После первой сотни (6)

Политика | 7 февраля 2012 года, 19:51

Несмотря на то, что в 11-й парламент и третье правительство Домбровскиса вошла партия, проповедующая почти мессианские реформы, первые 100 дней в госуправлении страны не принесли никаких радикальных изменений.

Писать о первых ста днях работы третьего правительства Валдиса Домбровскиса ("Единство") скучно. В целом, правительство работало адекватно своим возможностям. Валдис Домбровскис - администратор гораздо лучший, чем политик - он оказался долгожителем на должности премьер-министра, и сейчас нет даже намека на хоть одного сколько-нибудь серьезного его конкурента. Что касается министров, то в целом в этом правительстве они ничуть не хуже, чем в предыдущих. Никто из них не выглядит неспособным выполнять свои обязанности по крайней мене на минимальном уровне своих компетенций. На самом деле это немало, учитывая качество человеческого капитала в нашей политике. Это правительство может продержаться значительный период времени, и возможно даже повлиять на развитие нашей страны.

Гораздо более трудным вопросом является следующий: чем нынешнее правительство Домбровскиса принципиально отличается от предыдущего? Судить об этом рано, однако первичный вердикт однозначен: отличия нет. Конечно, в этот раз не слышно никаких коррупционных скандалов, можно найти лишь обрывочные сплетни о дележке кресел и месные дрязги о раздаче привилегий "за голубые глаза". Миф о разительном отличии в работе правительства в определенной степени поддерживают масс-медии. В СМИ долгожданное формирование правительства само по себе было представлено великим политическим достижением, и масс-медиа отмечают, что хотя бы поэтому нынешнему "правовому правительству" уже нужно выражать симпатии. Однако есть ли основание для подобных симпатий, по работе в первые 100 дней судить рановато, и я оставляю за собой право сомневаться в этом.

Дела и проделки

Первые сто дней правительства являются не только тем временем, когда традиционно стоит воздержаться от критики в адрес правительства. Это также то время, когда становится возможным осуществить быстрые и непопулярные реформы. Послевыборная легитимность дает такую ​​возможность и потому, что выбранный политик еще не надоел своим избирателям, как и потому, что другие политические фигуры (группы по интересам, госслужбы, парламентская оппозиция) еще не успели объединить свои силы для противодействия. Кстати, именно такое поведение стало секретом успеха Михаила Саакашвили. В 2004 году он быстро и успешно провел свои реформы и, как следствие, Грузия все еще находится впереди Латвии по части реформ. А после будет уже слишком поздно.

К сожалению, опыт показывает, что если реформа не была осуществлена сразу после выборов, то, скорее всего, осуществлена она уже не будет никогда.

И, несмотря на то, что 11-й парламент и третье правительство Домбровскиса на выборах вошли под эгидой реформ, за первые 100 дней в госуправлении радикальных изменений не произошло. Это подтверждают и доклады о первых результатах работы как правительства, так и отдельных министров. Взять, к примеру, Министерство экономики, где "Партия реформ Затлерса" (ПРЗ) обещала показать класс. В итоге нас ознакомили с возможными событиями, которые могут произойти к 2013 году при выполнении ряда условий: может быть, мы снизим налог на добавленную стоимость на два процента, и может быть, мы получим финансирование для профессиональных школ. Короче говоря, масштаб понятен. Но главная проблема, как кажется, заключается не в отсутствии у слуг народа воли к осуществлению реформ. Скорее, это систематическая проблема: сильной волей обладают абсолютно аполитичные люди, которые на белом коне Затлерса въехали в министерские кресла. Они вдруг обнаружили, что, вещи, которые до недавнего времени казались черезвычайно элементарными, на самом деле оказались гораздо более сложными и тонкими. Таким образом, недавние революционеры сейчас усердно создают рабочие группы, формируют "структурированный диалог" и разрабатывают стратегии тех реформ, которые они могут осуществить реально хотя бы в недалеком будущем. А "Единство", уже ставшее вполне нормальной политической силой со всеми своими достоинствами и недостатками, стремительных реформ никому и не обещало.

Это не означает, что правительство не сделало ничего хорошего. Выбранный латвийским правительством курс, ориентированный на подписание финансового договора, вполне логично вытекает из нашей внешнеполитической стратегии и, следовательно, сам собой разумеется. Вопрос нулевых деклараций столь мутен, что его сдвиг с нулевой точки уже достижение, даже со всеми своими сомнительными "черными пятнами". Экономия на компенсируемых медикаментах тоже активно приветствуется. Короче говоря, в нынешнем правительстве достаточно людей, которые хотят без лишнего шума и пыли добиться успеха в столь узких политических рамках. И это радует. А что касается идеологических установок, то нынешняя коалиция, очевидно, под руководством видения ПРЗ, продолжит разрушать парламентсое представительство в пользу различных инструментов прямой демократии - референдумов на всех уровнях, отзывов муниципальных советов, сбора подписей и тому подобного. Я уверен, что детское преследование демократии поддерживается лишь желанием отомстить всему парламенту в целом за грехи, совершенные коалицией Калвитиса, и это не совсем разумно.

Среди всех министров однозначное первое место во всех рейтингах популярности занимает министр образования и науки Роберт Килис. Здесь стоит совершенно серьезно отметить, что этот министр использует новые и разнообразные современные методы работы, и будет интересно посмотреть на практические результаты его деятельности. Этот стиль четко ориентирован на повышение легитимности своей персоны путем создания вокруг громкого шума и оповещая широкой публики о своих идеях, что не является традиционым поведением латвийских политиков, которых скорее характеризует застенчивость.

Древний, столь древний

Если кто-то задаст вопрос, почему здесь ничего не написано про предстоящий референдум и эскалацию межэтнических отношений, то ответ прост. Это все слишком тривиально и предсказуемо для того, чтобы даже тратить на это чернила. Очевидно, что свинская инициатива Линдермана настолько взволновала нашу политическую элиту, что часть нашего активного гражданского общества стало воспринимать референдум как праздник песни и пляски, словно огромный и эмоциональный апофеоз нашего национального самоуважения. Однако в этой суете никто и не задумался о том, как мы пришли к такой жизни, и что эта ситуация может сделать для нас хорошего? Естественно, что инициаторы референдума руководствовались весьма низменными мотивами. Однако, если дальнейшая этнополитическая стратегия латвийских политиков заключается лишь в том, чтобы образно говоря, "вывести всех вшей", то о чем тут еще можно говорить... Все и так ясно.

В середине 1980-х польский дисидент Яцек Куронь сказал, что коммунизм в Польше может закончиться двумя путями - естественным и сверхъестественным. Естественный - это если с небес спустится Архангел Михаил с мечом в руке и перебьет всех коммунистов. А сверхъестественный - это если все они сами просто уберутся восвояси. Также и в Латвии конфликт между русскоговорящими и латышскоязычными жителями можно урегулировать двумя способами. Естественным - это если с неба на светящемся облаке спустится Громовержец и волшебным образом заставит всех полюбить друг друга, прямо как во "Сне в летнюю ночь". А сверхъестественный - это если представляющие стороны политики сядут за круглый стол и попробуют найти способ, как остановить бессмысленную конфронтацию. Вероятно, придется смириться с тем, что в нашей жизни не осуществится ни один из этих сценариев и, в конечном счете, возня преобретет еще более идиотские формы - начнутся бесконечные референдумы и экзальтированная ругань. Сегодня обе части общества явно выбрали путь конфронтации, и все мы должны молиться, чтобы это не привело к крайнему радикализму. В этом состоянии уже некоторое время находится Нил Ушаков, и туда же рвутся и другие латвийские политики. Это и есть та самая ситуация, когда лучшим участием в политической жизни становится возможность просто помолиться за них, поставить свечу - и не важно, будь то в православной или католической церкви. Любые земные силы здесь уже бесполезны.

*Ивар Иябс - политолог

(Мнение публикуется в сокращении, полную версию можно прочитать на портале Politika.lv. Перевод Mixnews.lv)

Комментарии 6
Alex5 лет назад
А мне понравился анализ ситуации,даже вышедший за рамки 100 дней Домбровскиса.Я не оговорился,его свита малоинтересна.Насчёт Килиса-да,надо посмотреть.Общее ощущение-в нашем болоте что-то происходит.Думаю после референдума оно быстро успокоится,до следующего раза.А ещё отмечаю идеальный русский в этом анализе(переводчик?)
петр5 лет назад
конечно, можно присвоить себе всякие "умные" титулы, типа политолога или эксперта оккупационных наук. но прикидываться умным трудно, первая же сказанная фраза сразу сразу выдаст. ну не надо никаких чудесных решений! надо признать очевидное: вторая латвийская республика двухнациональная и двуязычная. смотри данные по этническому составу населения и по тому, на каких языках это население разговаривает. и на основании признания очевидной действительности признать русский язык государственным. всё, вопрос решён. а не понимающий окружающей действительности суть слабоумный и неправоспособный. ему суд назначает опекуна. а призывающий к национальным чисткам, к этнически чистой республике, суть нацист, его место в тюрьме.