЛЕВА: А примирила?

А.ПРОХАНОВ: Примирила, потому что эти народы получили возможность развиваться, получили свою интеллигенцию, свою промышленность, свои университеты. Их влили в общий поток имперский.

О.ЖУРАВЛЕВА: А сейчас что происходит?

А.ПРОХАНОВ: А сейчас нет имперской политики, и империя распалась, и вся эта мозаика Кавказа разболтана. Потому что в эту мозаику входила и Грузия, и Армения, и Азербайджан. Вот этот кавказский мир – это целая сложнейшая фреска, которую российская империя создавала веками. Но когда из этой фрески, из этой мозаики, выбивается маленький фрагмент, все начинает шататься, все сыпаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кто может объединить это все?

А.ПРОХАНОВ: Империя. Только империя, и они сами это понимают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это не личность, это идея?

А.ПРОХАНОВ: Это идея, которую должна продуцировать группа личностей. Более того, этими личностями могут быть кавказцы. Кавказцы сильны и для самих себя и для империи, когда их Москва приближает, когда поручает им самые ответственные поручения.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, Кадыров в данной ситуации, например?

А.ПРОХАНОВ: Кадыров, Багратион, тот же Сталин, черкесы, чеченцы были всегда… - последний, кто не предал царя Николая Второго и не отказался от присяги, был не русский человек, это был кавказский человек, или даже не кавказский – по-моему, он был чуть ли не бухарский, в общем, человек из Азии - он сохранил честь, он не предал государя, он был готов за него умирать. Поэтому кавказцы в имперском контексте – удивительные люди, отважные, смелые, благородные, талантливые.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они должны составлять президентскую гвардию, в таком случае.

А.ПРОХАНОВ: Они должны составить не только президентскую гвардию, они должны войти в ансамбль русской имперской элиты. А сейчас они выдавлены. Сейчас им предоставлена абсолютная геостратегическая свобода и худшие из них приходят в Москву как абреки – захватывают рынки, захватывают криминальный бизнес. Но и среди них есть гениальные люди, действительно, настоящие имперцы. Поэтому я думаю, что кавказская проблема решается только в контексте имперской доктрины.

О.ЖУРАВЛЕВА: В контексте имперской картины Магомет, «торговец цветами» из Москвы: «Каковы шансы у президента Кадырова стать президентом России?»

А.ПРОХАНОВ: Никаких.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вообще?

А.ПРОХАНОВ: Нет, есть, - например такие же, как и у моего друга, Торговца цветами. Думаю, что даже у Торговца цветами больше шансов стать президентом России, чем у Рамзана. По одной простой причине – видимо, Торговец примеряет на себя порфиру московского царя, а Рамзан нет. Он слишком опытный политик.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы уверены в этом?

А.ПРОХАНОВ: Я убежден. Он даже на самом деле не пойдет в Ингушетию – это невозможно, и он это понимает. Потому что Рамзан Кадыров не дитя – это политик. Политик, который ведет сложнейшую политику в момент национальной трагедии, трагедии своего народа. Он вынимает свой народ из этой бездны, куда он упал. И на это ему не хватит своей жизни, как не хватило жизни его великого отца и не хватит его собственной жизни. Поэтому это все домыслы, спекуляции, - лучше цветами торговать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда еще одна история, которую хотелось бы с вами обсудить - вынесение приговора по знаменитому и громкому делу - Довгия осудили на 9 лет колонии строгого режима и, соответственно, он признан виновным в получении взятки в 750 тысяч евро и превышении должностных полномочий. Как заявил адвокат Довгия. Юрий Баграев, «убийцам дают меньше, чем человеку, который пошел против власти». Довгий пошел против власти, или все-таки там действительно дело не чисто?

А.ПРОХАНОВ: Не мне судить, я не был взяткодателем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какие-то ваши личные эмоциональные ощущения

А.ПРОХАНОВ: Слава богу, меня господь хранил от общения с прокуратурой. Но у меня странное ощущение - я был под впечатлением интервью, которое он дал Хинштейну, а Хинштейн это же «Единая Россия», это не рядовой член, это рупор, это в своем роде эмблематический человек. «Единая Россия» поручает, - явно или неявно - Хинштейну ведение очень сложной политики, гласной политики. И, по существу, мнение Хинштейна отчасти является мнением «Единой России». И Хинштейн взял интервью у Довгия, в котором Довгий обвинял своих начальников в страшной коррупции - в страшной. И сейчас Хинштейн страшно поражен этим, он симпатизирует несчастному Довгию. И это говорит о том, что власть наша расщеплена, что мнение «Единой России» не является мнением Генеральной прокуратуры, а мнение силовиков, которые стоят за «Единой Россией» - с этим мнением не считается ни Минюст, ни прокуроры, - то есть, это разбалансировка. И о чем говорил Довгий? О том, что Бастрыкин заставил его сфабриковать два дела – дело Сторчака и дело моего друга, Александра Бульбова, генерала. И вот, что интересно – я не знаю, так это или не так, - но с приходом Медведева либерал Сторчак, правая рука Кудрина - на свободе. А силовик, человек консервативного крыла, Бульбов, все еще томится в каземате, - несмотря на боли и на хвори. Это тоже говорит, что отношение наших юридических и правоохранительных органов – оно формируется политическими мотивами и политической ситуацией в Кремле. Это все довольно противно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще на тему противного, - Сергей Фролов, механик: «Александр Андреевич, как вы считаете, ситуация в России может ухудшиться уже этой осенью, и возможна ли смена власти при этом?» - в роли Пифии вас очень любят наши слушатели.

А.ПРОХАНОВ: Думаю, что регресс продолжается, ситуация ухудшается не просто экономически – это было бы полбеды, - она ухудшается концептуально, многоаспектно, ухудшается морально, например. Чем страшнее ситуация в экономике, тем ужаснее и омерзительнее ведет себя элита – устраивает оргию на «Авроре», создает этот ужасный прецедент с золотым дворцом, построенным на костях в Черкизовском рынке.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может быть, нам раньше просто этого не показывали?

А.ПРОХАНОВ: Грефу в период кризиса дарят «Майбах». То есть, как только президент предостерегает своих чиновников, слуг вести себя корректно, быть по отношению к народу корректнее, элита пускается во все тяжкие, она плюет на предостережения верховной власти, плюет на народ, плюет на этику, она пошла вразнос. Это Рим времен не просто упадка, а времен подхода к стенам Рима Атиллы. И это все нарастает как снежный ком, как страшный снежный ком.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы ожидаете смены власти?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что и в 24-м веке у нас будет президент Медведев и премьер Путин, - как я могу ожидать смены власти?

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Проханов в программе «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго.

Комментарии 3
Изя8 лет назад
+ мильён! Редкая цволачь! Прославитель войны в Афгане! Любимец ВПК и ГКЧП! Падло, одим словом! Вотъ!
наталья8 лет назад
Спасибо Александру Андреевичу, все верно ,все правда, не в бровь,а в глаз.Послушаешь его, почитаешь статьи его , и жить хочется, чувствуешь себя умным человеком,а не ограниченной домохозяйкой. Здоровья ему и благополучия, чтобы было кому вселить в нас уверенность и оптимизм,
Насреддин8 лет назад
Проханов редкий мерзавец и подонок, враг России. Будь его воля, Россия была бы концлагерем.