Не вижу проблемы

В мире | 6 апреля 2010 года, 14:29

Мне кажется, у нас парламентарий - профессия молодая, и еще не выработано понимание того, что если депутат высшего законодательного собрания страны вносит какой-то законопроект, то он, конечно, должен быть очень тщательно выверен, продуман, обсужден с экспертами. Потому что я думаю, что любые эксперты, кто занимается этим вопросом, сказали бы, что депутат ломится в открытую дверь. Д

остаточно давно в нашей стране, как и в других, принято такое негласное решение - не предоставлять террористам возможность вещать в прямом эфире. Хотя это не универсальное правило. Скажем, арабский канал «Аль-Джазира», если бывает такое редкое мероприятие, Усама Бен Ладен присылает свои видеообращения, они все равно его показывают. И все смотрят, потому что всем интересно. Но решили, что этого не надо делать.

Это справедливо. Ну, во-первых, спецслужбы всегда подозревают, что в этом видеообращении может быть зашифрованное послание к своим сторонникам, некий сигнал действовать. Ну, они всегда это подозревают и имеют право подозревать. Даже надо, чтобы они подозревали. Это первое. Второе: в этом действительно есть пропаганда. Мы даем возможность преступнику обращаться к людям, на которых он может произвести впечатление. Этого не делается. Но СМИ обязаны сообщать о том, что происходит. Они должны рассказать, что теракт произошел. Они должны сообщить, какие есть версии. И если какая-то преступная террористическая группировка сообщает о том, что она взяла на себя ответственность, СМИ обязаны об этом сообщить. Это позволяет обществу правильно ориентироваться. В этом задача журналистов. И снимать с них этой обязанности нельзя.

Ну, то есть можно, конечно, вернуться к ситуации - я как человек постарше вас помню, когда вообще ничего ни о чем не сообщалось. Но не уверен, что даже уважаемому депутату этого хотелось бы, потому что в таком случае о его предложении тоже сейчас ничего бы не рассказали, а сообщили бы только в том случае, если бы эта поправка была принята. Не думаю, что ему это понравилось бы.

Думаю, что это неправильно. Такая информационная политика в свое время привела, в общем, к упадку нашего государства. Думаю, что, наоборот, в этой сложной ситуации возможность анализировать, включать экспертов в это поле, обсуждать - единственный путь к борьбе с террористами. Опыт показывает.

Шлегель также приводит в пример не только телевидение, федеральные СМИ, но также и интернет. И действительно, в поисковой системе Google на сервисе YouTube висит до сих пор, насколько я понимаю, обращение Доку Умарова полностью просто.

Это более сложная материя. Я, конечно, в этом смысле не очень современный человек и нечасто обращаюсь к интернету. Вы знаете, я со старыми книжками вожусь и с документами в основном. Конечно, в интернете есть очень много, чего мне, например, не нравится - всякая ругань, грубость, бог знает что. Это действительно есть. Но я всякий раз для себя взвешиваю на весах: да, вот мне бы хотелось это убрать, но готов ли я выплеснуть вместе с водой и ребенка? Потому что преимущество интернета как свободной системы информационной колоссальны. Готов ли я пожертвовать этой системой? Нет, не готов. Мне кажется, идти надо по другому пути. И такой путь есть. И у правоохранительных органов есть для этого все возможности. Это точечное изъятие очевидно преступных сайтов, закрытие их.

Все возможности есть, и во всем мире специальные службы этим занимаются, и никто особо даже не жалуется. Просто это работа такая. Ею надо заниматься. Она непростая, она нелегкая. Ну и что же делать? Легких работ мало вообще. Сравнить с тем же шахтером - полегче будет. Надо не жаловаться и не на митингах выступать по этому поводу, а находить эти сайты, их закрывать, возбуждать уголовные дела и так далее. Не вижу проблемы, честно говоря.

Комментарии