Было интересно! Семь предвыборных тенденций

Выборы-2010 | 13 октября 2010 года, 16:02

Прошедшие четыре месяца стали для меня источником постоянного веселья, полным разных интересных тенденций, которые свидетельствовали о чем-то новом. Мне кажется, таких тенденций было семь. Осознанно представляю их здесь в произвольном порядке.

1. "Цивилизованность" кампаний, соблюдение границ закона.

Первое, что вызвало удивление по сравнению с событиями 2006 года: несмотря на высокие ставки, партии не сделали ничего такого, что заставило бы усомниться в законности выборов. Отдельные партии потратили очень большие суммы, чтобы увеличить свои шансы. Вероятно, в случае необходимости они нашли бы еще больше, однако все стремились остаться в рамках закона.

Не обошлось без мелкого жульничества, например, плакатов с Сандисом Озолиньшем за день до выборов. Но, по сравнению с 2006 годом, масштабы были незначительны.

Настоящей проблемой стало содержание СМИ. Аудитория крупнейших русских изданий была подвержена основательной промывке мозгов в пользу "Центра Согласия" и "За лучшую Латвию". Но, похоже, эффект скрытой рекламы оказался не столь велик, как можно было ожидать. В отдельных случаях все это разозлило избирателей и привело к дополнительным "минусам".

2. Интернет как заменитель традиционных СМИ и усилитель качественного содержания.

Возможности интернета позволяют людям найти и очень быстро поделиться с другими полезной и качественной информацией. К тому же, эту информацию можно обсуждать, чтобы понять, насколько она заслуживает доверия. Некачественное содержание (например, партийная пропаганда без ценной информации) в таких условиях просто "фильтруется".

Это процесс взаимного просвещения и роста, который не был возможен во время расцвета "традиционных СМИ", когда реплики читателей все же подвергались централизованному диктату и фильтрации. К тому же, потребители не были объединены в общую дискуссионную "сеть". Это еще надо доказать эмпирически, но я предполагаю, что возможности интернета снижают эффективность промывки мозгов. Если телевидение или газета превращается в часть машинерии пропаганды, доверие к ним и их влияние снижается как никогда быстро, ведь человек, который интересуется политикой, теперь больше общается с другими, и у него есть возможность получать информацию из альтернативных источников, например, из интернета.

3. Более качественная "публичная сфера": дискуссии, оценка кандидатов, прямая коммуникация.

Эти выборы войдут в историю за счет одного приятного явления: информационный "центр тяжести" был перенесен с политической рекламы и газетных комментариев на дискуссии кандидатов, анализ предложения партий и их деятельности, а также прямую коммуникацию между избирателем и кандидатом, как личную, так и в интернете (Twitter, социальные сети, портал gudrasgalvas.lv).

Эти тенденции выгодны партиям

а) у которых нет больших проблем с репутацией,

б) нет больших проблем с человеческими ресурсами (большинство кандидатов способны думать и аргументировать, говорить без агрессии и напыщенности),

в) которые внутренне демократичны, а не ориентированы на централизованные клише коммуникации (реклама, которая при прямом общении выглядит глупо, искусственно и неоригинально).

В этом году влияние дискуссий было особенно большим. На них можно было увидеть, кто из кандидатов сумел измениться и приспособиться к новым требованиям аудитории.

Условия честной конкуренции нельзя распространить, например, на дебаты Первого Балтийского канала. Одна из нелатышских партий, ЗаПЧЕЛ, была брутально выдавлена из многих русских СМИ. О них говорили только их же главные конкуренты — ЦС и ЗЛЛ. Поэтому я не могу согласиться с теми, кто положительно воспринял плохой результат ЗаПЧЕЛ. Мне кажется, это больше свидетельствует о коррупции в среде нелатышских СМИ.

4. Месть травмированного общества.

Выборы 2 октября останутся в памяти как момент, когда избиратели решили отомстить тем, кто не оправдал их надежды в течение четырех лет. Люди забыли некоторые детали, но не второе правительство Калвитиса, протесты и экономический кризис. Значительная часть избирателей и на этот раз с большой серьезностью и чувством ответственности наказала тех, кого считала главными виновниками. Тем более, что они очень удобно собрались в одной партии, пригласив туда разные одиозные личности. Избиратели поддержали главных конкурентов этих "виновников".

5. Межэтническая охота на избирателя.

Еще одна положительная тенденция — все большее число партий стремится расширить этнические и языковые границы своего электората. Наиболее явно — ЦС, который разместил очень много рекламы на LTV-1, то ли пытаясь привлечь латышских избирателей своими социал-демократическими установками, то ли приучая аудиторию к мысли, что ЦС может войти в коалицию. Самореклама Вентспилса и реклама СЗК за несколько дней до выборов в весьма агрессивной форме мелькали на ПБК вместе с роликами ЦС и ЗЛЛ. Ближайший социологический опрос может показать, каким был этнический профиль электората каждой партии. Но сама тенденция свидетельствует о хороших процессах: исчезает негативное разделение между т.н. "латышскими" и "русскими" партиями.

6. Исчезновение "непримиримой оппозиции".

В 2010 году у крупнейших партий почти исчезли границы позиции/оппозиции. Если еще год назад коалиция между "латышскими" и "русскими" партиями была чем-то невероятным, то теперь неофициальный картель латышских партий исчез.

7. Конец эры промывки мозгов.

Если сравнить результаты ЗЛЛ и ТБ/ДННЛ/VL, становится ясно, что опыт выборов 2009 года, когда партии, потратившие больше всех, не набрали 5%, не был отдельным случаем. Речь идет о более глубоких общественных процессах. Наконец у значительной части общества выработался иммунитет к агрессивной промывке мозгов.

СМИ сообщают, что ЗЛЛ пытается понять, почему их не поддержали 30-40% избирателей. Осмелюсь предложить свое объяснение. Мне кажется, ЗЛЛ надо радоваться своим 8% потому, что:

1) Объединение партий было стратегически невыгодно ЛПП/LC.

В конце 2009 года, когда после возвращения Андриса Шкеле низкий рейтинг НП не изменился, стало ясно, что Народная партия — политический труп. В этих условиях для НП было вполне естественно искать союзников для совместного старта на выборах. Но я до сих пор не понимаю, зачем на это подписалась ЛПП/LC. Очевидно, соблазн проглотить очередную "has-been партию власти" вместе с ее олигархом оказался настолько большим, что никто не просчитал риск запора.

Результат не был неожиданным: фактор НП (Шкеле, Демакова) мешал Шлесерсу собрать дополнительные голоса нелатышей. А НП мешали ассоциации со Шлесерсом, ЛПП/LC и нелатышами.

2) Катастрофа с "человеческими ресурсами".

Не сомневаюсь, что в ЛПП/LC и НП где-то на пятом плане есть умные, незапятнавшие себя люди, которые умеют общаться без агрессии и напыщенности. Я даже их знаю. Но во время выборов их хорошенько спрятали. Вместо них на первом и втором плане были члены партий, у которых есть проблемы с репутацией и коммуникацией. Проблема была в том, что лучшим людям не давали слова, так как в своей риторике они были бы слишком независимыми от генеральной линии. Упаси боже, если бы они прошли в Сейм, где способность думать самостоятельно — это большой минус!

3) Вера в магию.

Если ЗЛЛ действительно рассчитывал на 30-40 мест в парламенте, они, вероятно, живут в магической реальности. То, что действует во время экономического роста, не работает в условиях, когда избиратели нашли виноватых. Не зря кампанию ЗЛЛ так часто пародировали, а против ее авторов был организован чуть ли не психологический террор.

4) Мелкое жульничество.

Особый признак кампании ЗЛЛ — удивительно мелкое мошенничество. Начиная с почти идентичных названий партий и обществ и заканчивая дискуссиями на LNT, согласованными клипами "сторонников" на Латвийском радио и плакатами Озолиньша в последний день перед выборами.

5) Отсутствие своего убедительного предложения.

Тезис ЗЛЛ "Будем зарабатывать, а не экономить" не сопровождался убедительной программой. На теоретическом уровне с ним были согласны и другие партии. В результате больших отличий в экономике между ЗЛЛ и "Единством" не было. Если нет разницы, зачем голосовать за того, у кого репутация хуже?

6) Отсутствие коммуникационной альтернативы

Можно было бы предположить, что ЗЛЛ отважится на рискованный шаг "сожаления о старых грехах". После этого партии нужно было бы предложить просто фантастический план на четыре года. Но проблема в том, что это должно вызывать доверие. Каждый раз, когда дают слово Шкеле, Шлесерсу или кому угодно из ЗЛЛ, понятно, что самокритика и самоанализ, мягко говоря, не являются их сильной стороной. Поэтому общее впечатление могло быть комичным. Второй возможностью была полная замена "старых лиц" на убедительных молодых политиков, но с таким багажом и это вряд ли принесло бы больше голосов. К тому же, в 2010 году "убедительный политик" означает — "самостоятельно мыслящий политик". А с точки зрения партийных нянек — это рискованно.

Сокращенный перевод DELFI

Комментарии